Межгосударственное сотрудничество как фундамент политического регулирования мировых экономических процессов

Традиционно к государственной модели относятся все международные и региональные организации, поскольку они образованы на основе межгосударственных договоренностей. Тем не менее здесь следует сделать оговорку, что некоторые из них, в том числе такие известные, как ООН, Всемирный банк, МВФ и ВТО, со временем начали прибегать к практике сотрудничества с негосударственными акторами, что позволяет говорить о наличии тенденции их постепенной эволюции в сторону смешанных механизмов. То есть, с одной стороны, они продолжают оставаться межправительственными организациями, созданными государствами на основе международных договоров для реализации общих целей и действующими согласно уставным документам, с другой стороны, они принимают активное участие в создании различных институтов и каналов сотрудничества с негосударственными акторами, таким образом способствуя формированию смешанных механизмов.

Существующие на сегодняшний день чисто государственные механизмы регулирования глобальных экономических процессов можно разделить на две основные группы:

межгосударственные механизмы широкого профиля, функционирующие в форме неформальных институтов сотрудничества, деятельность которых охватывает достаточно широкий круг проблем;

узкоспециализированные механизмы, т.е. занимающиеся регулированием определенных областей мировой экономики, в основном финансовой и банковской деятельности, а также энергетической отрасли.

К неформальным институтам сотрудничества относятся различные межгосударственные структуры, функционирующие бок о бок с традиционными межправительственными организациями и занимающиеся широким кругом международных проблем, включая экономические. Прежде всего к ним относятся межгосударственные институты, занимающиеся в основном формированием повестки дня и координацией политики по решению наиболее острых, проблемных вопросов в тех случаях, когда традиционные многосторонние межправительственные механизмы регулирования не демонстрируют высокую эффективность.

Возникновение большинства межгосударственных неформальных институтов сотрудничества стало реакцией на недостаточную эффективность межправительственных организаций, в том числе ООН, МВФ и Всемирного банка, в решении глобальных проблем. Первые шаги были предприняты группой развитых государств, которые в целях преодоления последствий нефтяного и международного валютно-финансового кризиса 1970-х гг. инициировали создание «Группы семи» ((77) для координации общеэкономической политики. Первоначально возникнув в качестве механизма неформальных встреч на высшем уровне для обсуждения экономических вопросов, «Группа семи», а затем «Группа восьми»1 с течением времени эволюционировала в институт сотрудничества по решению глобальных экономических, финансовых, социальных проблем, координации усилий в сфере безопасности и внешней политики.

Развивающиеся страны также активно прибегают к практике создания механизмов неформального межгосударственного сотрудничества. В частности, считая, что влиятельные международные организации уделяют их нуждам недостаточно внимания, развивающиеся государства в 1964 г. образовали «Группу 77» (G77)[1] [2], которая в рамках ООН начала активно выступать за создание нового международного экономического порядка.

Впоследствии основным мотивом образования группировок развивающихся государств становилось стремление ослабить монополию развитых стран в процессах формирования повестки дня и принятия решений, касающихся ключевых проблем мировой экономики.

Действительно, многие развивающиеся государства считают сложившуюся систему международных экономических отношений несправедливой. По мнению представителей данных государств, влияние развитых стран значительно превышает потенциал всех остальных, поскольку в их руках сосредоточены основные инструменты принятия решений, имеющих глобальное значение, такие, например, как право вето в Совете Безопасности ООН, перевес голосов в МВФ и Всемирном банке, а также, как правило, доминирование на многосторонних переговорах ВТО, где развитые государства, несмотря на различие интересов, способны создавать эффективные альянсы и ставить на повестку дня вопросы, соответствующие их коллективным устремлениям.

Не желая мириться с подобным положением дел, развивающиеся страны стали прибегать к практике создания коалиций, преследующих цель заставить развитые государства пойти на уступки и внести изменения в стратегию их поведения на международной арене. Наиболее яркими примерами подобных коалиций являются «Группа 24» (G24), «Группа 21» (G21) и «Большая Тройка» (G3), в состав которых входят развивающиеся государства, стремящиеся оказывать большее влияние на международные экономические процессы, а также вырабатывать согласованную позицию при обсуждении основных проблем развития мировой экономики в рамках ООН, бреттон-вудских институтов и ВТО[3].

В этом смысле запоминающейся стала встреча министров торговли стран — членов ВТО в Канкуне (Мексика) в 2003 г., на которой представители «Группы 21» выступили с жесткой критикой согласованной позиции развитых стран. Группе, возглавляемой делегатами от Бразилии, Индии и ЮАР, удалось заблокировать попытки США и ЕС отказаться отданных в рамках Дохийского раунда переговоров обещаний снизить тарифы на сельскохозяйственную продукцию, а также уровень субсидирования агропромышленного комплекса. Действия этой группы были настолько решительными, что в конечном счете привели к срыву переговоров.

В подобном столкновении интересов многие усмотрели своего рода сигнал развитым странам о том, что отныне у них будет меньшая свобода в торговых переговорах с более слабыми, однако пытающимися скоординировать свои действия развивающимися государствами. В дальнейшем Бразилия, Индия и ЮАР продолжили сотрудничество, что привело к образованию «Большой Тройки». В частности, в июне 2003 г. была создана трехсторонняя комиссия, призванная содействовать сотрудничеству в области науки и технологий, а также выступать в ВТО и других международных институтах с инициативами и предложениями по реформированию деятельности данных организаций, причем обращая внимание на интересы развивающихся стран[4].

Еще одним примером усилий развивающихся государств по созданию собственных межгосударственных механизмов для обсуждения широкого круга вопросов экономического сотрудничества является формирование форума БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), который после присоединения Южной Африки в 2011 г. был преобразован в форум БРИ КС. Всего состоялось пять саммитов форума БРИК/ Б РИКС в России в 2009 г., в Бразилии в 2010 г., в Китае в 2011 г., в Индии в 2012 г., в ЮАР в 2013 г. В ходе встреч обсуждаются вопросы преодоления кризисных явлений в мировой экономике, реформирования международных финансовых институтов, завершения переговоров в рамках Дохийского раунда ВТО. Безусловно, пока преждевременно говорить о формировании форума БРИ КС в качестве полноценного механизма межгосударственного сотрудничества или каком-либо значительном влиянии данной группировки на регулирование международных экономических процессов, сопоставимом с деятельностью «Группы восьми» или даже (721. Тем не менее существующий уровень координации между странами позволяет говорить об их стремлении создать структуру для отстаивания своих интересов и представительства собственных взглядов на основные проблемы развития мировой экономики.

Другим примером межгосударственного механизма широкого профиля является деятельность «Группы двадцати» ((720)к которой в последнее время приковано особое внимание, поскольку она стала ареной для обсуждения и разработки стратегий и планов по преодолению негативных последствий глобального экономического и финансового кризиса, а также проблем посткризисного восстановления мировой экономики.

Создание (720 в 1999 г. стало реакцией, во-первых, на последствия Азиатского финансового кризиса 1997—1998 гг., во-вторых, на необходимость вовлечения наиболее влиятельных развивающихся государств в процессы обсуждения ключевых проблем регулирования мировой экономики. По аналогии с «Группой восьми» (720 является неформальным форумом, не имеющим собственного секретариата. Встречи проходят поочередно в странах-партнерах, причем в основу ротации положен принцип представительства регионов. Формирование повестки дня и организация встреч являются прерогативой принимающей стороны. Первоначально регламент работы подразумевал ежегодные встречи на уровне министров финансов и глав центральных банков, а также на уровне их заместителей, однако в 2008—2009 гг. он был дополнен встречами на уровне глав государств и правительств[5] [6]. Кроме того, в рамках сотрудничества с международными финансовыми институтами в ежегодных саммитах (720 принимают участие Исполнительный директор МВФ, Президент Всемирного банка, руководители Международного валютного и финансового комитета МВФ и Комитета по вопросам развития Всемирного банка.

  • ? Основные направления деятельности «Группы двадцати» сводятся к обсуждению следующих вопросов, тесно связанных с проблемами регулирования глобальных экономических процессов[7]:
  • — создание благоприятных условий для экономического роста;
  • — снижение числа злоупотреблений в финансовой системе на национальном и международном уровнях;
  • — предотвращение финансовых кризисов и преодоление их последствий;
  • — разработка и внедрение международно признанных стандартов для обеспечения прозрачности фискальных систем, а также облегчения сотрудничества в области борьбы с отмыванием денег и финансированием террористической деятельности;
  • — разработка стандартов для обмена информацией по налоговым вопросам;
  • — реформа международной финансовой архитектуры.

В целом следует отметить, что как развитые, так и развивающиеся страны активно прибегают к практике создания неформальных межгосударственных механизмов широкого профиля для обеспечения сотрудничества по вопросам экономического развития, поддержания стабильности глобальной финансовой и торговой системы, обсуждения проблем защиты окружающей среды, а также обеспечения социального и гуманитарного развития.

Одновременно необходимо сказать и о работе межгосударственных механизмов регулирования, имеющих узкую специализацию. Большинство подобных площадок для сотрудничества возникают в сфере регулирования, во-первых, международной финансовой и банковской деятельности, во-вторых, экономических процессов, связанных с энергетической отраслью мировой экономики. К наиболее влиятельным из них следует отнести Форум/Совет по финансовой стабильности (ФФС/СФС), Банк международных расчетов, Базельский комитет по банковскому надзору (БКБН), а также Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) и Организацию стран — экспортеров нефти (ОПЕК).

  • [1] С момента своего возникновения и до 1992 г. группа работала в формате «Большой семерки» — G7, в состав которой входили Великобритания, Германия, Италия, Канада, США, Франция и Япония. В период с 1991 по 1997 г. происходила постепеннаяинтеграция сначала СССР, а затем России в работу G7, в результате которой в 1998 г.страна стала участницей встреч в формате «Большой восьмерки» — G8. Формат G1 продолжает использоваться для обсуждения определенных вопросов, связанных с финансовой сферой.
  • [2] На сегодняшний день в состав «Группы 77» входят 130 государств. Более подробно о целях и задачах деятельности группы см.: http://www.g77.org
  • [3] «Группа 24» была образована в 1972 г. и включает по восемь стран из регионовАфрики, Азии и Латинской Америки. В ее состав входят Алжир, Аргентина, Бразилия,Венесуэла, Габон, Гана, Гватемала, Египет, Индия, Иран, Колумбия, Конго, Кот-д’Ивуар, Ливан, Мексика, Нигерия, Пакистан, Перу, Сирия, Тринидад и Тобаго, Филиппины, Шри-Ланка, Эфиопия, ЮАР, а также КНР, имеющая статус наблюдателя.Основная задача Группы заключается в представительстве интересов развивающихсягосударств при обсуждении проблем развития международной финансовой системы, атакже вопросов содействия развитию в рамках МВФ и группы Всемирного банка. Болееподробно о целях и задачах деятельности G24 см.: http://www.g24.org. «Группа 21» была создана в 2002 г. для отстаивания интересов развивающихсягосударств в рамках Дохийского раунда переговоров ВТО. В ее состав входят Аргентина,Боливия, Бразилия, Венесуэла, Гватемала, Египет, Индия, Китай, Колумбия, Коста-Рика, Куба, Мексика, Нигерия, Пакистан, Парагвай, Перу, Таиланд, Филиппины,Чили, Эквадор и ЮАР.
  • [4] Forman S., Segaar D. New Coalitions for Global Governance: The Changing Dynamicsof Multilateralism // Global Governance. 2006. № 12. P. 212.
  • [5] В работе группы принимают участие такие страны, как Австралия, Аргентина,Бразилия, Великобритания, Германия, Индия, Индонезия, Италия, Канада, Китай,Мексика, Россия, Саудовская Аравия, США, Турция, Франция, Южная Африка, Южная Корея и Япония, а также представители ЕС (страны, председательствующей в ЕС намомент проведения встреч).
  • [6] По результатам саммита в американском Питтсбурге в сентябре 2009 г. былопринято решение о том, что встречи на высшем уровне в формате (720 будут проводитьсяежегодно. Кроме того, в кулуарах саммита ходили слухи, что (720 станет главным неформальным институтом для осуществления международного экономического сотрудничества, а формат (78 будет отныне использоваться исключительно для обсуждения проблеммеждународной безопасности и гуманитарного развития. Тем не менее официальногоподтверждения этого факта от лидеров Группы не поступало.
  • [7] http://www.g20.org/about_what_is_g20aspx
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >