Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Аналитика человеческого бытия: введение в опыт самопознания. Систематический очерк

АНТИНОМИЯ ЖИВОГО УЧАСТИЯ И ЭТИЧЕСКОГО ПРИНЦИПА

Здесь и далее следует иметь в виду, что самоотверженность далеко не всегда буквально означает жертву собой ради Ближнего. В этическую норму входит то, что жертва собой (своим частным интересом) происходит не только и не столько ради Другого, но ради принципа, ради

Общего Блага. В этом состоит формальный смысл этики Канта. Заметим, что этика долга и ответственности, как правило ориентирована на исполнение принципа (императива), а нравственность и мораль в большей мере связаны с конкретным живым участием. Этический принцип и живое участие могут не только не совпадать, но вступать в острый конфликт.

Этот конфликт неизбежно возникает в отношении воспитуемых родителями детей. Если в отношении младенца «законно» только живое участие (любовь), то малышам уже дают знать о принципах. «Жалко пороть — говорит отец, — но надо!» И далее трудно найти ситуацию между близкими людьми, в которой бы не обнаруживался конфликт между непосредственным нравственным переживанием, моральной оценкой и этическим принципом. Эта же антиномия участия и принципа всегда присутствуют в сфере правоотношений. Принцип в виде общего закона всегда формален, он предлагает общую мерку для разных людей, и потому часто несправедлив. Иной раз вопрос так и стоит: закон или справедливость?

Должны ли мы ждать от врача, чтобы он сочувствовал больному или же достаточно, чтобы он исполнял клятву врача, действовал в соответствии с профессиональным долгом? Должен ли учитель любить своих учеников или просто хорошо учить? Эти вопросы касаются жизненных ситуаций, в которых наиболее ярко проявляется несовпадение и даже конфликт уровней этики. Поставленные вопросы относятся в разряду нормативно неразрешимых (они содержат в себе антиномичные требования). Мы не можем требовать от врача и учителя живого участия (также как не можем требовать от кого-то любви), но можем ждать. И даже сформулировать в негативной модальности этическое правило: желательно, чтобы этические принципы не порывали связи с живым нравственным участием.

Преимущество, но и великий риск этики относительно своих онтогенетических предшественников (нравственности и морали) состоит в том, что этика ориентирует сознание и поведение на принцип (не убий, не укради и др.), т.е. на должное как таковое. Риск состоит в том, что этический принцип может оторваться от своей нравственной основы. В этой связи показательно, что великие моральные принципы формулируются в негативной модальности. Тем самым принцип указывает на свою нравственную основу, прямо не называя её.

Что происходит с этическим принципом, если он отрывается от живого участия? Принцип, оправдывая себя Общим Благом, становится Законом и законом часто безжалостным, а значит безнравственным. Здесь происходит полный отрыв нормативного плана этики от его экзистенциального плана. (В истории это происходило сплошь и рядом).

Вл. Соловьев в работе «Жизненная драма Платона» показывает эволюцию этической позиции Платона, которая шла от живого причастия судьбе своего учителя Сократа, к совершенно безжалостному содержанию его позднего произведения «Законы». Соловьев рассматривает эту эволюцию как полную измену исходным принципам его «диалектической этики».

Этот отрыв принципа от нравственности особенно характерен для политики. П. Рикёр характеризует эту ситуацию как противостояние этики и морали (Цит. соч.). Тираны всегда оправдывали свою жестокость (и просто злодеяния) высшими интересами нации, т.е. общим благом в их понимании. Та же самая проблема постоянно возникает в сфере права, в соотношении закона и его исполнения.

Но и наоборот. Отрыв нравственного начала от этического принципа столь же чреват деформацией моральных устоев. Мать, движимая заботой о ребенке (в этом её трудно упрекнуть), может быть совершенно беспринципна и потому безучастна к судьбе всех остальных детей. Забота о Ближнем в своей исключительности может быть столь же безрассудной, бессовестной и аморальной, в какой следование норме закона (голому принципу) — жестокой и безнравственной.

Только оставаясь в связи со своей нравственной основой, т.е. совестью, этический принцип обнаруживает трансцендентальный источник всего морального сознания (что ответственно подчеркнули Платон и Кант).

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы