«КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ» Н. Я. ДАНИЛЕВСКОГО

Николай Яковлевич Данилевский (1822-1885) является одной из наиболее значимых фигур в плеяде оригинальных русских мыслителей XIX века. К сожалению, большая часть его духовного наследия остается до сих пор почти не известной для образованной части нашего общества, особенно в смысле правильного, адекватного понимания и использования его идей. В его творчестве есть многие ценности и идеалы, крайний дефицит которых мы сегодня так ясно ощущаем, и поэтому его научное наследие будет исследоваться еще не одним поколением ученых, чтобы стать доступным и понятным многим.

Н. Я. Данилевский рассматривает всеобщую историю человечества как ряд культурно-исторических типов. По своей значимости для истории теория культурно-исторических типов может сравниться только с таблицей Д. И. Менделеева для химии. Это открытие в исторической науке представляет собой определенный переворот, который не остался незамеченным на Западе и повлиял на взгляды таких крупных представителей западной мысли, как Освальд Шпенглер, Арнольд Тойнби, Альфред Вебер и др. В России Н. Я. Данилевский нашел себе приверженцев еще при жизни (Константин Леонтьев).

Одно из важных положений в системе Данилевского - представление об этапах или уровнях развития наук. Здесь мы имеем понятие о так называемой «системе науки», то есть о внутренней структуре строения науки, о принципе, который лежит в основе ее. Этот принцип построения науки может реально отражать связи в объекте данной науки или же просто служит временным средством для организации знаний и сведений. Данилевский так поясняет это понятие: «Я говорю о внутренней системе наук, то есть о расположении, группировке предметов или явлений, принадлежащих к кругу известной науки, сообразно их взаимному сродству и действительным отношениям друг к другу»[1].

Понятие «естественной системы науки» как раз и отражает то состояние, когда наука наиболее адекватно отражает связи в реальных изучаемых ею явлениях действительности. Автор выделяет три основных требования для естественной системы науки:

  • 1. Принцип деления должен обнимать собою всю сферу делимого, входя в нее как наисущественнейший признак.
  • 2. Все предметы или явления одной группы должны иметь между собою большую степень сходства или сродства, чем с явлениями или предметами, оттесненными к другой группе.
  • 3. Группы должны быть однородны, то есть степень сродства, соединяющая их членов, должна быть одинакова в одноименных группах[2].

Период естественной системы в науке не является завершающим, за ним следует период частных эмпирических законов и общего рационального закона. Эти этапы в развитии науки Данилевский подробно рассматривает на примере астрономии[3]. Анализируя наличие этих периодов в исторической науке, Он констатирует, что такая общепринятая группировка в рассмотрении всемирной истории, как деления на древнюю, среднюю и новую истории, не удовлетворяет требованиям естественной системы в науке. В частности, в такой системе нет отличия степеней развития от типов развития.

Н. Я. Данилевский вводит это недостающее понятие типа исторического развития: «Деление истории на древнюю, среднюю и новую, хотя бы и с прибавлением древнейшей и новейшей, или вообще деление по степеням развития - не исчерпывает всего богатого содержания ее. Формы исторической жизни человечества, как формы растительного и животного мира, как формы человеческого искусства (стили архитектуры, школы живописи), как формы языков (односложные, приставочные, сгибающиеся), как проявление самого духа, стремящегося осуществить принципы добра, истины и красоты (которые вполне самостоятельны и не могут же подчиняться один развитию другого), не только не изменяются и совершенствуются повозрастно, но еще и разнообразятся по культурноисторическим типам. Поэтому, собственно говоря, внутри одного и того же типа, или, как говорится, цивилизации, и можно отличать те формы исторического движения, которые обозначаются словами: древняя, средняя и новая история. Это деление есть только подчиненное, главное же должно состоять в отличении культурно-исторических типов, так сказать самостоятельных, своеобразных планов религиозного, социального, бытового, промышленного, политического, научного, художественного, одним словом, исторического развития»[4].

В работах Н. Я. Данилевского, прежде всего, в его основном труде «Россия и Европа» (1869), посвященном социально-исторической проблематике, содержится целостное учение о закономерностях исторического развития. Данилевский приходит к теории культурно-исторических типов через введение новой схемы всемирной истории. Говоря об искусственной схеме «древний мир - средние века - новое время», он предложил в качестве естественной, то есть реально отражающей ход всемирной истории, схему деления истории на культурно-исторические типы. Он пишет: «Естественная система истории должна заключаться в различении культурно-исторических типов развития как главного основания ее деления от ступеней развития». Для обозначения культурно-исторических типов Данилевский использует понятия «культурный тип», «тип», «культура», «цивилизация». В истории человечества он выделяет следующие типы: египетский, китайский, ассирийско- вавилоно-финикийский, индийский, иранский, еврейский, греческий, римский, ново-семитический (аравийский), германо-романский (европейский)[5].

Исходной точкой воззрений Данилевского является непригодность такого понятия как «человечество» для анализа всемирной истории. Он предлагает исключить эту категорию из социально-исторических исследований, поскольку она «не представляет собою ничего конструктивного, сознательно идущего к какой-либо определенной цели, а есть только отвлечение от понятия о правах отдельного человека, реконструированного на всех ему подобных»[6].

Критически характеризует он и понятие «общечеловеческая цивилизация». «Общечеловеческой цивилизации не существует, - пишет Данилевский, - и не может существовать, потому что это была бы только невозможная и вовсе нежелательная полнота. Всечеловеческой цивилизации, к которой можно было бы примкнуть, также не существует и не может существовать, потому что это недостижимый идеал»[7]. Вместо категории человечества и общечеловеческой цивилизации социолог предлагает рассматривать в истории народы и созданные ими культуры.

Культурно-исторические типы представляют собой группы народов, имеющие языки одного корня. Для того, чтобы в рамках культурно-исторического типа возникла и развивалась оригинальная культура, необходима политическая самостоятельность составляющих его народов. Богатство культуры определяется при этом количеством его этнографических элементов. Каждый культурно-исторический тип проходит в своем развитии четыре стадии: этнографическую, государственную, стадию цивилизации, стадию апатии самодовольства или отчаяния. Развивая свою теорию культурно-исторических типов, Данилевский создает свое учение о нациях.

Народности, по Данилевскому, «суть органы человечества, посредством которых заключающаяся в нем идея достигает, в пространстве и времени, возможного разнообразия, возможной многосторонности осуществления... Народность составляет поэтому существенную основу государства, самую причину его существования, и главная цель его и есть именно охранение народности»[8].

Всемирная история есть история возникновения и исчезновения групп народов, которые в своем развитии проходят две ступени: племенную и государственную. Каждый народ во время племенной стадии проходит ступень воспитания, которая может быть связана с внешним завоеванием. Государство создается для охраны национальной жизни, чести и имущества граждан. Прежде, чем образовать государство, народ должен выработать представление о самом себе, на ступени самосознания - выработать свой политический идеал. В отдельной культуре, исходя из определенных естественно-исторических предпосылок, развитие идет во всех направлениях, пока не исчерпаются все внутренние возможности. При потере народом своего политического чувства государство, им созданное, распадается.

Чтобы выполнить свою самобытную историческую роль, нация должна создать свое государство. Но не всякая нация имеет право на свое национальное государство. Неосознание народом себя и своей исторической роли происходит от неспособности возвыситься над состоянием дикости и племенной раздробленности, а также от недостижения им определенного возраста зрелости. Некоторые нации уже переросли свое историческое состояние и не претендуют на единство, несмотря на сохранение своего этнографического сходства.

В так называемый государственный период, то есть в период перехода к гражданской свободе, народы определенное время должны испытать зависимость, которая вырабатывает у них привычку к дисциплине. Данилевский выделяет три основные формы такой зависимости: рабство, данничество и феодализм[9]. Рабство не способствует развитию сознательной дисциплины и не приводит к поставленной цели - созданию собственного государства. Данничество, являясь как бы формой коллективного рабства, не налагает больших ограничений на внутреннюю жизнь, и поэтому народы, его испытывающие, сохраняют свой внутренний устой, позволяющий им достичь в будущем состояния гражданской свободы, если это данничество не превосходит известной меры. При феодализме подчиненный народ не сохраняет своей отдельности, смешиваясь с преобладающим. В результате свержения гнета государство переходит к следующему периоду своего развития - гармоническому, в котором происходит второй расцвет культуры - ее апогей.

Цивилизация является центральным периодом в развитии культурно-исторического типа. Н. Я. Данилевский так пишет об основных особенностях этого периода: «Из данных, представляемых историей, известных культурноисторических типов, можно вывести как общую черту государственного периода их развития потерю большей или меньшей части первобытной племенной независимости (племенной воли в той или иной форме) и как общую же черту цивилизационного периода - стремление к освобождению от этой зависимости и к замене утраченной древней воли правильною свободою, - замене, которая, впрочем, еще ни разу вполне не была достигнута»[10].

Особый интерес представляет постановка в работах Николая Данилевского так называемого восточного вопроса для России. Восточный вопрос представляет собой как бы содержание следующего этапа в развитии истории, суть которого, по мнению Данилевского, состоит в борьбе между умирающим культурно-историческим типом германороманской цивилизации, или, другими словами, современной Европы, и зарождающимся новым - славянским культурно-историческим типом.

В качестве исхода такой борьбы на ближайшие двести лет представляется образование на месте европейских государств единого европейского государства, складывание так называемого Славянского Союза во главе с Россией и вхождение Константинополя в состав этой федерации в качестве его культурно-исторического центра. В конце прошлого века в одной из статей Фридрих Энгельс писал, что Россия стоит перед альтернативой - революция или Константинополь. Отчасти речь здесь идет также о восточном вопросе. Восточный вопрос есть вопрос политической организации славянских государств на базе племенной и религиозной схожести для отпора, прежде всего, Европе и для обороны от других внешних сил. Видимо, в рамках данной политической системы и должны создаться те условия, которые необходимы для дальнейшего исторического развития будущего славянского культурно-исторического типа.

Н. Я. Данилевский подчеркивает противоположность интересов России и Европы. «Противоположность наших существеннейших интересов с интересами европейскими - самая положительная, самая коренная, ничем не устранимая. Мы - представители Славянства, и в качестве таковых должны содействовать его политическому освобождению из-под немецкого, из-под мадьярского и из-под турецкого гнета и, затем, его политическому объединению, дабы доставить тем и себе, и ему достаточную силу сопротивления против всяких грядущих политических невзгод»[11].

Другой важный вопрос есть вопрос о стадии развития Российского государства и его возрасте. Согласно схеме, представленной у Данилевского, Россия созрела для государственной жизни в период монголо-татарского владычества. То, что было в Новгородском государстве и Киевской Руси, пока с трудом укладывается в эту схему. Итак, если принять за начало нашей государственной жизни победу на Куликовском поле и политическую независимость от татар, то следует определить начало нашего государства около 1300 года. Тогда получаем возраст России примерно 700 лет.

Россия вступает в период своей цивилизации, или заканчивается ее государственный период, который должен завершиться созданием политической системы славянских государств. Несмотря на европейские мнения о принадлежности России к Европе, об участии ее в деле цивилизи- рования отсталых народов, в действительности, по мнению Данилевского, Россия представляет собой препятствие к развитию и распространению настоящей общечеловеческой, то есть европейской, цивилизации. «Этого взгляда, собственно, и держится Европа относительно России. Этот взгляд очень распространен и между корифеями нашего общественного мнения и их просвещенными последователями. С такой точки зрения становится понятным (и не только понятным, а в некотором смысле законным и, пожалуй, благородным) сочувствие и стремление ко всему, что клонится к ослаблению русского начала по окраинам России, - к ослаблению (даже насильственному) разных краев, в которых, кроме русского, существуют какие бы то ни было инородческие элементы, к покровительству, к усилению (даже искусственному) этих элементов и к доставлению им привилегированного положения в ущерб русскому»[12]. Последняя мысль помогает, с одной стороны, понять происходящие сегодня на окраинах России политические события, с другой - оценить сегодняшнюю ситуацию в целом как успех Европы и ее цивилизаторской миссии.

Понятие культурно-исторического типа позволяет, с одной стороны, правильно видеть область применения социологических законов, то есть социологический анализ должен распространяться не на всю историю человечества, а применяться только в рамках одного культурно-исторического типа. С другой стороны, оно позволяет выделить и описать во всемирной истории отдельные локальные цивилизации.

В истории социологии имеется множество периодизаций истории человечества. Вот примеры подобных периодизаций: Карл Маркс - феодализм, капитализм, социализм; Даниел Белл - доиндустриальное, индустриальное, постиндустриальное общество; Алвин Тоффлер - цивилизации первой, второй и третьей волны и другие. Согласно схеме Данилевского, такие периоды можно выделить не для всего человечества, а только для отдельной цивилизации.

В своих работах Н. Я. Данилевский, не отрицая конкретной приверженности интересам России, стремится выяснить общие закономерности общественно-исторического развития в совершенно новом методологическом подходе к анализу исторических процессов. Простота и ясность мысли сочетаются у него с удивительной ее логичностью. Сегодня важно многие моменты его теории развивать дальше, применительно к современным общественно-политическим проблемам. Концепцию Данилевского следует считать одной из первых попыток разработки культурно-цивилизационного в социальных науках.

ЛИТЕРАТУРА

Ко/ш Н. Dostoevsky and Danilevsky: Nationalist messianism // Simmons E. (ed.) Continutity and change in Russia and Soviet throhght. Harvard Univ. Press, 1956.

Mac-Master R. Danilevsky and Spengler: A new interpretation // Journal Modem History. 1954, Vol. XXVI. N 2.

Mac-Master R. The question of H. Ruckert’s influens on Danilevsky // Amer. Slavic a. East European Rev. 1955. Vol. 14.

Meyerhojf H. (ed.) The philosophy of history in our time. N.Y., 1959.

Авдеева Л. Р. Проблема «России и Европы» в воззрениях Н.Я. Данилевского и К.Н. Леонтьева // Вестник Московского университета. Сер. 7. 1982. №3.

Авдеева Л. Р. Русские мыслители: Ап. А. Григорьев, Н.Я. Данилевский, Н.Н. Страхов. М., 1992.

Афанасьев В. В. Славянофильская школа исторической социологии // Сознание и история. Барнаул, 1993.

Бестужев-Рюмин К. Н. Теория культурно-исторических типов // Данилевский Н.Я. Россия и Европа. СПб., 1889.

Вагайцев С. А. Послесловие // Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991.

Голосенко И. А. Социальная философия неославянофильства // Социологическая мысль в России. Л., 1978.

Данилевский И. Я. Дарвинизм. Критическое исследование. Т. 1. СПб., 1885; Т. 2. СПб., 1889.

Данилевский Н. Я. О низком курсе наших денег и новых источниках государственных доходов. СПб., 1886.

Данилевский И. Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому. СПб., 1871.(1889, 1895).

Данилевский Н. Я. Россия и Европа. М., 1991.

Захарова А. А. Россия в философско-исторической концепции Н. Я. Данилевского. Томск, 1986.

Кареев Н. Н. Теория культурно-исторических типов // Русская мысль. 1889. № 9.

Леонтьев К. Н. Владимир Соловьев против Данилевского // Леонтьев К.Н. Избранное. М., 1993.

Лосский Н. О. История русской философии. М., 1991.

Милюков П. Н. Разложение славянофильства // Вопросы философии и психологии. 1893. Т. XVIII.

Миненков Г. Я. Социологические воззрения Н. Я. Данилевского // История социологии. Минск, 1993.

Мордовский Н. В. К критике «философии истории» II. Я. Данилевского//Философские проблемы общественного развития. М., 1971.

Нугманова Н. А. Данилевский об всемирно-историческом процессе // Вестник МГУ. Сер. 8. 1997. № 2.

Пивоваров Ю. С. Николай Данилевский: в русской культуре и мировой науке // Мир России. 1992. № 1. С. 163-216.

Розанов В. В. Последние фазы славянофильства //Сочинения. М., 1990.

Сборник политических и экономических статей Н. Я. Данилевского. СПб., 1890.

Соколов И. А. А С. Хомяков и Н. Я. Данилевский // Наблюдатель. 1904. №6.

Соловьеве. С. Данилевский //Соловьев В.С. Сочинения. Т. 2. М., 1990. Соловьев В. С. Россия и Европа // Вестник Европы. 1888. № 2, 3. Страхов Н. И. Взгляды Г. Риккерта и Н. Данилевского // Русский вестник. 1899. № 10.

Страхов Н. Н. Жизнь и труды Н.Я. Данилевского // Данилевский Н.Я. Европа и Россия СПб., 1895. С. I - XVII.

Султанов К. В. Философско-социологическая система Н.Я. Данилевского и ее толкование в современной буржуазной социологии. Л., 1975.

  • [1] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991. С. 76.
  • [2] Там же. С. 78.
  • [3] Там же. С. 145.
  • [4] Там же. С. 85.
  • [5] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М, 1991. С. 88.
  • [6] Там же. С. 123.
  • [7] Там же. С. 107.
  • [8] Там же. С. 222.
  • [9] Там же. С. 234.
  • [10] Там же. С. 112.
  • [11] Сборник политических и экономических статей Н. Я. Данилевского. СПб., 1890. С. 7.
  • [12] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991. С. 64.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >