Специфичность ресурсов, доверие сторон контракта и проблема вымогательства

Одна из важнейших характеристик сделки — это природа капиталовложений, которые осуществляют участники сделки.

Понятие специфичности ресурсов было введено в экономическую теорию Г. Беккером в 1964 г. применительно к инвестициям в человеческий капитал. Если ресурс представляет интерес для многих производителей и его рыночная ценность мало зависит от того, где он используется, то это ресурс общего назначения.

Специфическим же называется ресурс, который в случае прерывания сделки не может быть использован в других проектах без ущерба для своей экономической ценности. О мере специфичности ресурса можно судить по тому, насколько сократится ценность ресурса при его использовании в другом месте.

Принято выделять следующие виды специфичности ресурсов.

Специфичность местоположения (site specificity) связана со слишком большими издержками перемещения ресурса. Предполагать наличие специфичности местоположения можно, если предприятия находятся в географической близости одно от другого. Примером специфичности местоположения служит электростанция, построенная в непосредственной географической близости от угледобывающей шахты. Подобное расположение позволяет экономить на транспортных расходах и издержках, связанных с хранением запасов угля.

Специфичность физических активов (physical asset specificity) возникает, когда стороны (одна из сторон) осуществили инвестиции в оборудование с определенными характеристиками, которое имеет меньшую ценность при его использовании в других проектах. Пример — печи электростанций, которые обычно рассчитаны на определенный тип угля (с определенными влажностью, содержанием серы, химическим составом).

Специфичность человеческого капитала (human asset specificity) предполагает, что в результате обучения на рабочем месте работники накапливают специальные навыки, которые позволяют производить товары и услуги более эффективно, чем это делают такие же работники, но не обладающие специфическим человеческим капиталом. Примером специфического человеческого капитала может служить знание менеджером административных особенностей и управленческой культуры фирмы, в которой он проработал много лет. Эти специфические знания имеют ценность только для данной фирмы и обесцениваются, если управляющий теряет работу в данной фирме, например, в результате враждебного поглощения управляемой им компании.

Специфичность целевых или «предназначенных» активов (dedicated assets) означает капиталовложения в ресурсы общего назначения, которые, однако, могут оказаться предназначенными для единственного пользователя. Поставщик осуществляет эти капиталовложения в надежде продать значительное количество продукции определенному покупателю. Если контракт расторгается, то у поставщика остаются значительные запасы, поскольку спроса на них со стороны других покупателей нет. Такая же ситуация может сложиться и на стороне покупателя.

Временная специфичность (temporal specificity) представляет собой характеристику инвестиций, для которых существенное значение имеет координация производства (например, при производстве скоропортящихся продуктов питания, срок годности которых усложняет координацию производства, а система оперативных поставок становится решающим фактором). Ценность ресурсов, не поставленных вовремя, существенно снижается.

Специфичность репутации, торговой марки (brand name specificity) отражает невозвратные инвестиции в их создание, которые потеряют свою ценность, если товары или услуги фирмы окажутся ненадлежащего качества.

Экономический агент, осуществивший инвестиции в специфические активы, оказывается в уязвимом положении. За пределами данной сделки его специфические инвестиции теряют свою ценность, для других экономических агентов они не представляют такой же ценности. Если сделка не исполняется, то сторона, осуществившая специфические инвестиции, теряет свои вложения. В том случае, когда сторона, осуществившая специфические инвестиции, оказывается «запертой» в сделке со своим партнером, возникает опасность оппортунистического поведения со стороны этого партнера, что проявляется в вымогательстве. Подобная зависимость зачастую бывает двусторонней. До заключения сделки экономический агент сталкивается с большим числом продавцов, и у него есть возможность выбора, однако после заключения контракта конкурентные отношения сменяются отношениями двусторонней монополии, если осуществляются инвестиции в специфические для данной сделки физические или человеческие активы.

Привлекательность инвестиций в специфические активы состоит в снижении издержек производства и тем самым в обеспечении дополнительного дохода. Именно этот дополнительный доход, который возникает при объединении специфических ресурсов и носит название «квазирента», является целью оппортунистического поведения. У партнера стороны, осуществившей специфические инвестиции, открылась возможность «вымогать» большую часть излишка, создаваемого специфическим ресурсом, посредством угрозы расторжения сделки.

Вымогательство (hold-up) представляет собой вид оппортунистического поведения, возникающего после заключения сделки, суть которого состоит в перераспределении квазиренты, и ущемляющего интересы стороны, которая провела специфические инвестиции. Вымогательство часто принимают форму «неуловимого» оппортунистического поведения, которое не нарушает условий формального контракта.

При объединении интерспецифических ресурсов, т.е. специальных взаимодополняемых, взаимно уникальных ресурсов по отношению друг к другу, максимальная ценность которых достигается только в данной фирме, проявляется сверхсуммарный эффект, который и служит источником квазиренты. Эта квазирента делится между собственниками специфических ресурсов. Когда экономический агент принимает решение о входе в отрасль, он сравнивает доход, который получит, с инвестициями, которые ему необходимо осуществить. Соответствующая часть дохода, превышающая минимальное количество, необходимое, чтобы привлечь фирму в данную отрасль, — это и есть рента, которая возникает, как правило, на ограниченный ресурс, причем ограничения могут быть как естественными, так и искусственными. Однако когда инвестиции уже проведены, доходы могут оказаться ниже, чем предполагалось. Они могут даже не окупать вложений капитала, которые осуществил экономический агент.

Квазирента — часть дохода, превышающая минимальное количество, необходимое для того, чтобы удержать производителя в данной отрасли; разница между доходом фактора при его использовании в данном месте и доходом при его альтернативном наилучшем варианте использования. В качестве примера можно привести сталелитейный завод, расположенный поблизости от энергетического предприятия и осуществляющий инвестиции, которые зависят от того, сможет ли завод покупать энергию по определенной цене. После проведения инвестиций, которые имеют безвозвратный характер, энергетическое предприятие может поднять цену на энергию, и сталелитейный завод все равно будет работать, поскольку предельные выгоды, даже при более высокой цене энергии, будут превышать предельные издержки, несмотря на то, что безвозвратные инвестиции при этом не окупятся.

Рента — излишек по сравнению со средними общими издержками.

Квазирента — излишек по сравнению со средними переменными издержками. В конкурентной экономике рента — явление преходящее, а квазирента — явление довольно распространенное. Она создается всегда, когда осуществляются невозвратные специфические капиталовложения. Квазирента по своей величине может быть или равна ренте, или меньше ренты, но она не может превышать ренту. Для того чтобы удержать фирму в данной отрасли, достаточно более низкого дохода по сравнению с тем, который необходим, чтобы привлечь ее в данную отрасль. Разница между ними возникает из-за наличия издержек, которые фирма (или работник) несет при входе в отрасль и которые она не может вернуть, если уходит с этого рынка.

Плата за приносимую квазиренту — это повышенная рискованность специальных капиталовложений, необходимость поиска дополнительных гарантий от нарушения партнером своих обязательств. Квазирента может быть экспроприирована, а владелец не будет извлекать фактор из данной сферы его использования.

Способами экспроприации квазиренты могут быть:

  • нелегальный, например, рэкет со стороны криминалитета;
  • легальный, который владельцы специализированных ресурсов применяют, когда специфический ресурс зависит от другого ресурса, который в некотором роде уникален. Когда владелец этого уникального ресурса изымает своей ресурс, а субституты либо очень дороги, либо более низкого качества, тогда происходит изъятие квазиренты, приходящейся на другие специфические ресурсы.

Существует и еще один тип зависимости, который связан с асимметрией информации. В этом случае экспроприация квазиренты может произойти, если результаты деятельности сложно измерить и трудно предотвратить недобросовестную работу, при этом близкие субституты могут быть вполне доступны. Например, неквалифицированный работник ставит под удар репутацию фирмы и ее специфические капиталовложения в торговую марку.

Присвоение квазиренты связано с затратами ресурсов и не создает никакой ценности, а лишь перераспределяет ее. Угроза вымогательства со стороны партнера — серьезное препятствие на пути специфических инвестиций. Если не найти способа предотвращения экспроприации квазиренты, тогда экономические агенты не будут вкладывать средства в специфические ресурсы.

Проблема вымогательства возникает и из сочетания специфичности ресурсов и неполноты контракта. Озабоченность этими проблемами ведет к неэффективному использованию ресурсов. Так, фирмы, опасаясь, что осуществленные инвестиции сделают их уязвимыми в отношении вымогательства, отказываются от капиталовложений в специфические ресурсы. Решить проблемы, возникающие вследствие опасности вымогательства, помогает правильный выбор типа контракта и способа организации сделки.

Однако возможны и другие решения проблемы вымогательства, связанные с взаимным доверием сторон.

Теория трансакционных издержек базируется на том, что экономического агента, который может повести себя оппортунистически после заключения сделки, трудно определить до того, как сделка заключена, и те, кто выбирает тип контракта и способ организации сделки, должны постоянно помнить о потенциальной возможности вымогательства со стороны партнера по сделке. В этой экономической теории основное внимание уделяется гарантиям выполнения соглашения или их отсутствию и проблемам, возникающим в связи с этим, а не доверию или его отсутствию.

В реальной хозяйственной жизни по мере общения партнеров появляются условия для оппортунистического поведения и всякий раз, когда партнер ими не пользуется, между сторонами возрастает доверие, которое способно привести к отказу от более жестких форм гарантий при прочих равных обстоятельствах. Возникновение доверия требует определенного времени, поэтому чем более длительны отношения, тем выше станет уровень доверия.

Выделяют следующие виды доверия.

«Доверие к договору» («контрактное доверие», contractual trust) — соблюдение каждой стороной устных или письменных договоренностей, которые могут даже не быть зафиксированы в письменном договоре, а соответствуют обычаям делового оборота. При этом чем в большей степени стороны полагаются на устные договоренности, а не на формальные условия контракта, тем выше уровень «доверия к контракту».

«Доверие к компетенции» партнера (competence trust) ожидание того, что партнер достаточно компетентен в техническом и управленческом отношении, чтобы выполнить свои обязательства.

«Доверие к доброй воле» партнера {goodwill trust) неопределенный тип доверия, относящийся скорее к взаимному ожиданию партнерами того, что их контрагент готов пойти им навстречу, сделать больше, чем формально предполагается. Например, утаивание технологической информации, которая может определить коммерческий успех или провал рискованного проекта, — это оппортунистическое поведение с точки зрения доверия к доброй воле, но такие действия не будут считаться оппортунистическим поведением с точки зрения «доверия к контракту», если партнеры не договорились о передаче соответствующей информации.

Проблема доверия может быть проиллюстрирована в экономической теории игрой «дилемма заключенных» или ее односторонней версией. Экономисты предлагают ряд решений этой односторонней «дилеммы заключенных», которые состоят из некоторых изменений игры, побуждающих игроков выбрать стратегию, приводящую к взаимовыгодному результату. Логика экономических решений заключается в следующем: если индивидуальные стимулы заставляют выбрать стратегию, дающую некооперативный результат, то именно стимулы можно использовать для того, чтобы побудить игроков к сотрудничеству. Таким образом, в экономической теории экономический агент может считаться заслуживающим доверия, если у него нет стимулов к тому, чтобы воспользоваться доверием других лиц. И наоборот, можно с уверенностью ожидать, что при «соответствующих стимулах» даже надежный партнер не оправдает доверия.

Существуют четыре основные категории решений дилеммы, возникающей в игре «доверие», предложенные экономистами.

Изменение предпочтений игроков. В этом случае вводятся внешние или внутренние изменения предпочтений игроков, так что игроки хотят сотрудничать, а не следовать недальновидной стратегии максимизации собственной выгоды. При экзогенных изменениях предполагается, что агент предпочитает оправдывать доверие, поскольку в противном случае он будет испытывать стыд (это внешняя санкция); при эндогенных изменениях вводится эмоциональная предрасположенность к сотрудничеству, которая порождает чувство вины за обман, что предполагает интериоризацию игроком норм, запрещающих получать выгоду за счет другого игрока.

Подписание явного контракта. Другой путь решения проблемы в игре «доверие» — подписание явного обязательного для сторон контракта, защищенного третьей стороной и требующего, чтобы игроки выбрали набор стратегий «доверять — оправдать доверие». Эти контракты могут принимать одну из двух форм: контроль с наказанием или контроль со стимулированием. При этом контроль будет связан с издержками, стимулы могут искажаться, а принуждение третьей стороной требует, чтобы действия агента были наблюдаемы и поддавались контролю.

Использование неявного социального контракта. К этой категории относятся, к примеру, модель самовыполняющегося соглашения Л. Телсера и модель репутации. Эти решения требуют, чтобы взаимодействие было повторяющимся или долгосрочным.

Повторяющееся взаимодействие. В данном решении предлагаются две стратегии для наказания игроков, которые отказываются от сотрудничества: стратегия «око за око» и стратегия «спускового крючка». В соответствии со стратегией «око за око» игроки сотрудничают в первом раунде, а затем выбирают стратегию, которой придерживался другой игрок в предшествующем раунде игры. В соответствии со «стратегией спускового крючка» игрок сотрудничает до тех пор, пока другой игрок не откажется от сотрудничества, а затем первый игрок отказывается от сотрудничества во всех последующих раундах игры. При обеих стратегиях у игроков есть стимул к сотрудничеству до тех пор, пока они ожидают, что сотрудничество продолжится в следующем периоде, выгода от сотрудничества значительна, а выгода от обмана не слишком велика.

Проблема экономического подхода к доверию заключается в том, что, меняя структуру игры таким образом, чтобы создать у игроков стимул к сотрудничеству, экономисты устраняют уязвимость экономического агента к обману со стороны партнера, а тем самым устраняется и сама необходимость доверия. Так, О. Уильямсон проводит различие между «доверием, основанным на расчете» (calcu- lative trust) и «личным доверием» (personal trust). Доверие, основанное на расчете, рассматривается им как явное противоречие, предполагающее рациональную оценку выгод и издержек доверия. Личное доверие не предполагает сознательного расчета, а гарантируется лишь особыми личными отношениями, которым был бы нанесен серьезный ущерб, если бы был допущен расчет.

Институциональная среда оказывает большое влияние на выбор формы контракта, в первую очередь на потребность в тех или иных гарантиях при реализации специфических инвестиций. Сделки, которые выполняются в одной институциональной среде, могут оказаться нежизнеспособными в другой среде. Общество с высоким уровнем доверия будет реже прибегать к вертикальной интеграции для гарантий специфических инвестиций, чем общество с низким уровнем доверия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >