Оказание хозяйственным обществом услуг по водоснабжению и водоотведению с использованием переданных ему по договору аренды систем водоснабжения и канализации,признанному впоследствии недействительным

Реформирования экономических отношений собственности в сфере деятельности по снабжению водой из системводоснабжения и приема сточных вод в системы канализации привело к тому, что вместо создававшихся собственниками названных систем унитарных предприятий, эксплуатацией этих систем в целях оказания потребителям услуг водоснабжения и водоотведения занимаются хозяйственные общества и товарищества, получающие необходимые для оказания перечисленных услуг объекты системы коммунальной инфраструктуры, как правило, по договорам аренды, заключаемым с соответствующими муниципальными образованиями. Обнаруживающиеся впоследствии пороки формы или порядка заключения данных договоров ведут к признанию их недействительными, что нередко ставит под сомнение правомерность осуществления названными обществами деятельности по оказанию перечисленных услуг.

Вопрос о влиянии последующего признания недействительным договора аренды систем коммунальной инфраструктуры на право организации, оказывавшей услуги по водоснабжению и водоотведению, на получение оплаты за фактически оказанные услуги разрешен Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ в деле «ОАО “Коммунальные технологии Волгограда” против ОАО “Межрегиональная распределительная сетевая компания Юга”» (постановление от 7 сентября 2010 г. № 2255/10) о взыскании задолженности за оказанные в период с октября 2008 г. по январь 2009 г. услуги по отпуску воды и приему сточных вод и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Судами установлено, что в марте 2008 г. истцу по договору аренды от 8 февраля 2008 г. передано имущество муниципальной казны, относящееся к водопроводно-канализационному хозяйству г. Волгограда. Вступившим в законную силу 14 августа 2008 г. решением арбитражного суда по другому делу названный договор признан недействительным вследствие признания недействительными публичных торгов. В период с октября 2008 г. по январь 2009 г. истец с использованием указанного муниципального имущества фактически оказывал ответчику услуги по подаче питьевой (технической) воды и приему сточных вод, которые последним были частично оплачены. В указанный период ответчиком были подписаны акты выполненных работ и акт сверки взаимных расчетов по состоянию на 31 декабря 2008 г. Задолженность ответчика послужила основанием для обращения истца в арбитражный суд с указанным иском.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен. Суд пришел к выводу о том, что отсутствие между сторонами договора об отпуске воды и приеме сточных вод не освобождает ответчика от обязанности оплатить фактически оказанные истцом услуги водоснабжения и водоотведения.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении иска отказано, поскольку истец не являлся законным владельцем оборудования, необходимого для исполнения услуг по подаче воды и приему сточных вод, ввиду признания недействительным договора аренды.

Оставляя без изменения судебный акт апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал на право истца требовать применения последствий недействительности договора аренды в целях возмещения расходов по оказанию услуг водоснабжения и водоотведения.

В надзорной жалобе истец просил отменить судебные акты апелляционной и кассационной инстанций и оставить без изменения решение суда первой инстанции, ссылаясь на добросовестное владение муниципальным имуществом, что выражалось во внесении арендных платежей собственнику. Истец также настаивал на том, что факт признания договора аренды недействительным не свидетельствует об отсутствии у него права на осуществление деятельности по оказанию услуг водоснабжения и водоотведения, поскольку законодатель не связывает статус организации водопроводно-канализационного хозяйства с конкретными правовыми основаниями владения соответствующими сетями.

Удовлетворяя жалобу и оставляя без изменения решение первой инстанции, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал на ошибочность выводов суда апелляционной инстанции о неправомерности требования истца об оплате фактически оказанных услуг.

Мотивируя свою позицию, Президиум сослался на п. 1 Правил № 167, в котором организация водопроводно-канализационного хозяйства определяется как предприятие, осуществляющее отпуск воды из системы водоснабжения и (или) прием сточных вод в систему канализации и эксплуатирующее эти системы. Далее Президиум указал, что в соответствии со ст. 544, 548 и 781 ГК оплата воды и оказанных услуг производится за фактически принятое количество воды и оказанные услуги.

Отказ суда апелляционной инстанции от учета подписанных ответчиком актов выполненных работ и акта сверки взаимных расчетов по мотиву составления названных актов в период, когда истцу было известно о признании договора аренды недействительным, Президиум признал необоснованным, указав на то, что время их составления не связано с правом ответчика на взыскание стоимости фактически оказанных услуг.

При изложенных обстоятельствах с учетом того, что суды первой и апелляционной инстанций не устанавливали факт оказания услуг водоснабжения и водоотведения в спорный период иным, кроме истца, лицом, Президиум пришел к выводу об установлении судом первой инстанции по настоящему делу факта оказания истцом в спорный период услуг водоснабжения и водоотведения с использованием имущества, относящегося к водопроводно-канализационному хозяйству, и факта частичной оплаты ответчиком этих услуг, ввиду чего признание судом недействительным договора аренды по другому делу не может отрицательно влиять на право истца требовать оплаты оказанных услуг в полном размере на основании ст. 544, 548, 781 ГК.

Кроме того, Президиум признал ошибочным вывод суда кассационной инстанции о праве истца в целях возмещения расходов по оказанию услуг водоснабжения и водоотведения требовать применения последствий недействительности договора аренды, поскольку признание недействительным этого договора не может влиять на оценку фактических отношений сторон по оказанию упомянутых услуг.

Во-первых, к принципиальным элементам правовой позиции, сформулированной в постановлении № 2255/10, должен быть отнесен вывод о том, что предусмотренное Правилами № 167 право организации водопроводно-канализационного хозяйства оказывать потребителям услуги водоснабжения и водоотведения не обусловлено принадлежностью такой организации соответствующих систем водоснабжения и канализации на каком-либо определенном титуле, так что при установлении добросовестности на ее стороне допускается придание правового значения фактическому владению.

Во-вторых, важное значение имеет вывод о том, что право организации на получение оплаты за поставленную воду и услуги по водоотведению зависит от доказанности факта эксплуатации такой организацией сетей системы водоснабжения и канализации и факта получения абонентом воды и сброса им сточных вод посредством именно этих сетей.

Наконец, в-третьих, заслуживает внимания вывод о том, что применение последствий недействительности сделки, на основании которой организация получила использовавшееся ею для оказания абонентам услуг по водоснабжению и водоотведению имущество, не может умалять ее прав на получение полной оплаты в соответствии с нормами ст. 544, 548, 781 ГК за фактически оказанные ею абонентам услуги с использованием этого имущества.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >