Причины появления интереса к теме личности в творчестве представителей субъективной школы

Антропологизм как мировоззрение, присущее русской социально-философской мысли XIX века. В XIX веке в России проблемой человека занимался А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский, В.Г. Белинский. Антропологический материализм русских социальных философов явился реакцией на русскую действительность. Абсолютизм, крепостное право, отсутствие каких-либо свобод вызывали протест со стороны передовых людей времени.

Популярность субъективного метода в социологии среди прогрессивных мыслителей России во второй половине XIX века. Причина его распространения — в социальной жизни России того периода, и в состоянии философской мысли. Отмена крепостного права в 1861 году в определенной степени способствовала становлению личности. Однако, реформа, пробудив самосознание, не разрешила социальных противоречий самой России[1] [2]. На фоне отмирающего крепостного права, громадных неграмотных крестьянских масс невозможно было ставить вопрос даже об элементарных свободах.

Общественно-историческое значение субъективной школы. Субъективный метод отвечал настроениям передовой интеллигенции того времени, ставил вопрос о ее ответственности за судьбы страны.

Субъективная социология явилась попыткой понять активную роль человека в системе общественных отношений, попыткой преодолеть фаталистическое, с одной стороны, и метафизико-механистическое, с другой, понимание развития общества. Перед критической мыслью России вставала проблема просвещения народных масс, которая выступала как нравственный долг перед народом.

Завершая социологический анализ концепций личности в субъективной школе1, выделим их отдельные положения и выводы, предвосхищающие развитие некоторых направлений и школ западной социологии.

В России значительно раньше, чем на Западе, социологи обратились к разработке теории личности, к подведению под социологию психологического фундамента. В трудах П.Л. Лаврова, Н.К. Михайловского, Н.И. Кареева, С.Н. Южакова эти проблемы впервые были сформулированы и детально разработаны, что не осталось незамеченным зарубежными историками науки[3] [4]. Русские социологи опередили своих западных коллег в постановке и разработке проблемы социальных ценностей и идеалов (к ней впервые обратился П.Л. Лавров), в анализе психологических механизмов подражания (Н.К. Михайловский на восемь лет опередил аналогичное исследование Г. Тарда), в построении теории потребностей (П.Л. Лавров).

Во многом методологическая позиция субъективистов, согласно которой личность рассматривается как главная движущая сила исторического процесса, важное значение придается ее нравственным характеристикам и уровню ее сознательности, опередила будущее развитие символического интеракционизма в американской социологии1, в частности, представители этого направления считали, что выражением социальности является индивидуальность; у общества нет какого-либо самостоятельного существования как особого состояния, внешнего индивиду; оно состоит из событий, то есть оказывается процессом постоянного созидания. Задача социолога — понять и интерпретировать мотивы социальных действий.

Проблема взаимоотношения личности и общества в творчестве представителей субъективной школы рассматривается так: личность, степень ее развития имеет преобладающее влияние на всю жизнь общества, имеет много общего с позицией американских социологов, философов, общественных деятелей конца XIX начала XX вв.

В частности, представители психологического эволюционизма, рассматривали процесс развития общества как часть космической эволюции, имеющей направленный характер, как переход от простых этапов к сложным, на основе развития сознательного начала, т.е. разумного управления социальными процессами. При этом каждый новый этап вбирает в себя лучшие достижения предшествующего благодаря организованной психической деятельности человека. В частности, общество и личность, по Л.Е. Оболенскому и Л. Уорду, неразрывно связаны, посредством моральных и интеллектуальных сил, проявляющихся в функционировании различных социальных групп, институтов, организаций.

В России социологи, историки и, в немалой степени, правоведы были в курсе основных научных достижений западной социологии, регулярно знакомились с новой литературой, издавали переводы всех наиболее значительных западных трудов[5] [6]. Хорошее знание русскими социологами положения в западной науке давало им, при всех имеющихся трудностях внутреннего порядка, большие преимущества: их произведения отличались широтой охвата проблем и демонстрировали значительные достижения не только отечественной науки.

Таким образом, в ряде рассмотренных случаев, можно говорить об опережении русскими социологами их западных коллег в важнейших областях социологического знания.

  • [1] См.: Александрова Т.Н. Теория личности Лаврова П.Л. //Дис. канд. филос.наук, М.: МГУ, 1974.
  • [2] См.: Там же.
  • [3] См.: Оганян К.К. Концепции личности в субъективной и органической школах российской социологии//Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. — СПб., 2012. — N 146. —С. 180-187; Оганян К.К. Сравнительный анализ концепции личности Лаврова П.Л., Михайловского Н.К. и Стронина А.И.//Социология и общество:глобальные вызовы и региональное развитие [Электронный ресурс]: Материалы IV Очередного Всероссийского социологического конгресса / РОС,ИС РАН, АН РБ, ИСППИ. - М.: РОС, 2012. С. 2010-2014; Оганян К.К. Ис-трико-социологический анализ нравственной личности в концепции Н.И.Кареева и А.И. Стронина//Фундаментальные исследования. № 8 (часть 5)2013,С. 1250-1254.
  • [4] См.: Hecker J/ F/ Russian Sociology/ A Contribution to the History of SociologicalThought and Theory. N.Y., 1915. 2-еи 3-е изд. Книги вышли в 1934 и 1969 гг.;Laserson М. Russian sociology, р.687; Roucek J. Russian sociology and sociologyunder communism. — In: Rou ek J. (ed.). Contemporary sociology. N.Y., 1958,p.911. Vucinic А/ Social Thought in Tsarist Russia. The Quest for a General Scienceof Society. 1861-1917/.Chicago, 1976. 294 p.; Келлее-Крауз К. Социология кначалу XX века: Пер. с нем. СПб., 1905.
  • [5] Блумер Г. Общество как символическая интеракция //Современная зарубежная социальная психология: тексты / Под ред. Т. М. Андреевой, Н. Н. Богомоловой, Л. А. Петровской. — М.: Изд-во МГУ, 1984; Блумер Г. Социальныепроблемы как коллективное поведение / Пер. И. Ясавеева // Контексты современности-11: Актуальные проблемы общества и культуры в западной социальной теории: Хрестоматия /Сост. и общ. ред. С. А. Ерофеева; 2-е изд.,доп. и перераб. — Казань: Изд-во Каз. ун-та, 2001; Мид Дж. Г. Избранное:Сб. переводов / РАН. ИНИОН. Центр социал. научн.-информ. исследований.Отд. социологии и социал. психологии; Сост. и переводчик В. Г. Николаев.Отв. ред. Д. В. Ефременко. — М., 2009; Mead G. Mind, Self and Society.Chicago, 1936.
  • [6] См.: Кукушкина Е.И. Русская социология и западная наука (XIX — началоXX вв.)//Социологические исследования, 2006. №3, С. 113-119.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >