Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История государства и права зарубежных стран: Избранные памятники права. Древность и Средневековье

Преступления и наказания

Пожалуй, нигде так ярко не проявился новаторский характер Эклоги, как в регулировании преступлений и наказаний. Титул XVII Эклоги закрепил специфические черты уголовного права Византии.

О значимости данного раздела свидетельствует и тот факт, что по своему объему данный титул занимает около одной пятой всего документа. Титул XVII был использован при составлении Закона судного лю- дем и иных правовых документов.

Несмотря на довольно высокий уровень юридической техники, для Эклоги характерно отсутствие абстрактных определений, в том числе общего понятия преступного деяния, а также четких границ между преступлением и деликтом (ст. 7—9). Нормы титула XVII в основном носят казуистический характер.

В то же время, анализируя положения Эклоги о преступлениях и наказаниях, можно выявить отдельные институты так называемой Общей части уголовного права.

В частности, на примере поджога (ст. 41) в Эклоге хорошо показаны отличия виновного деяния (с формой вины в виде умысла и неосторожности) от абсолютно невиновного причинения вреда {казуса). Среди обстоятельств, исключающих и смягчающих ответственность, выделяются возраст преступника, незначительный размер ущерба. Так, малолетние (до 12 лет) участники такого тяжкого с точки зрения Эклоги преступления, как гомосексуализм (мужеложство), не привлекаются к ответственности, так как «они из-за малолетства не знали, что с ними делали» (ст. 38). К отягчающим ответственность обстоятельствам относились рецидив, значительный размер ущерба, публичный и дерзкий характер совершения преступления (ст. 10, 11,41, 45, 49, 50). Эклоге был известен и институт соучастия (ст. 24, 28).

Как уже отмечалось, стремление византийского законодателя неукоснительно следовать христианской морали, для которой нет различия «между рабом и свободным, варваром и эллином», привело и к определенной «демократизации» норм Эклоги о преступлениях и наказаниях: в большинстве случаев нет прямой зависимости назначения наказания от сословного статуса преступника. И все же этот принцип проводится не всегда последовательно (титул XVII ст. 11, 12, 22, 29, 49).

Говоря о классификации преступлений, следует отметить, что на первом месте в Эклоге стоят две группы наиболее опасных правонарушений: преступления против религии и церкви и преступления против государства.

Наиболее тяжкими преступлениями против религии с точки зрения Эклоги являются колдовство и знахарство (ст. 43), а также ересь (ст. 52), влекущие за собой смертную казнь[1].

Примечательно, что отречение от христианской веры византийских воинов, попавших в плен, не образует состава преступления по светскому праву: вопрос об ответственности в данном случае должен был решать церковный суд (как правило, суд епископа) (ст. 6). Учитывая психологическое и духовное состояние лица, он мог назначить лишь наказание по церковному праву в виде покаяния (епитимьи). Столь гуманное отношение к лицам, отрекшимся от христианской веры, во многом объясняется стремлением византийского законодателя поддержать «боевой дух» воинов-христиан в чрезвычайно сложной внешнеполитической обстановке, связанной с нашествием арабов.

К преступлениям против религии и церкви в Эклоге относятся также избиение клириков (ст. 4), кража из алтаря (ст. 15), клятвопреступление (ст. 2), разграбление могил (ст. 14), связь с монахиней и с крестницей (ст. 23, 25), изготовление амулетов (ст. 44) и др.

В тесной связи с религиозными преступлениями в Эклоге находятся преступления против государства. Такие тяжкие преступления, как восстание (политический мятеж) и покушение на императора, в значительной мере носили и религиозный характер, поскольку византийский император рассматривался как хранитель всего христианского мира и Вселенской Церкви. Не случайно поэтому согласно ст. 3 титула XVII подобного преступника надлежало «в тот же час предать смерти как намеревающегося все разрушить». К государственным преступлениям относилась и государственная измена, также караемая смертной казнью (титул XVII, ст. 53).

В Эклоге рассматривается целый ряд преступлений против личности: убийство, нанесение телесных повреждений, похищение и продажа свободных людей, изнасилование, клевета и др. (ст. 42, 45—51 титула XVII). Обращает на себя внимание тот факт, что убийство раба хозяином наказывалось лишь в том случае, если оно было совершено умышленно: «...если владелец раба неумеренно его истязал, или отравил его ядом, или его сжег...». При смерти же раба от побоев хозяин не нес никакой ответственности (ст. 49).

В духе христианских заповедей значительную группу в Эклоге образуют преступления против семьи и нравственности. К ним относились не только запрещенные Библией так называемые содомские грехи, такие как зоофилия (скотоложство) и гомосексуализм (мужеложство), но и кровосмешение, прелюбодеяние, двоеженство, половые отношения вне брака, аборт и др. Эти преступления, как дерзкое попрание христианской морали, карались тяжелыми наказаниями, как правило смертной казнью, членовредительскими либо телесными наказаниями (титул XVII, ст. 19—22, 27—29, 32—39).

В Эклоге содержится и ряд преступлений в сфере экономики: кража (ст. 10—13), фальшивомонетничество (ст. 18) и др. Наиболее тяжкими преступлениями против собственности являлись умышленный поджог (ст. 41) и разбой (ст. 50), караемые смертной казнью. Несмотря на то что с утверждением христианства постепенно исчезает распространенная в Древнем Риме смертная казнь в виде распятия, Эклога во многом повторяет положение Дигест Юстиниана, устанавливая для разбойников квалифицированную смертную казнь в виде распятия на фурке (станке для пыток и казней) «в том месте, где захвачен». Тем самым с помощью публично совершаемого и устрашающего наказания византийский законодатель стремился не только наказать виновных, но и предотвратить совершение в будущем подобных тяжких преступлений.

В ст. 5 титула XVII устанавливается наказание за самосуд — один из видов преступлений против правосудия.

Одной из отличительных черт византийского уголовного права является жестокость наказаний. Значительный круг преступлений в Эклоге предусматривает смертную казнь в квалифицированной форме: в виде отсечения головы мечом (наиболее распространенный вид смертной казни), сожжения и даже распятия на фурке (титул XVII, ст. 33, 38, 41—43, 45, 50, 52, 53). Суровость наказаний во многом объясняется, с одной стороны, сложившейся традицией в постклассическом римском праве (Дигесты Юстиниана, книги 47—48), а с другой — сложной внутриполитической обстановкой в Византии VIII в., политикой императоров-иконоборцев.

В то же время можно говорить об определенной гуманизации наказаний в Эклоге по сравнению с римским правом. Так, за целый ряд преступлений, которые ранее карались смертной казнью, здесь устанавливались лишь телесные и членовредительские наказания (в виде битья плетью, отсечения руки, отсечения носа, отрезания языка, ослепления, оскопления, острижения наголо и др.). Представляется, что формирование столь широкой системы членовредительских наказаний в уголовном праве Византии, являющейся одной из его наиболее ярких, характерных черт, во многом происходило под влиянием обычного права восточных провинций. Нередко наказание назначалось по принципу «символического талиона».

Наряду со смертной казнью, телесными и членовредительскими наказаниями Эклога закрепляет также наказания в виде изгнания, штрафа, конфискации имущества. Предложенная Эклогой система наказаний вошла в более поздние памятники византийского права и просуществовала вплоть до падения Константинополя в 1453 г.

  • [1] К еретикам, представлявшим собой в то время довольно мощную оппозицию государству и церкви, Эклога относит манихеев и монтанистов. Манихеи — последователиучения гностицизма (одной из ранних ересей, представлявшей собой попытку соеди
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы