Права на секрет производства (ноу-хау)

Понятие и правовой режим информации, секретов производства, служебной и коммерческой тайны

Особенности правового режима ноу-хау (секрета производства) проистекают из того, что секрет производства не входит ни в группу результатов интеллектуальной деятельности, ни в группу средств индивидуализации. Ноу-хау как информация определенного рода не является, как правило, результатом творческого труда и не индивидуализирует ни субъекта, ни объект прав. В связи с этим ноу-хау как объект прав занимает особое место среди прочих объектов интеллектуальных прав. В то же время большинство результатов интеллектуальной деятельности, в том числе получаемых, например, в Сколково и других инноградах[1], чаще выражается не в патентоспособных изобретениях, а в высокотехнологичных капиталоемких инновациях, которые могут быть коммерциализированы лишь в качестве ноу-хау.

Информация — это сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления.

Секрет производства (ноу-хау) — это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и др.) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны (ст. 1465 ГК РФ).

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» под конфиденциальностью информации понимается обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя.

В Российской Федерации к конфиденциальным относятся в том числе следующие сведения:

связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с ГК РФ и федеральными законами (коммерческая тайна);

о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них.

Коммерческая тайна — режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Термин «служебная тайна», как правило, используется в качестве синонима коммерческой тайне, при этом подчеркивается связь информации, ее составляющей, с профессиональной деятельностью ее обладателя.

В законодательстве зарубежных государств помимо терминов «секрет производства» и «ноу-хау» используются схожие понятия, такие как «торговый секрет» (trade secret), «конфиденциальная информация», «закрытая информация» и т. п.

Секрет производства и коммерческая тайна неразрывно связаны между собой, однако их содержание не идентично. Секрет производства — это разновидность информации, а коммерческая тайна — это особый режим такой информации, позволяющий ее обладателю получать коммерческую выгоду.

Исходя из данного в ГК РФ определения, можно выделить признаки ноу-хау как особого охраняемого объекта прав:

  • 1) эта информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность (а не личную или научную, например) в силу неизвестности ее третьим лицам, она не должна быть общеизвестна (хотя ею могут владеть и иные лица). Так, например, не может составлять секрет производства программа телепередач, публикуемая тем или иным средством массовой информации[2];
  • 2) к информации, составляющей секрет производства, нет свободного доступа на законном основании. При этом к ней могут иметь доступ отдельные лица (сотрудники налоговых и антимонопольных органов, аудиторы, контрагенты по договорам коммерческой концессии и т. п.). В таких случаях под доступом к секретам производства понимается ознакомление определенных лиц с указанной информацией с согласия ее обладателя или на ином законном основании при условии сохранения конфиденциальности этой информации. Однако информация не должна быть общедоступна. К примеру, эти сведения не должны находиться на сайте, в блоге, опубликованы в средствах массовой информации или отражены в биографической книге, обнародованной автором;
  • 3) в отношении информации правообладателем введен режим коммерческой тайны или введено иное ограничение доступа к информации со стороны третьих лиц.

Режим коммерческой тайны считается установленным после того, как обладатель секретов производства принял все те меры по их охране, которые перечислены в ч. 1 ст. 10 Федерального закона «О коммерческой тайне»: 1) определил перечень секретов производства; 2) ограничил доступ к ним, установив порядок обращения с секретной информацией и контроля за его соблюдением; 3) организовал учет лиц, получивших доступ к секретам производства; 4) урегулировал отношения по использованию секретной информации работниками на основании трудовых договоров, а контрагентами — гражданско-правовых договоров; 5) нанес на материальные носители, содержащие секреты производства, или включил в состав реквизитов документов гриф «Коммерческая тайна» с указанием полного наименования и места нахождения ее обладателя.

Следует подчеркнуть, что новеллой ГК РФ с 1 октября 2014 г. стала возможность сохранения секретной информации конфиденциальной без введения режима коммерческой тайны. До указанного времени правила ст. 1465 ГК РФ требовали установления именно режима коммерческой тайны, в противном случае ноу-хау не подлежало защите. Судебная практика придавала этому большое значение.

Так, Тушинское машиностроительное конструкторское бюро «Союз»

обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Научно-производственной компании «Авиационные промышленные технологии» («Авиапромтех») о запрете последнему при производстве, ремонте и реализации газогенераторов и составных частей газотурбинного привода использования секретов производства (ноу-хау) в виде конструкторской документации по газогенератору ГГ55-20Г, разработанной в Тушинском машиностроительном конструкторском бюро «Союз», без лицензионного договора с истцом.

Однако в ходе судебного разбирательства в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций в удовлетворении иска было отказано. Доводы истца о том, что ремонт газогенераторов, которым занимается ответчик, не требует технической документации истца (при ремонте газогенератора используются технические условия на ревизию газогенераторов, ведомость покупных изделий, перечень деталей, узлов и агрегатов газогенератора, ведомость деталей и сборочных единиц, подлежащих обязательной замене при переборке привода, чертежи), были отклонены. Решающим же для вынесенного решения обстоятельством стало то, что истец не смог доказать введение режима коммерческой тайны в отношении указанной документации.

По мнению судов, представленные приказы об охране конфиденциальной информации не могут свидетельствовать о передаче ответчику документации для ремонта генераторов, содержащей секрет производства, с маркировкой «Конфиденциально» при отсутствии сведений о перечне переданной документации. Документация по газогенератору не содержит грифа «Коммерческая тайна» либо аналогичного ему. Кроме того, материалами дела подтверждено, что «Авиапромтех» занимается ремонтом, а не производством газогенераторов, при котором документация истца не требуется и ответчиками не используется. Доказательств обратного истец не представил. Исходя из изложенного, Суд по интеллектуальным правам отказал в удовлетворении кассационной жалобы (постановление Суда по интеллектуальным правам от 5 мая 2014 г. № С01-331/2014 по делу № А40-41976/2013).

Однако следует подчеркнуть, что отказ от обязательности режима коммерческой тайны для ноу-хау не отменяет необходимости предупреждать контрагентов, сотрудников, третьих лиц о конфиденциальности информации, составляющей секрет производства (см., например, постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10 июля 2012 г. по делу № А57-11021/2011).

В отличие от объектов патентного права и селекционных достижений в отношении ноу-хау отсутствует требование новизны. Сведения могут быть как новыми, так и уже когда-то активно используемыми и утратившими общеизвестность, например кулинарный рецепт Екатерины Великой.

Промышленная применимость ноу-хау не названа законом как необходимый признак охраноспособности данной информации.

При заключении договоров о передаче исключительных прав на секрет производства стороны самостоятельно оценивают свои риски и возможности.

Так, ООО «Группа “Магнезит”» (лицензиат) и ООО «Вириал» (лицензиар) заключили лицензионный договор, по условиям которого лицензиар обязался предоставить лицензиату за вознаграждение исключительную лицензию на использование на территории РФ ноу-хау в области технологии производства бикерамических стаканов-дозаторов для разливки стали, технические характеристики которых указаны в технических условиях 1571-001-23042805-2006. Техническая документация для производства продукции по лицензии была передана лицензиату по акту в полном объеме. Лицензиар также обязался осуществлять оказание технической помощи в подборе и закупке оборудования, освоении производства и при необходимости в обучении персонала лицензиата методам и приемам работы, относящимся к производству продукции. При этом в договоре лицензиар гарантировал техническую возможность производства продукции на предприятиях лицензиата, а также возможность достижения технических показателей, предусмотренных договором, при условии соблюдения лицензиатом регламента на производство, технических условий и инструкций лицензиара.

Однако в процессе применения полученного по лицензионному договору секрета производства лицензиат пришел к выводу о невозможности производства продукции в установленном договором количестве и соответствующего качества в связи с недостатками предоставленной ответчиком технологии. ООО «Группа “Магнезит”» обратилось в суд с требованием о расторжении лицензионного договора и взыскании убытков. Однако суды, включая кассационную инстанцию, отказали в иске, придя к выводу, что ответчик надлежащим образом исполнил обязательства по предоставлению истцу права использования ноу-хау и по передаче технической документации, необходимой для такого использования (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 декабря 2012 г. по делу N° А56-46033/2011).

Специфической чертой секрета производства является неограниченность срока его охраны. Право на секрет производства действует до тех пор, пока сохраняется фактическая монополия лица на информацию, которая его образует, а также имеются предусмотренные законом условия его охраны.

Обладатель информации самостоятельно определяет, какая информация, относящаяся к его предпринимательской деятельности, составляет секрет производства. В некоторых случаях законодатель нормативно установил режим коммерческой тайны для определенной информации.

Вместе с тем действующим законодательством определен и перечень сведений, в отношении которых не может быть установлен режим коммерческой тайны. Согласно ст. 5 Федерального закона «О коммерческой тайне» режим коммерческой тайны не может быть установлен лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в отношении следующих сведений:

  • 1) содержащихся в учредительных документах юридического лица, документах, подтверждающих факт внесения записей о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствующие государственные реестры;
  • 2) содержащихся в документах, дающих право на осуществление предпринимательской деятельности;
  • 3) о составе имущества государственного или муниципального унитарного предприятия, государственного учреждения и об использовании ими средств соответствующих бюджетов;
  • 4) о загрязнении окружающей среды, состоянии противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиологической и радиационной обстановке, безопасности пищевых продуктов и других факторах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом;
  • 5) о численности, составе работников, системе оплаты труда, об условиях труда, в том числе об охране труда, о показателях производственного травматизма и профессиональной заболеваемости, и о наличии свободных рабочих мест;
  • 6) о задолженности работодателей по выплате заработной платы и по иным социальным выплатам;
  • 7) о нарушениях законодательства РФ и фактах привлечения к ответственности за совершение этих нарушений;
  • 8) об условиях конкурсов или аукционов по приватизации объектов государственной или муниципальной собственности;
  • 9) о размерах и структуре доходов некоммерческих организаций, размерах и составе их имущества, об их расходах, о численности и об оплате труда их работников, об использовании безвозмездного труда граждан в деятельности некоммерческой организации;
  • 10) о перечне лиц, имеющих право действовать без доверенности от имени юридического лица;
  • 11) обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федеральными законами.

Также ограничения на отнесение тех или иных сведений к информации, в отношении которой установлен режим коммерческой тайны, содержатся в ряде иных федеральных законов. Например, согласно п. 11 ст. 13 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. «О бухгалтерском учете» в отношении бухгалтерской (финансовой) отчетности не может быть установлен режим коммерческой тайны. В соответствии со ст. 126 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с момента открытия в отношении предприятия конкурсного производства сведения о финансовом состоянии должника прекращают относиться к категории сведений, являющихся коммерческой тайной, и т. д.

В то же время в судебной практике отмечается, что действующее законодательство РФ прямо предусматривает право хозяйствующего субъекта на отказ предоставлять требуемую государственным органом информацию, содержащую коммерческую тайну (секреты производства). Последствием такого отказа является возникновение у запрашивающего информацию органа права на соответствующее обращение в суд. При этом если правообладателями информации и документов, запрашиваемыми государственными органами, являются другие лица, без согласия которых хозяйствующий субъект не вправе предоставлять их кому-либо, запрос о предоставлении информации направлен с нарушением установленного законом и нормативными правовыми актами порядка, является незаконным и не может повлечь обязанность предоставлять истребуемые документы и сведения (решение Арбитражного суда города Москвы от 10 ноября 2009 г. по делу № А40-122193/09-122-808).

  • [1] См.: Блинова Л. Г. Непоименованные договоры о ноу-хау как направление развития гражданского законодательства // Юрист. 2013. № 18. С. 6—9.
  • [2] См. постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 ноября1998 г. № 3900/98.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >