Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Банковское дело arrow Банковский менеджмент

Понятие и основы теории рисков и банковского риск-менеджмента

11.1. Теория и терминология риск-менеджмента и их проявление в сфере банковской деятельности / 11.2. Факторы и условия формирования банковских рисков / 11.3. Классификация банковских рисков

Формируемые компетенции

В результате освоения материалов, изложенных в гл. 11, у обучающихся формируются:

  • • общекультурные компетенции (OK): ОК-1, ОК-5, ОК-6, ОК-8, ОК-12;
  • • профессиональные компетенции (ПК): ПК-1, ПК-2, ПК-3, ПК-4, ПК-7, ПК-8.

Результаты освоения

Изучение и усвоение материалов, излагаемых в гл. 11, позволят:

знать:

• факторы и проявления рисков в банковском менеджменте, виды и классификации банковских рисков;

уметь:

• идентифицировать и оценивать проявления и последствия банковских рисков, применять способы их минимизации и компенсации;

владеть:

• методиками управления общими, рыночными и банковскими рисками.

Теория и терминология риск-менеджмента и их проявление в сфере банковской деятельности

Все явления, среды, события, процессы в окружающем нас мире всех масштабов (от минимальных до максимальных из доступных к изучению) сопряжены с рисками. Риски сопутствовали, окружали и окружают деятельность человека, его жизнь, существование во времени и пространстве, окружающей среде и его организме, семейных отношениях и политике, общественных движениях и технологических процессах постоянно и повсеместно. Риски могут происходить извне, из окружающей среды и могут формироваться внутри объекта или процесса. Риски присущи как хаотическим системам, что естественно, так и системам упорядоченным, системам неравновесным и равновесным. Полностью избежать всех любых рисков невозможно, даже с точки зрения воздействия агрессивных факторов окружающей среды, не говоря уже о внутренних процессах. Разнообразные, некоторые еще мало изученные официальной наукой поля, излучения и другие воздействия могут сформировать риски даже в изначально «чистых» космических и вакуумных технологиях. И только теоретические построения позволяют представить, как могут проходить безрисковые процессы.

Физика определяет, что если на какой-либо предмет не оказывать никакого внешнего воздействия, а его внутренняя структура останется абсолютно стабильной, то этот предмет будет находиться в состоянии покоя или равномерного прямолинейного движения. Ряд иных наук использует аналогичные допущения в так называемых робинзонадах, умозрительно отсекающих исследуемые процессы и явления от внешней среды.

Всеобщее, неограниченное во времени и пространстве распространение рисков предопределило повышенное внимание к ним практически всех наук, сфер деятельности, многочисленных специалистов. Это, в свою очередь, послужило основой и причиной множественных подходов к трактовкам самого понятия «риск». Вариации при этом очень значительны — от попыток сформулировать по возможности общее, всеобъемлющее определение, в большей или меньшей степени пригодное для идентификации любых видов и проявлений рисков, до специализированных формулировок рисков, нацеленных на конкретные, достаточно узкие сферы их формирования и реализации. В зависимости от науки, направления человеческой деятельности, среды, даже от жизненных ценностей отдельной личности понятия категории риска, а соответственно, и его определения значительно варьируются.

Применения группировок позволило свести многочисленные варианты трактовок риска к нескольким, наиболее общим и при этом наиболее полно отражающим сущность данной категории. Некоторые подходы, определения и трактовки явно дискуссионны. Так, концентрация внимания в первую очередь на исторической и экономической сущности категории риска в целом верна, но необоснованно ограничена. Сущность категории риска пракгически всеобща, но выделяется ее природная естественная сфера (космос, географические условия, климат, ресурсы, фауна, флора и др.), а также политическая, социальная, техническая, технологическая, организационная, финансовая и многие другие сферы. Вряд ли можно согласиться также с исторической периодизацией риска, с идеей, что риск как категория сформировался на низшей ступени эпохи цивилизации, на основе появления чувства страха перед смертью. Тем самым априорно освобождались от страха перед смертью и, соответственно, от риска жизнь, деятельность, взаимоотношения людей в эпохах дикости и варварства, бесстрашно встречавших и доблестно преодолевавших любые опасности и неожиданности, любые удары судьбы. Или, наоборот — на ранних стадиях развития люди абсолютно не осознавали опасность, не делали выбора между более или менее рискованными вариантами. И то, и иное допущение к истинам не отнесешь. Даже беглый взгляд на поведение животных, как диких, так и домашних, показывает их осторожность, стремление оценить обстановку, выбрать наиболее безопасный вариант действий, что представляет собой, по сути, проявление управления рисками, хотя и на инстинктивном уровне. Можно с уверенностью сказать, что риски и необходимость управления ими не сформировались на каком-либо этапе развития человечества, а сопровождали его всегда.

Выделяются следующие базовые варианты трактовки понятия «риск».

Достаточно часто риск определяется как конкретная опасность, угроза наступления каких-либо неблагоприятных, нежелательных событий, негативных последствий собственных или чьих-либо действий, например риск как опасность непредвиденных изменений, опасность потерь при наступлении определенных событий.

Еще одна трактовка риска, которую можно отнести к основным, базовым, — это неопределенность, т.е. трудность предвидения, прогноза исполнения наблюдаемого или управляемого процесса как по сценарию, так и по результату. Это такие определения риска, как неопределенность будущего, неопределенность, связанная с некоторым событием, неопределенность, связанная с событиями, которые трудно или невозможно предвидеть, степень неопределенности результата.

Довольно часто риск ассоциируется с неизвестностью, естественной или искусственной (секретность, зарегулированность, непрофессионализм) недостаточностью информации об исходных условиях, процессе, окружающей среде, потенциальном результате.

Содержание риска также сводят к неисполнимости, несоблюдению запланированного сценария процесса или ожидаемого его результата. К определениям риска этого типа можно отнести его трактовку как отклонение действительных данных от оценки сегодняшнего состояния и будущего развития.

Многие школы риск-менеджмента относятся к риску как к возможности, вероятности наступления чего-либо негативного, опасного, несущего угрозу. Здесь трактовки рисков варьируются очень широко — от общих до достаточно специализированных, конкретных. Применительно к банковской деятельности это вероятность потерь банком части своих средств, недополучения доходов или произведения дополнительных расходов в результате осуществления запланированных финансовых операций, вероятность случайного негативного изменения в связи с неопределенностью будущей ситуации, вероятность отклонения реальных происходящих событий от ожидаемых ранее или средних значений, потенциальная возможность наступления нежелательного события, вероятность того, что произойдет событие, которое неблагоприятно скажется на прибыли или капитале банка, возможная опасность потерь, вероятность возникновения убытков по сравнению с прогнозируемым вариантом, вероятность наступления какого-либо ожидаемого негативного события.

К числу наиболее древних подходов к понятию риска можно отнести вариативность, т.е. наличие ряда параллельных сценариев возможного развития процесса и реализации проекта часто на первый взгляд с внешне малозначимыми, но, вместе с тем, реально определяющими конкретный вариант осуществления сценария исходными факторами. Принцип вариативности предопределяет различное развитие события в зависимости от даже незначительных изменений исходных параметров.

Существует ряд специфических определений, в принципе логично характеризующих категорию риска, например, стоимостное выражение вероятности события, ведущего к потерям, или переходная область между порядком и хаосом, недостаточность надежности и устойчивости, событие или группа родственных случайных событий, наносящих ущерб объекту, обладающему данным риском, действие в расчете на счастливый, благоприятный исход, и в том числе оборотная сторона свободы предпринимательства, плата за возможность в будущем получать доход, за экономическую свободу деятельности предпринимателя.

В зависимости от школы, науки, среды, отрасли предпринимательства, направления деятельности и даже позиции отдельной личности трактовки понятия «риск», а соответственно, и определения этой категории значительно варьируются. Риск характеризуется как наличие определенной опасности, вероятность ненаступле- ния ожидаемого события или наступления чего-либо негативного, нежелательного, неизвестность, недостаток необходимой информации об условиях и ходе реализации проекта, вариативность управляемого процесса, а часто и как определенное поведение в конкретных нестабильных ситуациях, характеристика политики, иногда даже как черта характера человека, образ его жизни и т.д.

Свои вклады в познание сущности риска и выработку основ управления рисками внесли представители различных наук — военных, технических, естественных, социальных, экологических, информационных, математических и особенно экономических, в том числе изучающие закономерности и процессы в сфере банковского менеджмента.

Последние о риске говорят как об упущенной выгоде, косвенном (побочном) финансовом ущербе, незапланированных затратах и иных по сути финансовых результатах риска.

Представляется наиболее логичной комплексная трактовка понятия «риск», рассматривающая его как структурированную категорию, включающую в качестве компонентов наиболее общие схемы формирования, реализации и проявления рисков.

Риск — это порождаемая неопределенностью проявления агрессивных факторов внешних и внутренних сред возможность отклонения реального протекания управляемого (наблюдаемого) процесса от предполагаемого сценария и в итоге от ожидаемого результата (цели).

В научных статьях, дискуссиях, выступлениях, аналитических обзорах применяется более конкретизированное и концентрированное определение. Для оперативного использования логично и востребовано выражение сущности риска с позиции неуверенности. Риск при этом трактуется как более или менее сильная неуверенность в том, что управляемый (наблюдаемый) процесс пройдет по предполагаемому сценарию и приведет к ожидаемым результатам.

Из этих определений (и общего, и концентрированного) вытекает ряд заключений, касающихся природы, содержания и структуры концепции риска, на которых формируются эшелонированные по направлениям и инструментам комплексные схемы управления рисками.

Неуверенность формируется рядом сфер, концентрирующих как факторы, так и последствия рисков, включая:

  • — агрессивные факторы окружающей среды (среды рассматриваются как более или менее подвижные, взаимосвязанные, неопределенные);
  • — особенности управляемого или наблюдаемого процесса (предполагается, что процессы могут быть более или менее стабильны, стандартны, более или менее сложны, многовариантны, более или менее информационно обеспечены);
  • — специфика объектов управления (сферы их деятельности, организационные структуры, политика, корпоративная культура и иные характеристики могут значительно различаться по стабильности, адекватности, агрессивности);
  • — отличительные характеристики субъектов управления (характер, стиль поведения, ценности).

Информированность о многообразии этих причин неуверенности, а соответственно, и риска, включение их как базовых составляющих в систему управления рисками является основным условием эффективного риск-менеджмента.

Окружающая среда с учетом, конечно, степени концентрации, временных лагов, прямых или косвенных видов воздействия, неизбежно формирует риски. Однако и сами процессы, и объекты управления изначально могут быть более или менее рискованными, т.е. нести в себе причины рисков.

И отечественный, и зарубежный опыт отмечает среди причин, формирующих достаточно высокие и опасные риски, и недостатки организации, профессионализма, а иногда и целенаправленные действия органов управления. Нестабильность и риски привносят также несогласованные, а иногда и альтернативные воздействия конкурирующих структур — субъектов управления или надзора и регулирования. Отдельные эти сферы и, в частности, структуры надзора являются, по сути, элементами окружающей среды, но чаще взаимосвязи факторов и рисков формируются не только прямо, но и косвенно. Так, рискованность управляемых процессов зависит от специфики объектов управления, причем кардинально, делая их сверхрискованными в одних случаях и почти безрисковыми в других. Качественные же характеристики и параметры объектов управления в значительной степени формируются под воздействием усилий субъектов управления и, следовательно, зависят от их качественных характеристик и параметров. Это делает процесс формирования «неуверенности» — важнейшего элемента структуры риска — достаточно сложным, многофакторным, часто альтернативным и комплексным.

Очень важным положением, вытекающим из приведенных выше определений риска, является разделение сфер концентрации рисков. Риски могут проецироваться либо на самом процессе, либо на его результате и, соответственно, можно выделить и обозначить две стороны риска. Первая — это так называемая факторная сторона риска, которая связана с отклонениями управляемого или наблюдаемого процесса от предполагаемого сценария его развития. Вторая трактуется как результативная сторона риска и приводит к несовпадению планируемых и реальных результатов процесса, выходных и ожидаемых параметров и состояния объекта управления.

Разделение единого процесса формирования риска на факторную и результативную стороны имеет и практическую, и теоретическую ценность в управлении рисками. Это может основываться на нередко встречаемой на практике административной приверженности к четкому, детальному соблюдению всех запланированных событий и этапов сценария управляемого процесса, что в условиях нестабильной рыночной экономики сложно, проблемно, а иногда и опасно, а также на уверенности в обязательной, неизменной взаимосвязи, по сути, неразделенности факторной и результативной сторон риска, которая выражается как убежденность в том, что любое малейшее отклонение в последовательности и параметрах событий, образующих сценарий управляемого процесса, неизбежно приведут к изменению его результатов. На практике детальное выполнение запланированного сценария — явление редчайшее в технических, социальных и экономических процессах. Оперативное вмешательство менеджмента, корректирующее отклонения или компенсирующее воздействие факторов окружающей среды взаимосвязь между факторной и результативной стороной риска разрывает, а точнее преобразовывает. В реальности результативная сторона риска формируется на базе его факторной стороны. Но факторная сторона риска не во всех случаях приводит к образованию результативной стороны. На этом положении строятся две позиции менеджмента рисков.

  • 1. Методы и приемы управления факторной и результативной сторонами риска значительно различаются по способам, финансированию, организации, хотя не исключены отдельные совмещения.
  • 2. Методы и принципы управления факторной и результативной сторонами риска находятся в определенной иерархии с точки зрения их важности, значения, качества. Естественно, что приемы управления факторной стороной, предупреждающие потери, играют в риск-менеджменте первую роль.

Общее определение риска, позволившее сбалансировать конкретные позиции различных школ риск-менеджмента при разработке целевых стратегий, методов и инструментов управления рисками, следует рассматривать в более конкретизированных вариациях. На термин «риск» возлагаются две неравноценные нагрузки — как общего определения как неопределенности, неуверенности, вероятности отклонений, так и конкретной увязки характеристик и особенностей событий с угрозой наступления чего- либо опасного, нежелательного, негативного.

В этом кроется серьезная проблема теории и методологии риск-менеджмента, заключающаяся в необходимости формирования и обоснования ряда дополнительных терминов, описывающих несколько наиболее значимых ситуаций формирования и проявления рисков.

Формальная логика не видит здесь особых сложностей. На первый взгляд достаточно ввести два типа отдельных терминов: один для общего обозначения концепции риска, другой для фиксации конкретной ситуации, и проблема будет разрешена. Однако есть целый ряд причин, делающих в современных условиях такое разведение терминов риска, их фиксацию и активное внедрение в теорию и практику очень сложным и во многом нецелесообразным.

Во-первых, многие из анализируемых определений риска сформированы достаточно давно, и хотя некоторые из них отличаются экзотичностью и даже экстравагантностью, имеют уже многовековую историю. За это время они прочно осели в законодательных актах, нормативах, регламентах, положениях, инструкциях и иных административных документах, в научных трудах, учебниках, методических разработках, словарях и глоссариях, хрестоматиях, ссылках и комментариях. В этих документах и это противоречие, и множественность трактовок термина «риск» уживаются вполне мирно и бесконфликтно.

Во-вторых, процесс совершенствования, уточнения и диверсификации терминологии риск-менеджмента, хотя и интенсифицировался в последние годы, все еще далек от завершения и может развиваться еще достаточно длительное время.

Анализируя содержание общего определения концепции риска, можно выделить ряд положений, которые логично укладываются в основы формирования и формулирования ряда уточняющих трактовок.

Наиболее значимыми в разработках являются:

  • — целевые установки или ожидания менеджмента;
  • — степень неуверенности или уровень вероятности достижения ожидаемых результатов;
  • — возможные последствия колебаний результативности;
  • — вид и уровень негативных последствий реализации рисков.

Практически все проекты и начинания, в которых участвуют

государственные учреждения, предпринимательские структуры, общественные организации, родовые, общинные или семейные объединения и отдельные личности, нацелены на позитивный результат. Благоприятный исход процессов, в которые включается, которые организует и управляет, контролирует и наблюдает субъект менеджмента, выглядит вполне логичным и, естественно, востребованным. То есть позитивные цели и ожидания менеджмента можно определить как вполне обычную, штатную ситуацию, реализуемую в подавляющем большинстве случаев. Этим и объясняется то, что формируемая и применяемая при этом вариация риска часто и многими школами риск-менеджмента провозглашается как единственно правильное определение риска, и на нем должны концентрироваться все усилия риск-менеджмента. Их позиция состоит в том, что в случае, если целевая установка менеджмента представляет собой конкретное позитивное событие, благоприятное для субъекта менеджмента, то порожденные неуверенностью отклонения от сценария и особенно от планируемого результата управляемого или наблюдаемого процесса несут угрозы потерь и проблем, они нежелательны и невостребованы. От них защищаются, стремясь предотвратить, нейтрализовать, минимизировать, компенсировать. Такая вариация общей концепции риска имеет в литературе и документах несколько наименований. Часто приводят неконкретизированное название — «риск» (кредитный риск, риск несбалансированной ликвидности, оперативный риск и др.) или более четкое «собственно риск». Более соответствующим данному теоретическому положению, когда риск сводится к негативу, потерям, можно считать название «чистый риск», хотя его упоминание в литературе нельзя считать повсеместным. В любом случае вариация чистого риска понятна и обоснованна. Логика взаимосвязей процессов при этом выстраивается вполне естественно: позитивная целевая установка менеджмента и негативные последствия при отклонении от ее достижения.

Вместе с тем не исключены, а в определенных условиях под влиянием ряда факторов и вполне естественны альтернативные ситуации, когда целевая установка, а скорее, ожидания менеджмента представляют собой конкретные негативные события. Поведение лиц, организаций или предприятий, включающихся в процесс, затрачивающих на его организацию и реализацию нередко значительные средства, но ожидающих в итоге негативный результат, на первый взгляд труднообъяснимо с позиций здравого смысла и формальной логики. Однако более тщательный анализ обстановки, в которой принимается управленческое решение, позволяет сделать вывод о том, что есть целый ряд ситуаций, когда менеджмент осознанно, целенаправленно или под давлением включается в реализацию проектов, изначально проблемных, с большой вероятностью несущих опасности и угрозы.

Неустойчивые потребительские предпочтения, интенсивное обновление товарного ассортимента и модернизация производства, товародвижения и торговли, динамичные ценовые параметры и многие иные факторы предопределяют органичную нестабильность, характерную для рыночной экономики. За исключением ограниченного числа консервативных и суперконсервативных технологий (классические производства сыров, виски, коньяков, некоторых сортов ветчины (хамона), косметики, ролевой туризм и др.), стабильность которых определяет качество, спрос и цены их товаров, для сохранения конкурентных преимуществ, рынка, клиентов оказывается просто необходимым постоянное обновление технологий, ассортимента, а соответственно, и оборудования, организации производства, подготовки персонала. Высокий уровень неопределенности, характерной для таких процессов, делает весьма вероятным получение в итоге негативных результатов, но отказаться от них означает с большей долей вероятности подвергнуться опасности потерять саму возможность функционирования, организационную структуру, здание, оборудование, персонал. Именно это является мотивацией для столь на первый взгляд нелогичных и 362 Банковский менеджмент нерациональных действий, но с учетом их необходимости вполне логичных и востребованных.

Кредитуя инновации напрямую, участвуя в венчурном капитале или кредитуя участников венчурных фондов, расширяя число клиентов и диверсифицируя их состав, осваивая новые для себя отрасли, рынки, территории, а также методики, приемы и инструменты, присоединяя к себе новую организацию с ее явными и неявными проблемами, банки обеспечивают свое динамическое развитие, закладывают тенденции роста функциональности и эффективности, обеспечивают свои конкурентные преимущества. Банковский менеджмент усиливается, становится более активным и компетентным, возможности эффективного управления растут, по сути, обеспечивается сама возможность деятельности банка в динамичных, нестабильных условиях рынка. Однако при этом растут и издержки (в первую очередь, исследовательские, инвестиционные, организационные, маркетинговые), да и вероятность их возмещения на стартапах очень невелика. Кредиты при этом выделяются с очень малой вероятностью возврата, но при этом с пониманием необходимости этого риска и его естественности в данных высокорискованных условиях. Компенсации (денежные, организационные, технические и др.) если и возможны, то в будущем, и довольно отдаленном, а возврат инновационного кредита в стандартные сроки — событие редкое, иногда неожиданное.

Кроме приведенного выше, негативные ожидания менеджмента представляют собой характерные явления при ограничении свободы, подконтрольности или принуждении в ходе определения и принятия управленческих решений. Такие ситуации подчиненности, подконтрольности нередки, а иногда обычны в жестких иерархических системах (властных, политических, религиозных, корпоративных, иногда семейных, а для некоторых стран, регионов и народов — и племенных, кастовых и др.) при взаимодействии их главных, ведущих и подчиненных элементов.

Банки могут находиться в иерархической подчиненности в нескольких ситуациях. Функционируя в населенных пунктах, административных образованиях, банки, занимая здания и помещения, используя местную инфраструктуру, проводя рекламные акции по ряду направлений своей деятельности, вынуждены ориентироваться на мнение, а чаще подчиняться требованиям местных властей, положениям нормативных актов, и нередко обычаям, запрещениям, приоритетам и иным социокультурным факторам. Под угрозой запрещения функционировать в их регионе местные власти настоятельно рекомендуют банкам выдавать кредиты убыточным, но нужным им предприятиям, часто градообразующим. Особо сложным оказывается при этом положение узкоспециализированных банков, вынужденных работать с непрофильными клиентами и перепрофилироваться в универсальные. Во время кризиса 1998 г. в таком положении оказался Газпромбанк.

Если банк является членом корпорации, он обязан подчиняться решениям и указаниям корпоративного органа управления и подчинять свои личные коммерческие интересы целям и задачам корпорации, многие из которых связаны с проектами, изначально неопределенными и с большой вероятностью убыточными и опасными. Они могут быть связаны с созданием и внедрением инноваций, выпуском новых видов продукции, освоением новых технологий, новых сегментов рынка, а также компенсацией рисков, принятых отдельными членами корпораций, поддержанием убыточных, но необходимых корпорации структур. С учетом, что такие корпоративные кредиты предоставляются обычно без залогов и гарантий, примитивно документируются, являются беспроцентными и бессрочными, банки в большинстве случаев не ожидают их возврата, но при этом пополняют свою ликвидность корпоративными ресурсами.

Ситуации негативных ожиданий менеджмента возникают при функционировании, принятии решений под давлением криминальных, а также коррупционных чиновничьих структур, в жестких, опасных условиях проявления стихийных бедствий, техногенных катастроф, при резкой активизации воздействия социокультурных факторов.

В случае если такие негативные ожидания не сбываются, сценарии и результаты управляемых или наблюдаемых процессов отклоняются от предполагаемых, опасных для объекта, на который направлены или который реализует управленческие воздействия, формируется благоприятная, позитивная ситуация, стабилизирующая или улучшающая его положение, укрепляющая его структуру, блокирующая или уменьшающая потери. Формируется вариация общей концепции риска, альтернативная чистому риску — негативные целевые ожидания и позитивные последствия при отклонении от них. В научной экономической литературе такая вариация общей концепции риска называется шансом.

Базируясь на своеобразии целевых установок менеджмента в зависимости от специфики ожидаемых в итоге наблюдаемых или управляемых процессов и результатов, многие школы риск-менеджмента, в том числе банковского, обосновали еще одну вариацию общей концепции риска. Она формируется в условиях, когда целевая установка или ожидания менеджмента представляют собой некое переменное событие с возможностью отклонения от его плановых параметров как в положительную (получение дополнительного дохода), так и в отрицательную (несение дополнительных убытков) сторону. Такие ситуации нередки, и хотя чаще всего их связывают с колебаниями рыночных параметров, прежде всего цен, комиссионных, процентов, валютных курсов, котировок ценных бумаг и иных, а также спроса, объемов продаж. Условия, в которых они образуются, могут быть самыми различными. В качестве примеров можно привести колебания урожайности под влиянием климатических сезонных условий, годовые урожаи или неурожаи ягод, грибов и иных дикорастущих объектов, уловы у рыбопромысловиков, дорожную обстановку в мегаполисах и их окрестностях, погодные условия (температура, туманы и др.) и иные. Причем в зависимости от позиции объекта управления полярность отклонений от плановых параметров может меняться альтернативно. Так, малоснежная холодная зима — серьезная проблема для землевладельцев, но очень благоприятна для коммунальщиков, дорожноуборочных служб. Грибной год — удача для отдыхающих и профессиональных сборщиков, но дополнительные трудности (мусор, порубки, костры) для лесников.

Возможность отклонения от планового параметра как в положительную, так и отрицательную стороны соединяет черты чистого риска и шанса, и при этом формируется объединенная вариация общей концепции риска, трактуемая в научной и экономической литературе как «риск-шанс», или «спекулятивный риск».

В отличие от шансов спекулятивные риски, или риски-шансы, уже достаточно давно служили объектами внимания ученых и специалистов риск-менеджмента, особенно работающих в сферах инвестиций, фондового рынка, банковского дела. Их позиции базируются на том, что основой формирования риска-шанса являются ГЭПы, или структурные дисбалансы. При формировании ГЭПа спонтанно или целенаправленно дисбалансируется один или несколько параметров привлечения и размещения ресурсов.

При этом формируется повышенная чувствительность к колебаниям рыночных характеристик при привлечении или размещении ресурсов. Чаще всего рассматриваются и управляются ГЭПы с дисбалансированными сроками или видами процентных ставок (фиксированные — плавающие). Однако этот подход очень узок, и только частично раскрывает сферу формирования, реализации и управления рисками-шансами (спекулятивными рисками). Предложения о расширении инструментов управления ГЭПами (ГЭПы по базам плавающих ставок, комплексные ГЭПы) своевременны и обоснованны.

Есть предложение вообще рассматривать ГЭПы как неотъемлемый, естественный компонент любых процессов, равно как и риски, так как абсолютная детальная балансировка всех до единого параметров проектов и их ресурсного обеспечения (в упрощенном варианте размещения и привлечения ресурсов) возможна лишь в теоретических построениях. На практике расхождения параметров, хотя часто и не столь значительные, присутствуют всегда, делая необходимым их учет при разработке и комплектации методов управления рисками, сопровождающими тот или иной проект. Естественно, в первую очередь надо определить наиболее значимые параметры, не включенные в данной ситуации в схемы управления ГЭПами. Анализировать и управлять можно ГЭПами, построенными на базе расхождения инструментов привлечения и размещения ресурсов; кроме того, ГЭПы могут строиться на базах расхождения параметров привлечения и размещения по отраслям, регионам, социальным слоям, а также видам вкладчиков и заемщиков (население, предпринимательские структуры, общественные организации, государственные учреждения) и, что очень перспективно, по видам операций привлечения (вклады, депозиты, эмиссия, кредиты и др.) и размещения (кредиты, инвестиции, депозиты и др.).

Это позволит расширить перечень рисков-шансов (спекулятивных рисков), которые включены сейчас в сферы банковского риск-менеджмента:

  • — процентный риск-шанс, связанный с колебаниями процентной маржи;
  • — валютный риск-шанс, связанный с колебаниями курсов валют, в которых привлекались и размещались ресурсы;
  • — фондовый риск-шанс I, связанный с колебаниями доходности ценных бумаг, использованных для привлечения и размещения ресурсов;

— фондовый риск-шанс II, связанный с колебаниями котировок ценных бумаг, использованных для привлечения и размещения ресурсов.

Даже предварительный, обзорный анализ достаточно четко выявил высокий уровень теоретического и методологического обеспечения управления чистыми рисками и в определенной степени спекулятивными рисками (рисками-шансами): изданы научные и учебно-методические труды, адаптированы зарубежные разработки, приняты соответствующие нормативные акты, разработаны и более или менее эффективно используются внутренние банковские регламенты. Что касается шансов, то здесь ситуация иная. С одной стороны, накоплен и продолжает пополняться значительный по объему разнообразный практический материал, описывающий случаи проявления общей концепции риска в вариации шанса, с другой — теоретические разработки управления шансами практически отсутствуют, упоминания о шансах в научной литературе эпизодичны, методик и внутренних регламентов нет, по крайней мере, публикации о таких материалах отсутствуют. Нормативные документы в этой сфере риск-менеджмента представлены разве что законами и положениями, регламентирующими организацию лотерей, тотализаторов, розыгрышей, ставок, азартных игр и др. Кроме того, в художественной, популярной литературе и на страницах бульварных газет встречаются сообщения о создании чудодейственных формул и правил, позволяющих выигрывать в рулетку, идеально делать ставки в тотализаторах, угадывать выигрыши, хотя их реальность крайне сомнительна.

В чем-то схожая ситуация в части достаточности теоретического и методологического обеспечения многочисленных практических наблюдений проявлений рисков сложилась в последние годы, в том числе в связи с рядом крайне негативных событий и в нашей стране, и в мире. На их фоне сформировалась тенденция к интенсификации, расширению и разнообразию подходов к терминам, обозначающим различные вариации проявления общей концепции «риск». К описанным выше чистым рискам, шансам, спекулятивным рискам (рискам-шансам) возникла необходимость добавить еще одну своеобразную вариацию общей концепции риска. Это проявилось, в частности, в том, что в печати приводится, правда, пока редко, косвенно и поверхностно еще один термин — шок. Первое появление этого термина в научных экономических изданиях отмечено в ноябре 1998 г. и было связано с оценкой кризиса банковской системы России в августе 1998 г., уничтожившего основную часть крупных системообразующих банков, ее «элиту», выросшую на спекуляциях валютного, межбанковского, фондового (ГКО) рынков.

В первых публикациях термин «шок» не был обоснован и классифицирован, но ассоциативно можно было предположить, что шоки характеризуются тем, что их угрозы, проблемы, убытки формируются на уровнях, значительно превышающих стандартные, когда речь идет уже не о затруднениях в деятельности, а о возможностях функционирования или даже самом существовании объекта, а иногда и субъекта управления. В дальнейшем были проведены исследования в этой новой сфере риск-менеджмента, нацеленные в определенной мере на условия формирования, но в первую очередь на систематизацию проявлений и структуризацию последствий шоков, что логично вытекает из их сущности, определенной изначально.

Так, среди вариаций проявления шоков приводились:

  • — крайнее, наиболее проблемное, наиболее опасное, наиболее негативное проявление рисков;
  • — комплексное (совместное) проявление ряда взаимосвязанных рисков;
  • — максимальное распространение какого-либо риска, по разным взаимосвязанным сферам, в которых он может проявиться;
  • — максимально быстрая реализация рисков;
  • — формирование скрытых рисков.

В дальнейшем обнаружен и сформулирован еще ряд вариаций проявления шоков:

  • — быстрое и интенсивное расширение зон реализации чистых рисков;
  • — максимально широкое распространение чистого риска в зоне его возможного проявления;
  • — комплексное проявление вариаций конкретного чистого риска;
  • — наиболее неблагоприятная временная и пространственная концентрация чистого риска;
  • — отсечение доходного сегмента спекулятивного риска (риска- шанса);
  • — резкое, неожиданное усиление чистых рисков, намного превышающее их стандартный уровень;

— быстрое, резкое и значимое проявление шанса, которое вводит субъект управления в зону некомпетентности и опасности с большой вероятностью серьезных негативных последствий.

Позиция носителя спекулятивного риска (риска-шанса) графически представлена на рис. 11.1.

Проявление спекулятивного риска

Рис. 11.1. Проявление спекулятивного риска

При преобразовании риска-шанса (спекулятивного риска) в модификацию шока для его носителя итог наблюдаемого или управляемого процесса — получение планового параметра или последствия чистого риска, шанс для него в данном случае отсутствует, и рисунок выглядит следующим образом (рис. 11.2).

Вариация шока в проявлении спекулятивного риска

Рис. 11.2. Вариация шока в проявлении спекулятивного риска

Необходимо также отметить большую вероятность расширения и увеличения зоны чистого риска.

Шанс в форме получения значительного дохода случайного характера (например, выигрыша в азартные игры) грозит, например, неприятными контактами с охраной казино, еще более неприятными встречами с криминалом с соответствующими последствиями, характерными для шоков. Направив выигранные деньги на предпринимательские цели и часто не имея ни соответствующей спецподготовки, ни профессиональной компетентности, ни опыта таких занятий, носители шанса попадают в жесткую конкурентную среду, грозящую не только потерей средств вплоть до лишения всего имущества, но и, как крайнее проявление шока, пулей киллера. Алкоголизм, наркомания, тяжелые болезни и иные проявления шоков, включая быструю растрату доходов, полученных в результате возникновения шанса, с помощью многочисленных друзей, знакомых, родственников, просителей, и в итоге шок как уход из жизни, благодаря усилиям завистников и потенциальных наследников, — нередкие последствия решения носителя шанса потратить выигрыш на «красивую жизнь».

Первичное разделение общей концепции риска на вариации чистого риска, шанса, риска-шанса (спекулятивного риска) и шока позволяет определить специфику наиболее широких компонентов риск-менеджмента, в первую очередь, стратегических концепций или целевых стратегий, а также методологических направлений управления банковскими рисками.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы