Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Европейский парламент: политико-правовое исследование

ПОЛИТИКА ЕВРОПЕЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Трудно однозначно определить политическую линию Европейского парламента в условиях глобализации, как и сам вектор глобализационного развития. Глобализация будучи порождением постмодерниза- ционных процессов (рис. 1) и одновременно ее формой[1] несет в себе множество противоречий и конфликтов (рис. 2). Собственно относительно бесконфликтным был только самый первый ее этап на рубеже тысячелетий (до наступления мирового финансово-экономического кризиса осенью 2008 г.), который соответствовал начальному этапу постмодернизационного развития, когда ведущим его звеном была всеобщая компьютеризация производства и быта. Далее по мере того как на смену пятому технологическому укладу, связанному с микроэлектронными компонентами, обозначает свое появление новый, шестой уклад (нанотехнология, гелио- и ядерная энергетика), в недрах предшествующей экономики развертываются кризисные процессы.

«Сокращение вложений в производство, достигшего пределов роста доминирующего технологического уклада, создает значительный избыточный капитал, ищущий сферу применения. В этой фазе ценные бумаги формирующих траекторию роста нового технологического уклада передовых фирм начинают пользоваться спросом со стороны многих инвесторов. При этом сохраняется высокая рискованность инвестиций производства.... Это создает благоприятные условия для финансовых спекуляций с целью присвоения средств доверчивых инвесторов под видом прорывных инновационных проектов. ... Поиски альтернативных способов вложения капитала разогревают рынок еще одного спекулятивного актива — рынок недвижимости. Активный спрос со стороны инвесторов приводит к вызреванию финансового пузыря на фондовом рынке и рынке недвижимости в конце жизненного цикладоминирующего технологического уклада. ... Его ликвидация посредством финансового кризиса влечет обесценивание значительной части капитала и начало длинноволновой депрессии». Далее «крах финансового пузыря способствует переориентации инвестиций на реальные активы»[2]. К сожалению, мы живем во времена, когда этот процесс, видимо, только начинается.

Общие тенденции постмодернизационного развития

Рис. 1. Общие тенденции постмодернизационного развития

Глобализация как порождение постыодернизационных процессов и ее противоречия

Рис. 2. Глобализация как порождение постыодернизационных процессов и ее противоречия

Несомненно, что перестроечная неустроенность экономики обостряет все предшествующие противоречия. Это видно на примере обострения конфликтов внутри Евросоюза, начиная со второй половины 2011 г. и особенно на фоне роста провоцирующего конфликтного поведения во взаимоотношениях с Россией.

Ну а что в данной ситуации делает Европейский парламент? С позиции здравого смыслы он ведет себя как-то странно. За последние пять лет он занимался вроде бы всем, но ничем особенно конкретным. Среди рассмотренных им вопросов, как правило, не было жизненно важных. Видимо, следует сделать вывод, что более актуальные проблемы решали все же исполнительные структуры — Еврокомиссия и Евросовет.

Легислатура седьмого созыва (2009-2014 гг.) Европейского парламента за минувшие годы работы представительного органа Евросоюза приняла нормативные акты, касающиеся законов о борьбе с табаком, сохранения рыбных запасов, сельской реформы, финансового регулирования, стоимости звонков с мобильного телефона в роуминге Союза, свободы Интернета[3]. Депутаты Европейского парламента подвергались интенсивному лоббированию со стороны табачной промышленности и фармацевтических компаний, отклонив европейские предложения Комиссии использовать электронные сигареты в качестве лекарственных средств.

В результате тяжелых переговоров, длящихся несколько лет, парламентарии приняли далеко идущую реформу рыболовной политики в Евросоюзе, основным направлением которой является возврат полномочий рыболовным районам, вместо микро-управления рыболовством из Брюсселя. Впервые депутаты Европейского парламента смогли повлиять на общую сельскохозяйственную политику Евросоюза (на долю которой приходится более 40% бюджета Евросоюза): сложная система налогообложения сельскохозяйственных субсидий изменилась, но не столь радикально, как многие европейские фермеры надеялись. Хотя и этого было достаточно, чтобы вызвать негодование у депутатов-кон- серваторов Великобритании и некоторых «зеленых».

Европейского парламентарии прошлого созыва отметились и активным участием в формировании новых правил Союза для банков и других финансовых услуг[4], продемонстрировавших свою некомпетентность во время глобального финансового кризиса, начавшегося в 2008 г. При этом, консервативная Великобритания вновь выступила против нового пакета правил, пожаловавшись в Европейский суд. По предложению Еврокомиссии и с одобрения депутатами Европейского парламента операторы сотовой связи были вынуждены снизить цены на оказание соответствующих услуг (верхний предел вместо 70 евроцентов сменился 45 центами).

Парламентарии под натиском тысяч европейских активистов отвергли международное соглашение АСТА[5], которое поддержали многие правительства во всем мире, лоббистская инициатива главным образом крупных корпораций — поставщиков интеллектуальной и развлекательной продукции. Интересно, что разработка и согласование АСТА в 2007-2010 гг. проводилась негласно и непублично. Формат «соглашения» не предполагал ни общественного обсуждения, ни референдумов, ни прочего «официалиоза». После утечки черновика в Сеть АСТА как таковая привлекла к себе массу недружественного внимания со стороны правозащитников и борцов за свободу информации. Бесспорно, АСТА не законопроект, однако и ее принятие потребовало бы ратификации со стороны Европейского парламента. Но под давлением общественности Парламент 478 голосами против 39 был вынужден вынести беспощадный вердикт об отклонении самой идеи принятия АСТА.

Практика сегодняшних дней подтверждает, что полномочия Европейского парламента не соответствуют его роли как традиционного представительного учреждения, потому что в сферах компетенции отсутствует основная сфера деятельности, присущая парламенту, — законотворчество. К тому же известны примеры принятия норм «европейского права» без участия Европейского парламента. Несмотря на это, несомненно, возрастает политическая роль Европейского парламента как органа, без участия которого не принимаются важные решения в Европейском Сообществе[6].

Парламент обладает определенными полномочиями в сфере внешних связей Европейского союза и — в более ограниченной мере — в области общей внешней политики и политики безопасности. Заключение соглашений между Евросоюзом и одним или несколькими государствами (международными организациями) в соответствии со ст. 300 Договора о Евросоюзе допускается только с согласия Европейского парламента, если соглашения затрагивают отношения, регулирующиеся внутренними нормами Союза путем процедур согласования и совместного принятия решений. Однако некоторые договоры могут быть заключены в рамках консультационной процедуры. В этом случае решение о принятии в члены Сообщества нового государства в соответствии со ст. 49 Договора о Евросоюзе может быть принято только с согласия Парламента, принимающего решения абсолютным большинством входящих в его состав депутатов.

Однако Парламент Европы не обладает правом ратификации международных договоров. В соответствии с Договором о Евросоюзе его основные полномочия в этой сфере сводятся преимущественно:

  • • к даче консультаций и рекомендаций по вопросам внешней политики Евросоюза, которые не имеют обязательного характера (п. 5 ст. 133 и п. 3 ст. 300 и ст. 21);
  • • праву на получение исчерпывающей информации по вопросам общей внешней политики и политики безопасности Евросоюза (п. 2 ст. 300);
  • • выражению Парламентом согласия или несогласия в отношении ряда рассматриваемых вопросов, касающихся внешней политики Евросоюза. В соответствии со п. 3 ст. 300 согласие Европейского парламента требуется в обязательном порядке в тех случаях, когда речь идет о соглашениях,
  • • заключенных Сообществом с одним или несколькими государствами (международными организациями), учреждающими «ассоциацию, предполагающую взаимные права и обязанности, совместные действия и особые процедуры» (ст. 310);
  • • устанавливающих особые институциональные рамки путем организации процедур сотрудничества;
  • • имеющих важное бюджетное значение для Сообщества;
  • • влекущих за собой поправки к актам, принятым в соответствии с процедурой совместного принятия решений, в ^законодательном порядке.

На практике Европейский парламент участвует в осуществлении внешнеполитических функций не столько за счет наделения его правом вынесения самостоятельных решений, сколько путем довольно активного обсуждения различных проблем международного развития или ситуаций, складывающихся в отдельных районах мира, непосредственно на своих пленарных заседаниях и в парламентских комиссиях. Это свидетельствует о существенных изменениях статуса Европейского парламента по мере эволюции интеграционных образований, главное из которых — все возрастающее участие Европейского парламента в функционировании Евросоюза.

Важным развивающимся правом Европейского парламента является его участие (хотя и косвенное) в международных переговорах и заключении международных договоров (п. 6а ст. 218 Договора о Евросоюзе).

Европейский парламент незамедлительно и в полном объеме получает информацию, касающуюся предварительного применения или прекращения действия соглашений, а также формирования позиции Евросоюза. Одобрение Европейского парламента требуется во всех без исключения случаях, когда подписываемое соглашение устанавливает новые или прекращает уже действующие внутренние нормативные акты, принимаемые на основе законодательной процедуры, — решения могут иметь важные правовые и финансовые последствия. Подлежат одобрению Парламентом и соглашения, на основе которых учреждаются совместные органы Сообщества с третьими странами или международными организациями. Кроме этого, Европейский парламент обладает правом запрашивать Европейский суд о «конституционности» заключаемого Союзом международного договора.

Бесспорно, участие Европейского парламента в делах Евросоюза все возрастает, однако «в аспектах международных отношений Европейский парламент имеет недостаточное влияние»[7]. Более того, многие государства-члены по-прежнему противятся усилению его внешнеполитических функций. А с другой стороны, Союз, превратившийся из небольшой субрегиональной группировки экономического характера в подлинно европейскую интеграционную организацию, имеющую единый внутренний ранок, единое европейское гражданство для более чем полумиллиардного населения, комплекс органов исполнительной, законодательной, судебной властей, не должен ли усиливать роль своего Парламента как наднационального законодательного института, представляющего интересы народов Европы? Актуальность такой постановки вопроса очевидна, если учесть, что целый ряд как зарубежных, так и отечественных исследователей придерживаются того мнения, что Европа неуклонно двигается в направлении формирования федеративного супергосударства.

Было бы преждевременно считать, что события последнего времени, которые сотрясают сами основы если не самого Союза европейских стран, то Еврозоны, подтолкнули руководителей отказаться от идеи его федерализации. Об этом свидетельствует председатель Еврокомиссии Ж.-М. Баррозу, призвавший в середине сентября 2012 г., как бы игнорируя пертурбации, которые переживает Евросоюз, превратить Европейское Сообщество в «федерацию национальных государств»[8]. Но попытки возобновить общественные дискуссии о будущем Евросоюза в последние годы регулярно проваливались. «Возможно, самый серьезный недостаток этого оперяющегося сверхгосударства заключается в том, что оно не является демократическим, не будет демократическим, да и в принципе не может стать таковым. Дело здесь вовсе не в постоянно склоняемом “демократическом дефиците” (имеется в виду отсутствие у граждан каналов эффективного влияния на официальный Брюссель—Примечание автора), который обычно связывается с несоответствием полномочий Еврокомиссии и Европейского парламента.... И Комиссия, и Парламент проводят одну и ту же федералистскую программу, а она не является демократической. ... Сколько бы попыток наладить связи между политическими партиями различных европейских стран ни предпринималось, эти партии будут ориентироваться на национальные программы и вопросы, поскольку именно от них зависит их успех и будущее. Влияние же европейских вопросов на результаты выборов, скорее всего, будет негативным, ибо то, что идет на пользу Европейскому союзу, например, открытые границы или более свободная иммиграция, вызывает всеобщее раздражение»[9].

В действительности наученные горьким опытом народных волеизъявлений (Греция, Испания, Великобритания) политические элиты теперь старательно пытаются избегать референдумов, а это значит, что невысказанный протест будет прорываться наружу в других формах. Единственным напрямую избираемым органом остается Европейский парламент, однако, несмотря на широкие полномочия, политику Сообщества определяет не он. Реальная власть сосредоточена в коридорах Еврокомиссии, а все судьбоносные решения исходят от политических лидеров крупнейших стран. Часть населения (62%) считает Евросоюз бесполезной и дорогостоящей надстройкой над их странами[10].

Более адекватными выглядят позиции тех исследователей, которые убеждены в конфедеративном характере Евросоюза[11]. В известных критических условиях вся еврозона может объявить дефолт. Не будучи в состоянии обслуживать долги своих участников из-за ограниченного доступа на свободный финансовый рынок, она проведет их реструктуризацию как общего долга. Девальвация евро послужит решением проблемы[12]. Как следствие, с одной стороны, произойдет обобществление национальных суверенных долгов в масштабах всей еврозоны. С другой — еврозона выйдет из нынешнего аморфного состояния. Она превратится в подлинно финансовый, налоговый и банковский союз (иначе говоря, в нечто совсем близкое к конфедеративному образованию).

Подобного рода спекулятивные размышления по поводу будущего еврозоны не добавляют оптимизма. Вместе с тем не меньшее количество вопросов порождают предложения, касающиеся диверсификации инструментов, с помощью которых государства — члены Евросоюза могли бы выйти на траекторию более быстрого и устойчивого экономического роста. Эти вопросы носят двойственный характер[13]. Во-первых, по поводу бесконечных претензий к Германии со стороны ее партнеров по Союзу. Во-вторых, они возникают в связи с тем, что у Европейского союза имеется серьезный дефицит инструментов квазигосу- дарственной и наднациональной поддержки экономического роста.

Бывший директор Института Европы РАН Н.П. Шмелев пророчески заявил 10 лет назад: «... существующий сегодня скепсис по поводу порой слишком высоких амбиций Европейского союза в чем-то обоснован: неизвестно когда еще, и вообще, сумеет ли Европейский союз переварить его расширение (в ближайшей перспективе Болгария, Румыния, Турция, балканские страны, а также стремящиеся в Союз Украина, Молдавия, возможно, Закавказье)»[14].

В поддержку этой идеи написано много статей ведущими исследователями Европейского союза, суть которых сводится к описанию условий, при которых Евросообщество распадется[15]. Будущее европейской интеграции и всего Евросоюза выглядит очень хрупким. Во-первых, еврооптимисты в достаточной мере не учитывают роль внутренней политики в государствах — членах Союза, во многих из которых в последнее десятилетие был отмечен значительный подъем «антиев- ропейских» политических взглядов и движений. Во-вторых, они не замечают, в какой степени общий высокий уровень политической интеграции в Европе зависит от участия и поддержки экономически мощного гегемона Сообщества— Германии. Евросоюз сталкивался и пережил много кризисов в прошлом, но никогда еще не сталкивался с кризисом, «сделанным в Германии». Безусловно, нынешний кризис Евросоюза является симптомом более широкого кризиса - «недомогание» регионального и международного многостороннего подхода.

Однако ассистировавший М. Шульцу на пресс-конференции, посвященной его программе развития Европейского союза, председатель Социал-демократической партии Германии и вице-канцлер Германии 3. Габриэль назвал существующий «порядок — “большим прогрессом” и “шансом” демократизации всего Союза европейских стран», поскольку теперь определяющим фактором будет не договоренность глав государств и правительств, достигнутая за закрытыми дверями, а «решение депутатов Европейского парламента, а значит — в конечном счете — их избирателей».

Неужели? Главным образом не решающий законодательных дел институт Евросоюза — Парламент — с этого момента сможет принимать правовые акты, выражающие волеизъявление всех европейских народов, так сильно желающих влиять на интеграционную политику всего Европейского Сообщества? Слишком оптимистичная позиция, даже для Евросоюза. Такая же, как например, настоящее дело с поисками путей преодоления украинского кризиса. В общем, во внешнеполитическом разделе своей программы М. Шульц выступал за более тесную координацию действий стран Союза в международных делах, сферах безопасности и оборонной политики. С точки зрения немецких социал- демократов, «Евросоюзу не нужны 28 сухопутных армий, 28 ВМС и 28 ВВС»[16]. Но об отправке объединенных миротворческих сил Евросоюза на Украину, однозначно, речи пока не идет.

В своей программе М. Шульц выражал обеспокоенность проблемой энергетической безопасности Евросоюза, оказавшейся под угрозой в связи с российско-украинским конфликтом. Еврокомиссия уже получила от Европейского парламента задание разработать план снижения зависимости Евросоюза от поставок российских энергоносителей. Председатель Европейского парламента активно поддерживает такое начинание и обещает сделать решение этой проблемы одной из главных тем в Брюсселе. В этой связи он приветствовал также инициативу министров иностранных дел Германии, Польши, Чехии, Словакии и Венгрии усиленно координировать действия Евросоюза по обеспечению энергетической безопасности.

Противоположную точку зрения демонстрирует М. Ле Пен, высказываясь о необходимости усиления контактов в энергетической сфере Франции с ее российскими партнерами, впрочем, как и всего развития стратегического направления, обращенного к России. «Российская модель — альтернатива американской в экономическом плане. Вместе мы могли бы лучше защищать наши стратегические интересы и бороться против мировой финансовой системы, которая основывается на непомерных привилегиях доллара»[17].

Она также ясно дала понять, что вина за происходящее на Украине лежит на Евросоюзе, «... приняв участие в том, что восстание превратилось в революцию, потому что они заставили часть украинцев поверить в то, что Украина может войти в Союз... Нужно совершенно точно сказать: европейцы не хотят видеть Украину в Евросоюзе, равно как ни Албанию, ни Македонию, ни Турцию»[18]. Во многом лидер партии «Национальный фронт» - единственной во Франции - поддерживает политические взгляды В. Путина о невмешательстве в сирийский конфликт, легитимности обще-крымского референдума и осуждает политику санкций, введенных, в частности, Парламентской ассамблеей Совета Европы, против России, называя их «контрпродуктивной и ненужной мерой»[19].

Однако 16 сентября 2014 г. по всем телеканалам еврозоны были сообщения о вновь организованном голосовании в Европейском парламенте по поводу ассоциации Украины с Союзом европейских стран, окончившимся синхронной ратификацией Верховной Радой и Европейским парламентом соответствующего соглашения. Хрестоматийные антироссийские сентенции с трибуны озвучил председатель Комитета по иностранным делам, суть которых сводилась к игнорированию позиций третей стороны — России — в якобы двустороннем соглашении. Но простите многоуважаемый Э. Брок, разве 12 сентября того же года Евросоюз, РФ и Украина на трехсторонней министерской встрече в Брюсселе не достигли компромисса по имплементации соглашения об ассоциации? Достигли. Поэтому и соответствующая позиция Москвы, заключающаяся в том, что любые действия Украины по изменению своих законов с целью привести их в большее соответствие с регулирующими нормами Европейского союза будет рассматривать как «нарушение условий отсрочки», которое даст основание для применения ответных мер.

Примечательно было выступление Т. Жданок — первого русского депутата Европейского парламента (фракция Зеленых и Европейского Свободного альянса). Началось оно с выравнивания возмущения по поводу позиции «боссов» Европейского парламента, считающих себя вправе диктовать депутатам свое мнение. Парламентским боссам не понравились высказывания Т. Жданок в отношении кризиса на Украине, впрочем, как и ее «неправильные» слова о статусе Крыма: «Поскольку я была наблюдателем на референдуме о статусе Крыма, я не нуждаюсь в консультациях по этому вопросу у юристов-теоретиков, при этом еще и обслуживающих геополитические интересы Германии и США. Я лично убедилась, что крымский референдум проходил в полном соответствии с волей народа Крыма, без принуждения или внешнего давления»[20].

Портрет в деталях

Татьяна Аркадьевна Ждандк (1950) — латвийский математик и политический деятель. После окончания в 1972 г. физико-математического факультета Латвийского государственного университета до 1990 г. преподавала. В 1980 г. получила степень кандидата физико-математических наук. Состояла в КПСС.

В 1988 г. вступила в Народный фронт Латвии, а в 1989 г., когда Народный фронт определил своей целью восстановление независимости Латвийской Республики, включилась в работу оппозиционного движения Интернационального фронта трудящихся Латвийской ССР, выступавшего за сохранение Латвии в составе СССР. 1989-2004 гг. —депутат Рижского горсовета, 1990—1993 гг. —депутат Верховного Совета Латвии, 1997 г. —депутат Рижской думы.

В 1999 г. лишена мандата судом за деятельность в 1991 г. в Компартии Латвии (в связи с судопроизводством по делу Т. Жданок особое заявление приняла Госдума РФ (постановление от 12 мая 1999 г. № 3957-II ГД)).

В 1992 г. получила степень доктора физико-математических наук, стала одним из учредителей Латвийского комитета по правам человека. В 1993 г. — один из лидеров движения «Равноправие». 1995-2004 гг. — сопредседатель Латвийского комитета по правам человека. В 2001 г. стала лидером партии «Равноправие» (как представитель этой партии является сопредседателем объединения «За права человека в единой Латвии» («ЗаПЧЕЛ») с 2000 г.).

С 2004 г. избрана депутатом Европейского парламента. В 2005 г. стала одним из основателей Европейского русского альянса. В 2009 г. переизбрана депутатом Европейского парламента, в следующем году выдвинута кандидатом «ЗаПЧЕЛ» в премьеры, а в 2012 г. была единогласно переизбрана председателем Европейского русского альянса.

В 2014 г. переизбрана депутатом Европейского парламента. Член Всемирного координационного совета российских соотечественников, проживающих за рубежом.

Между Россией и Евросоюзом назрел целый ряд серьезных разногласий. Это и сфера энергетики, и столкновение интересов на постсоветском пространстве, и дискуссия о правах человека, и жесткая конкуренция на отдельных товарных рынках[21]. В сфере энергетики, при общей тенденции к увеличению объемов торговли, наметился наиболее острый проблемный фон. Кризис поставок энергоносителей из России в Украину и Белоруссию значительно изменил подходы Европейского союза к формированию отношений с российскими партнерами в энергетической области. Евросоюз развивает обширные планы по диверсификации поставок энергоносителей, строительству транспортной и трубопроводной структуры в обход России.

Большое значение имеет также требование Европейского Сообщества к отмене Россией нетехнических ограничений на пролеты авиакомпаний стран еврозоны по Транссибирскому воздушному маршруту. Можно представить, как это же требование может быть в дальнейшем распространено и на другие виды транзитного сообщения, и прежде всего транзит энергоресурсов.

Довольно остро стоит проблема столкновения интересов и планов России и Евросоюза относительно стран СНГ. Фактически Европейское Сообщество пришло на постсоветское пространство с 2004 г., в связи с проблемой Приднестровья и событиями «оранжевой революции» на Украине. Во время председательства Германии внешняя политика Евросоюза вышла и на Среднюю Азию. У России и Евросоюза не совпадают представления о степени совместимости европейского и постсоветского интеграционных пространств. Например, синхронизация энергосистем Украины и Молдавии может происходить либо с Россией и другими странами СНГ, либо с Евросоюзом.

Стратегия Евросоюза в отношении постсоветского пространства строится на задачах по стабилизации проблемных стран и регионов и одновременно запуску процессов частичной интеграции наиболее подготовленных для этого стран. Однако стоит отметить, что Россия никогда не была включена в стратегии Союза относительно посткоммунистического пространства. В связи с этим политика Брюсселя в отношении стран СНГ носит принципиально иной характер, чем его политика в отношении России, что само по себе является почвой для конфликтных ситуаций.

Постсоветское пространство, разумеется, не единственная зона международно-политических разногласий России и Европы. Серьезнейшими камнями преткновения остаются вопросы статуса Косово, установки систем противоракетной обороны США в Центральной Европе, политика в отношении Ближнего Востока. Однако именно «постсоветские противоречия», в силу их исключительной приоритетности, для самой России являются определяющими в стратегическом плане.

Еще одной значительной проблемой, отравляющей российско-европейские отношения, является уже упомянутая критика России за ущемление демократии и прав человека. Защита прав человека давно стала для Евросоюза одним из приоритетных вопросов во взаимоотношениях с внешним миром в целом и сопредельными странами в особенности. Все договоры и соглашения, которые подписывает Евросоюз, имеют и идеологическую обусловленность: «стратегия стимулируемой европеизации» (например, принятая в 2000 г. Хартия фундаментальных прав Европейского союза является главным мерилом при оценке норм демократии в третьих странах). Фактически, с первого квартала 2012 г.

Запад добивался от Минска уступок в вопросах «демократизации белорусского общества», демонстрируя своими действиями политику скоординированного дипломатического давления на Беларусь. Ответом стало совместное заявление правительств Беларуси, Казахстана и России, которые выступили против использования санкций как инструмента давления на одного из членов Единого экономического пространства.

Во взаимодействии России и Евросоюза усматривается значительная асимметрия. Если для первого речь идет о важнейшем внешнем партнере, то для второго — о включении аутсайдера в преуспевающее европейское пространство, и желательно в качестве энергетического придатка со слабым голосом. Так, например, заместитель председателя Европейского парламента Р. Чарнецкий 21 августа 2014 г. заявил, что Европе необходимо приготовить профилактические санкции против ключевых сегментов российской экономики и исключить рубль из международного финансового оборота[22]. Вообще, при слабом аппарате представительства российских деловых кругов в Брюсселе, отсутствии пророссийских лобби, понимается, что это заявление может быть не шуткой.

Формально завершившийся политический кризис в Молдове с момента инаугурации президента Н. Тимофти, теперь кажется заранее спланированным и подготовленным «элитой» Европейского Сообщества. Ведь, по словам избранного президента, объединить молдавское общество может только идея евроинтеграции, и он будет активно работать для продвижения необходимых реформ и сближения страны с Евросоюзом[23]. Впрочем, Евросоюз хочет активизировать свою роль и в странах Южного Кавказа, например, в процессе урегулирования карабахского конфликта. В постановлении Союза была выражена и поддержка суверенитета и территориальной целостности Грузии, а также обеспокоенность военным присутствием России в Абхазии и Южной Осетии. Энергетическое сотрудничество по-прежнему остаются важной темой в диалоге Брюсселя и Баку, суть которого сводится к развитию перспектив жизнеспособности проекта Южного газового коридора, ориентированного на организацию поставок на рынки Европы не только газа, но и других проектов в азербайджанском секторе Каспия. С февраля 2012 г. Евросоюз продолжает четыре проекта в рамках Региональной экологической программы для Центральной Азии, которые нацелены на повышение уровня регионального сотрудничества и партнерства с Европой в области комплексного управления водными ресурсами, лесоводства и биоразнообразия, экологического мониторинга.

В очередной раз обострились отношения Евросоюза и КНР в рамках диалога по правам человека[24]. После того, как представитель Евросоюза по внешним делам выразил обеспокоенность по поводу ухудшения ситуации с правами человека в Китае, Пекин в очередной раз высказал несогласие с «вмешательством Евросоюза во внутренние дела КНР под предлогом защиты прав человека». Даже несмотря на то, что в ходе двусторонней встречи в контексте обсуждения европейского финансового кризиса Пекин подтвердил свою готовность поддержать Евросоюз, последний не гарантирует предоставление Китаю желаемого статуса. Европейские либерал-демократы категорически отрицают саму возможность начать диалог с КНР по этому вопросу. К тому же Комитет по международной торговле Европейского парламента одобрил их доклад, в котором предлагается внести коррективы в евро-китайские торгово-экономические отношения, становящиеся с каждым годом менее сбалансированными. Европейский парламент потребовал от Комиссии продолжить давление на Пекин с целью добиться от последнего более этичного поведения в торговле, повышения курса юаня, защиты прав интеллектуальной собственности и санитарно-экологических стандартов Евросоюза.

В марте 2012 г. в Европейский парламент на очередные специальные слушания были приглашены представители латиноамериканских и европейских неправительственных организаций. Основной темой обсуждения было влияние ратификации трехстороннего соглашения Евросоюза с Колумбией и Перу и соглашения Евросоюз — Центральная Америка о зоне свободной торговли на социальные стандарты и окружающую среду в странах Латинской Америки. Представители Колумбии и Гватемалы наибольшей критике подвергли такие последствия соглашений, как концентрация земель в руках небольшой группы собственников, вырубка тропических лесов с целью выращивания на этих землях пальм для добычи пальмового масла, а также сахарного тростника как основной культуры альтернативных источников энергии[25]. Замечания касались важного для европейцев права человека на пользование водными источниками.

Видно, как Евросоюз заинтересован в создании большого количества зон свободной торговли как первого механизма налаживания международного сотрудничества. Будто лев в клетке, он мечется по всему миру в выборе подходящих партнеров. Однако много важнее определиться со своим будущим. Европа до сих пор не выбрала формат внутренней интеграции, а он будет определяющим, например, для отношения России к евроструктурам[26]. Провал проекта Европейской конституции на референдумах во Франции и Нидерландах выявил кризис механизма согласования интересов стран — участниц Евросоюза. В Евросоюзе просто нет общего видения дальнейших стратегических целей проекта евроинтеграции. В связи с этим актуальным для Союза должен стать вопрос: почему Европа нуждается в новой глобальной стратегии?

Однако на практике усилия пока ограничены осторожной реформой регулирования финансовых рынков стран еврозоны. Формирование новой, более надежной финансово-экономической архитектуры Евросоюза сдерживается несовпадением интересов ведущих государств-членов. В ближайшие годы европейцам вряд ли удастся кардинально разрешить накопившиеся проблемы, что обусловливает неопределенность развития еврозоны и вероятность новых кризисных ситуаций.

  • [1] Малько А.В., Соломатин А.Ю. Основы правовой политики: Учебное пособие. — М: РИОР, 2013. — С. 148.
  • [2] Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. — М.: Экономика, 2010. — С. 96-97.
  • [3] URL: http://www.bbc.com/news (дата обращения: 09.04.2015).
  • [4] Dardanelli Р. European Political Science Review. — Canterbury: University ofKent, 2014. — Vol. 6. — P. 213-236.
  • [5] Международное соглашение по борьбе с контрафактной продукцией(англ. The Anti-Counterfeiting Trade Agreement, ACTA) которое в случае согласования и подписания всеми заинтересованными сторонами предполагало принятие множества откровенно драконовских «антипиратских» мер, существенно ограничивающих граждан стран-подписантов в правах, или причинение им массы неприятностей. Например, предполагалась возможность досмотра электронных носителей при пересечении границы вплоть до исследования таможенниками легальности софта на ноутбуках.
  • [6] Никонов В. Куда идет Европа? // Стратегия России. — М., 2012. — № 10. —С. 2-12.
  • [7] Вигемарк Л.Г. О роли Европейского парламента в международной деятельности Европейского союза // Европейский парламент. Проблемы и перспективы / Под общ. ред. В .Я. Швейцера. — М.: Огни, 2004. — С. 22.
  • [8] URL: http://barfin.ru/person/224/barrozu (дата обращения: 12.04.2015).
  • [9] Тэтчер М. Искусство управления государством. Стратегии для меняющегося мира. — М., 2013. — С. 373.
  • [10] Financial and Economic Crisis, Financial Services, Corruption, DevelopmentAid, and Gender Equality // Eurobarometer. — 2011. — № 76. — P. 33.
  • [11] Энтин M. Последние тенденции развития Европейского союза // Вся Европа. — М, 2013. — № 6-8 (78). — С. 18-21.
  • [12] Sentiment in euro zone brighter // International Herald Tribune. The GlobalEdition of the New York Times. — 2013. — July. — P. 17.
  • [13] Nelson D. Schwartz. Encouraging signs in Europe and U.S. / D. Nelson // International Herald Tribune. — New York: The Global Edition of the NY Times. 2013.August 1. — P. 15.
  • [14] Шмелев Н.П. Вступительное слово / Под общ. ред. В.Я. Швейцера // Европейский парламент. Проблемы и перспективы. — М.: Огни, 2004. — С. 13.
  • [15] Громыко А.А. Устоит ли новый Вавилон? (Проблемы межцивилизационной интеграции Европы) // Современная Европа. — М.: Институт Европы РАН,2010. — № 1. — С. 18-30; Webber D. How likely is it that the European Union willdisintegrate? URL: http://ejt.sagepub.com (дата обращения: 14.04.2015).
  • [16] Пресс-конференция программы М. Шульца на пост председателя Комиссии Европейского союза. Берлин. 5 мая 2014 г. URL: http://www.dw.de (датаобращения: 18.04.2015).
  • [17] Ле Пен М. О демонизации России на Западе, мигрантах и однополых браках. URL: http://izvestia.ru/news (дата обращения: 09.04.2015).
  • [18] Ле Пен М. Европейцы не хотят видеть Украину в Евросоюзе. URL:http://vz.m/news/2014/3/5/675656.html (дата обращения: 09.04.2015).
  • [19] Пугин понял, что его обманули с соглашением об ассоциации Украиныс Евросоюзом. URL: http://vlasti.net/news/202710 (дата обращения: 09.04.2015).
  • [20] URL: http://tatjana-zdanoka.livejoumal.com (дата обращения: 09.04.2015).
  • [21] Мешков А. Слухи о скором распаде Европейского союза, как нам представляется, преждевременны // Международная жизнь. — 2013. — № 8. —
  • [22] Рубль предлагают исключить из международного финансового оборота.URL: http://ria.ru/economy/20140821 (дата обращения: 18.04.2015).
  • [23] Куликова Н. Новая политика соседства. Страны СНГ // Европейский союз:факты и комментарии. — М.: Ин-т Европы РАН, 2012. — Вып. 67. — С. 24—30.
  • [24] Тэвдой-Бурмули А. Отношения с развивающимися странами. КНР // Европейский союз: факты и комментарии. — С. 33-34.
  • [25] Абрамова М. Отношения с развивающимися странами. Латинская Америка // Европейский союз: факты и комментарии. — С. 34—35.
  • [26] Why Europe needs a new global strategy? / S. Dennison, R. Gowan, H. Kund-nani and other. — Berlin: ECFR, 2013. — P. 5-8.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ
 

Популярные страницы