Динамичная субрегиональная интеграция на примере Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива

Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) — это субрегиональное интеграционное объединение, в состав которого входят шесть аравийских нефтедобывающих стран — Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Оман и Саудовская Аравия. Решение о создании Совета было принято в феврале 1981 г. в Эр-Рияде на совещании министров иностранных дел этих аравийских монархий.

Изначально создание ССАГПЗ было объективно обусловлено политической и экономической слабостью каждой из стран Залива в отдельности, а не высоким уровнем процессов экономической интернационализации[1]. В этот период экономика аравийских монархий не только не отвечала внутренним требованиям в плане укрепления хозяйственных связей, но и нуждалась в значительном стимулировании развития этих отношений.

Сразу же после создания ССАГПЗ было подписано Единое экономическое соглашение, направленное на унификацию экономической политики и хозяйственного законодательства. Это послужило основой для договора 1983 г. о создании зоны свободной торговли. В течение последующих 20 лет аравийские монархии оставались на этой начальной ступени хозяйственной интеграции, причем, как это часто бывает, степень либерализации торговли была ограничена разнообразными исключениями, в частности списком наиболее чувствительных к внешней конкуренции товаров местной обрабатывающей промышленности, которые продолжали облагаться таможенными пошлинами.

Одним из последних достижений на пути интеграции в рамках ССАГПЗ является создание таможенного союза. На первом этапе, старт которому был дан 1 января 2003 г., были унифицированы экспортно-импортные процедуры и обеспечено свободное перемещение местных товаров в рамках экономического блока, утвержден единый тариф в 5% на товары, импортируемые из третьих стран. К 2006 г. завершился трехлетний процесс по отмене всех препятствий на пути свободного перемещения товаров. Однако договориться о практическом применении единого внешнего тарифа удалось лишь в 2009 г. Формированию таможенного союза препятствовали разногласия между ведущим в экономическом и политическом отношениях государством Совета — Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. В отличие от ОАЭ Саудовская Аравия отстаивала принцип «закрытого регионализма», что предполагало сохранение тарифных и нетарифных барьеров по периметру таможенного союза и запланированных на будущее интеграционных объединений более высокого уровня (общий рынок, экономический и валютный союз).

Главный интеграционный ориентир, намеченный на 2020 г., — создание общего рынка и введение единой валюты. По мнению экспертов МВФ, валютный союз будет способствовать: 1) усилению координации экономической политики стран ССАГПЗ;

2) снижению транзакционных издержек; 3) увеличению прозрачности цен, что приведет к более стабильному деловому климату и облегчит принятие инвестиционных решений в условиях нынешнего финансового кризиса.

Однако до сих пор не установлены такие критерии для перехода к валютному союзу, как цели по инфляции, максимально допустимый уровень соотношения бюджетного дефицита и государственного долга к ВВП. Еще в 2009 г. Кувейт и Оман заявили, что пока не готовы к участию в такого рода объединении.

0 динамичном формировании субрегионального общего рынка свидетельствует происходящее в настоящее время снятие ограничений на перемещение капиталов и рабочей силы в границах ССАГПЗ. Следовательно, можно сделать вывод о том, что внутри GAFT А формируется автономный субрегиональный общий рынок с включением элементов валютного союза. Это будет способствовать развитию экономики и ВЭС стран ССАГПЗ, но может и обострить отношения с другими странами ЛАГ. Пока нет оснований полагать, что ССАГПЗ пойдет на принятие в Совет других арабских стран (за исключением еще одного аравийского государства — Йемена — по политическим соображениям и в качестве меры экономической поддержки последнего).

  • [1] Батыршин И. М. Экономическая интеграция в рамках Совета сотрудничестваарабских государств Персидского залива // Ближний Восток и современность. 2004.№ 24. 262 Практика зарубежного регионоведения и мировой политики
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >