Эволюция технологических укладов и поведенческой экономики.

Поведение крупных социально-экономических систем в геопространстве и соответствующая геополитика в текущем столетии будет определяться столкновением цивилизаций в борьбе за тающие ресурсы, победить в которой можно только на основе новых технологий. Современный этап мирового общественного развития характеризуется интенсивным переходом к новому технологическому укладу. Именно страны, вырвавшиеся вперед в научно-технологической гонке, будут определять мировой порядок в обозримой перспективе. В содержательном плане смена технологических укладов в XX - XXI веке выглядит следующим образом [8]. Первую половину века определяли 3-й и 4-й технологические уклады, ведущими отраслями которых являлись металлургия, тяжелое машиностроение, автомобиле- и самолетостроение, электротехника, большая химия. Приоритет отдавался массовому производству и массовому образованию.

С 1970-х годов развитие ведущих стран и экономик определяет 5-й технологический уклад. Его ведущими отраслями считаются микроэлектроника, телекоммуникации, технологии работы с массовым сознанием, малотоннажная химия. Немаловажен тот факт, что в военной области к традиционным формам и театрам военных действий добавились информационное пространство и космос. Бурно развивающийся, особенно с начала XXI века, 6-й технологический уклад принципиально отличается от предыдущих тем, что, во-первых, его ядром выступает фундаментальная наука, во-вторых, в нем отсутствует какая-то отдельно взятая доминирующая технология.

Традиционно, рассуждая о технологических укладах, принято говорить преимущественно о методах промышленного производства. Однако данные уклады включают и технологии управления, и гуманитарные методы решения стоящих перед обществом задач. Конкурентоспособное поведение страны определяется всем комплексом технологий, а не только преимуществами моноотраслей (сырьевой, военно-промышленной и т.п.). К сожалению, приходится констатировать, что современная научно-техническая политика ставит своей целью не технологическое превосходство, а лишь интеграцию в мировое научное пространство. Это означает, что в России, в отличие от стран - технологических лидеров, наука рассматривается только как институт, потребляющий ресурсы, а не как ведущая производительная сила. Свидетельством этому является ряд иррациональных с точки зрения поведенческой экономики и государственного управления шагов: объединение в одном министерстве науки и образования; ликвидация РАН как самостоятельной научной структуры; кураторство научной сферы вице-премьером по социальным вопросам и др. Продолжение подобной политики может отрицательно сказаться на обеспечении безопасности и конкурентоспособности страны в целом.

Следует подчеркнуть, что последствия проводимой научно-технологической политики особо проявились в связи с введением в 2014 г. международных политико-экономических санкций против России, обострением ряда локальных конфликтов и глобального финансово-экономического кризиса. Вновь обозначился вопрос о слабости высокотехнологичного сектора российской экономики, ее места в мировом инновационном пространстве (в настоящее время доля нашей страны в глобальном валовом продукте составляет 2,9%, а в секторе высокотехнологичной продукции в 10 раз меньше - около 0,3%).

В мире за последние 30 лет произошел технологический рывок. Современные технологии, прежде всего информационные, позволили производить не только новые виды гражданской продукции, но и привели к созданию принципиально новых видов мощного информационного оружия, дистанционно воздействующего на человека. Россия не сумела адекватно вписаться в этот рывок, в результате чего резко потеряла авторитет и привлекательность в мире. По оценкам масштабного социологического опроса, проведенного в 2013 г. в 39 странах мира, к США хорошо относятся 63% жителей планеты, к Китаю - 50%, к России - 36% (и плохо 39%) [56].

Чтобы достичь необходимого уровня в рамках перспективного технологического уклада, России важно акцентировать поведенческие ресурсы на таких ключевых компонентах, как биотехнологии, новая медицина, нанотехнологии, новое природопользование, робототехника, высокие гуманитарные технологии. По оценкам ряда исследователей, приоритетными сферами противоборства в ходе развития этого технологического уклада будут сознание и нанопространство. При этом на первое место выходят гуманитарные технологии, которые по-

зволяют наиболее эффективно использовать потенциал отдельных людей, групп, социальных структур [55, с. 35-40].

В заключение данной главы следует еще раз подчеркнуть, что системообразующую основу управления формирует его мотивационная функция (мотивационное управление), главным содержанием которой является все, что непосредственно связано с поведением людей в процессе их взаимодействия и развития.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >