Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Аналитика человеческого бытия: введение в опыт самопознания. Систематический очерк

ЛИЧНОСТЬ И ЭКЗИСТЕНЦИЯ

ЛИЧНОСТЬ: УСИЛИЕ БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ

Человеком мало родиться — им еще нужно стать, «ибо такой вещи как человек, являющийся человеком только благодаря самому себе, не существует» <...> «человек сбывается только в со-бытии истины как требующийся для него» [Хайдеггер 1993:236].

С того момента в истории человечества, когда задача воспитания и обучения стала осознаваться как особая и важнейшая для становления человека (вплоть до того, что невоспитанный особым образом собственно и человеком не считался), с этого момента возникает понимание основной апории (и двусмысленности) человеческого бытия. Возникает двусмысленность имени «человек»: человек как некоторая естественная данность (вот он — человек!) и человек как задание — задание стать человеком, принять на себя обязательство вести себя по человечески . Собственно и философия (по крайней мере в ее греческом варианте) помимо прочего возникает для решения этой задачи осмысления должного, как стать истинным человеком, т.е. как этика. Наша формула человека <«существо способное разумно стремиться к идеально долж- ному»> именно об этом. Если мы спросим, как и благодаря кому человек становится человеком, то ответ будет очевиден: только благодаря тому, что человеческое существование происходит лицом-к-лицу с другим человеком и Богом. Но прояснилось это обстоятельство много позже возникновения самой проблемы становления человеком. Первоначально осмысление личностного бытия целиком совпадало с этической проблематикой, с пониманием человека как нравственного существа.

Возвращаясь к истокам, заметим сколь важное значение придавал становлению человека (воспитанию и обучению) Платон. В диалоге «Протагор» Сократ толкует стих Симонида, где есть слова: «Трудно стать человеком поистине добрым» (в смысле: «добротным» — как в выражении «добрый молодец»). Сократ говорит, что быть добротным означает быть в трудном и постоянном становлении быть собой (быть/стать хорошим врачом, быть/стать знающим и т.д.). Это становление самим собой никогда не завершается каким-то раз и навсегда завоеванным состоянием (присвоенной себе сущностью). Добротен лишь тот, что стоит на этой позиции становления. Трудно стремиться стать

Термины «данность» и «задание» для характеристики двойственности человеческого бытия использует Г. Флоровский. [Флоровский 2002 («Тварь и твар- ность»)].

добротным, а стать им доступно лишь богу — примерно такова здесь позиция Сократа.

Сократ и Платон не проявляют здесь особой оригинальности в понимании человека свободными греками. Известная поэтическая формула Пиндара (греческого поэта 522/18 — 448/38 до н. э.) гласит: «Стань тем, кто ты есть, обучаясь». Хотя концепта личности (как инстанции отвечающей за становление) у греков не было, а потому ситуацию указанного выше различения, они проводили с большим трудом, но проблема осознавалась вполне. У Парменида эту проблему можно узнать в его призыве «ты это обдумай!», а у Гераклита в требовании «пробудись!». Этому принципу «возвращения к самому себе» вполне соответствует понимание обучения у Платона как припоминания (см. «Менон»). В той мере, в которой греческая философия вменяла человеку этические качества, она фактически признавала различение между человеком как данностью и усилием быть человеком, т.е. личностью .

Осознаем всё неудобство использовать одно и то же имя «человек» для осмысления двух принципиально разных ситуаций: данности и задания. Различие ситуаций можно зафиксировать двумя вариантами постановки вопросов: «Что есть человек?» / «Как это быть человеком?» (Вплоть до Канта значение этого различения полностью не осмыслялось, хотя у него же оно фактически обозначено в трех из четырех «великих вопросов»). Указанное «неудобство» чревато и всегда приводило к путанице в понимании того, что в человеке «от природы» и что «от воспитания», как задание влияет на данность и наоборот. Можно поставить совсем «неудобный» вопрос, а может быть действительно главное в человеческом бытии это задание, а вовсе не его природа (сущность)? Может быть действительно человек становится подлинно человеком, только выполняя определенное задание, в своей же природной (рожденной) данности он только возможность человека или даже «человеческое животное»?

К размышлению предлагается следующее обстоятельство. По факту в истории никто с человеческой данностью (особью) не считался. Считались только с тем, кем кто-то стал. Современный гуманизм меняет установку, придавая особое значение «естественным» правам человека.

Но это приводит к очень странными последствиями.

Для того, чтобы помыслить указанное различие, христианская антропология предложила различать в человеке особую инстанцию личности. Это инстанция, которая непосредственно отвечает (несет ответственность!) за становление человека (в том числе и за его становление христианином). Если мы переосмыслим греческое понимание человека

84 Заметим, что качество умения и усилия быть, которые изначально были положены (в данной работе) в основание понимания человеческого бытия — характеризуют человека именно как личность.

  • (согласно поэтической формуле Пиндара) в христианском духе, то тогда вполне разрешается парадокс становления как «возвращения к самому себе»: Стань тем, кто ты есть в согласии с замыслом Бога о челове-
  • 85

ке . Таким образом, для осмысления человеческого бытия в его динамике нам необходимо соединить три фактора: смысл человеческого бытия (зачем человек вообще существует), человеческую данность и стремление человека к совершенствованию (к идеально должному).

Еще раз замечу, ничто не обязывает нас использовать концепт личности. Можно довольствоваться двусмысленным именем «человек» (или человеческий индивид). Но это всегда будет вести к путанице в описании становления человека и даже к непониманию его специфической природы (как изначально дарованной ему свободы).

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы