Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Основы риторической критики

ОПРЕДЕЛЕНИЕ РИТОРИЧЕСКОЙ КРИТИКИ ЧЕРЕЗ ЕЕ СТРУКТУРНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ

Как всякая человеческая деятельность, риторическая критика должна иметь субъект, предмет (объект), цели, средство, процедуру, внешние условия и продукт [48: 12]. Проанализируем природу каждого структурного элемента риторической критики и дадим необходимые определения. Начнем с тех элементов, определение которых вызывает наименьшие затруднения.

Продукт риторической критики есть критический очерк — комплексное сочинение, излагающее последовательный анализ и аргументированную оценку риторического акта (артефакта).

Внешние условия — это историко-политический фон, общий для ритора и критика; деятельность обоих предполагает ориентацию на проблемы и потребности современного им общества. Если критик анализирует речь спустя определенный промежуток времени, то внешние условия для оратора и критика оказываются различными, при этом критик всегда руководствуется потребностями современного ему общества.

Средством риторической критики является язык — родной язык критика, который навязывает ему арсенал определенных логических конструкций и выразительных средств. Поясним это утверждение примером. На семинаре по риторической критике в Университете Копенгагена студенты международной группы, в состав которой входил и автор этой книги, анализировали критические эссе американских авторов. В одном из них критик высказывал суждение, что Набоков дал своей героине имя «Лолита» по причине его эротичного звучания, это звучание подробно анализировалось. Неанглоговорящим студентам суждение показалось не просто спорным, а необоснованным. Студенты-датчане тут же вспомнили, что роман был написан на двух языках, и попросили меня произнести это имя по-русски. Ничего «эротичного» в русской огласовке этого имени ни мной, ни датчанами обнаружено не было. Следовательно, особенности лексических, фонетических, синтаксических построений, свойственных языку анализа, могут наводить критика на принятие каких- то суждений, которые были бы невозможны для носителя другого языка. Здесь будет также уместным отметить, что даже выбор функционального стиля: научного, публицистического или художественного, — для написания критического эссе может определить характер анализа и оценки публичного выступления.

Субъект риторической критики — критик, стремящийся к максимально эффективному и последовательному анализу. Прежде всего, человек, берущий на себя ответственность судить о произведении ораторского искусства, должен быть компетентным в риторике и риторической критике (знание теории) и — что еще более важно — быть знакомым с предшествующим мировым опытом как написания, так и оценки речей (знание практики).

Необходимость анализировать и оценивать содержание речи требует от критика, помимо профессиональной компетентности, еще и максимальной осведомленности в области проблематики анализируемой речи. Поскольку предмет анализа включает в себя не только формальносодержательные аспекты речи, но и специфику аудитории, образ ритора, историко-политический фон, критик должен как можно лучше разбираться в вопросах как филологии, так и психологии, социологии, этики, политики, экономики, истории, литературы, философии. Чем шире и глубже познания критика, тем всестороннее и объективнее его анализ и оценка[1].

Объективность — еще одно предъявляемое критику требование — подразумевает беспристрастный учет интересов как ритора, так и аудитории, непосредственной и — шире — всех слоев общественности в конкретной историко-политической ситуации. Однако всякая оценка есть результат личного восприятия сквозь призму устоявшегося мировоззрения и системы ценностей, и, как любое произведение или труд, критическое эссе неизбежно несет в себе черты личности своего создателя. Иными словами, субъективность — неотъемлемая характеристика риторической критики. Всякая критика — это акт рефлексии, предполагающий драматическое соединение внешнего мира явлений и внутреннего мира критикующего. Субъективный компонент привносит в критическое эссе индивидуальность, служит индикатором вкуса и таланта самого критика и в значительной мере определяет ценность того или иного критического анализа. Классик американской риторической критики Эдвин Блэк говорил о том, что личность критика и есть тот метод, которым анализируется то или иное произведение, и именно его интеллектуально-нравственные качества определяют ценность того или иного разбора.

Американский ученый Дональд Брайант (Donald Bryant) особо выделял еще одно необходимое качество критика, а именно — смиренность, скромность, смиренномудрие (humility): «Только со скромностью, благоразумной настолько, насколько это возможно, стоит когда бы то ни было разбирать наиболее сложные вопросы критики» [176: 52].

На протяжении всей истории развития риторической критики самые жаркие споры разворачивались по поводу того, что же является объектом риторической критики. Ответ на этот вопрос в значительной степени определяет метод анализа и оценки. Общая тенденция в трактовке объекта риторической критики — расширить область приложения риторической критики до любого продукта человеческой деятельности, имеющего замысел, или целеполагание. При таком подходе объектом риторической критики может стать не только речь, но и фильм, спектакль, реклама, картина, музыкальная пьеса и т. и. Целеполаганием может быть не только убеждение, но и информирование, описание, развлечение и др. В этом случае риторическая критика становится наукой об отношении средств к замыслу, а ее задачей — определение того, насколько эффективны были отобранные автором средства в данной ситуации для достижения его замысла.

Однако в реальности в подавляющем большинстве случаев объектом риторической критики оказывается убеждающий дискурс. И в рамках данного пособия основное внимание будет уделено именно произведениям слова — публичным речам. При таком условии объектом. или предметом, риторической критики является риторическое произведение (речь) в совокупности ее формальных и содержательных уровней[2], анализируемого с учетом фонации и кинесики, характеристик личности ритора, эмпирической аудитории, непосредственного контекста произнесения, историко-политического фона и последствий, вызванных данным публичным выступлением.

Современная американская риторическая критика разводит понятия публичного выступления и его последствий, используя понятия риторического акта и риторического артефакта: «Объектами изучения в риторической критике являются риторические акты и риторические артефакты. Риторический акт осуществляется в присутствии предназначенной для него конкретной публики, это может быть речь или музыкальное представление, разыгранное перед живой публикой.

Риторический артефакт — это последствия или ощутимые признаки риторического акта. Когда риторический акт записан или напечатан, записан на пленку или запечатлен на полотне, он становится риторическим артефактом, который в свою очередь становится доступным аудитории еще более широкой, чем та, что была свидетелем риторического акта. Как акт, так и артефакт — объекты риторической критики» [197: 5][3]. Следует подчеркнуть уникальность риторического акта: всякая речь разрабатывается и произносится для конкретной аудитории в конкретном месте и в конкретное время, совокупность которых никогда более не повторится. И даже если тот же текст будет прочитан еще раз, он должен рассматриваться как отдельный риторический акт со своим собственным артефактом, при этом его связь с первым риторическим актом также должна быть обязательно проанализирована [подробнее об этой идее см. 197: 5-6].

Особый акцент в последнее время делается на процессуальное™ объекта риторической критики. «Риторический акт — всегда процесс, и поэтому если критик и выявляет какие-либо постоянные величины, его суждения должны быть тем или иным образом соотнесены с процессуальным характером риторического акта» [88: 108].

Практическим материалом для риторического критика обычно служит (напечатанная) речь, но для максимально объективного и полного критического анализа предпочтительно непосредственное личное присутствие критика на риторическом акте. Кроме того, американские пособия рекомендуют для более эффективной работы иметь на публичном выступлении заранее приготовленную копию речи. К сожалению, такое стечение обстоятельств представляется скорее идеальным, чем реальным.

В действительности критик обращается постфактум или к печатному варианту текста, или к аудиозаписи, или к видеозаписи (предпочтение распределяется в обратной последовательности). Критический анализ будет неполным, если критик будет выстраивать свои рассуждения исключительно на основе текста, ибо, как было сказано выше, объект риторической критики включает в себя также личность оратора, аудиторию, историко-политический фон и резонанс, вызванный данным риторическим актом. Поэтому критик должен собрать как можно более обширные и точные сведения о контексте исследуемого публичного выступления.

Объектом риторической критики может быть не одна, а несколько речей одного или нескольких авторов, объединенных по какому-то признаку. Например, это может быть анализ инаугурационных речей президентов России или выступлений по поводу открытия памятника А. С. Пушкину на заседаниях Общества любителей российской словесности. Кроме того, некоторые направления американской риторической критики рассматривают в качестве своего главного объекта дискурс, свойственный тому или иному социальному явлению (например, дискурс феминистского движения, дискурс русской эмиграции 1920-1930-х годов и др.); полемический дискурс; различные жанры дискурса; структуру дискурса.

Определив субъект и объект риторической критики, мы должны еще раз уточнить ее цели. Зачем нам важно критиковать публичную речь? Чем это может быть полезно?

Прежде всего, риторическая критика как всякий анализ текста служит прояснению смыслов, в нем заложенных. Принимая во внимание тот факт, что риторическую критику в первую очередь интересуют речи по общественно значимым вопросам (гражданские ораторские речи), мы с неизбежностью приходим к пониманию того, что риторическая критика позволяет оценить общественно значимые идеи, их пригодность и востребованность для общества и государства. При этом предлагаемые критиком суждения аргументированы и основаны не на мнении и эмоциях, а на научных методах анализа текста и коммуникативной ситуации. Происходит не только оценка, но и отбор культурно значимых текстов.

Современный отечественный лингвист, известный специалист в области теории и истории русской риторики Владимир Иванович Аннуш- кин так сформулировал эту мысль: «Риторическая критика — это оценка созданных произведений словесности с точки зрения их эффективности и полезности, содержания и стиля, вкуса, благопристойности и других критериев, которые выработала русская риторическая и культурно речевая традиция. Именно риторическая критика должна установить, насколько созданный текст хорош с точки зрения общественной целесообразности, социального и личного благополучия; если языком устраивается жизнь, то, по-видимому, можно говорить и о таких категориях. Справедливая и точная оценка позволит установить нравственно-этические ориентиры, показать, в каком направлении должно двигаться.

Таким образом, филолог-критик занимает не только наблюдательную, но и активно направляющую позицию. Вкусовые и содержательные ориентиры при этом устанавливаются как историко-культурной традицией, так и современной теорией риторики» [8: 13]. Добавлю, что риторическая критика как аргументированное обсуждение идей и ценностей создает нормы аргументации и этики, консолидирует общество, является стабилизирующей и объединяющей силой культуры.

Если публичное слово используется исключительно в интересах оратора или если применяются манипулятивные тактики, задача риторического критика в этом случае состоит в том, чтобы обнаружить их, показать подмену тезиса, нарушение логики или обман. Иными словами, риторическая критика обнажает процессы регулирования общественного мнения.

Кроме того, риторическая критика, разбирая и оценивая успешные (и не очень) публичные речи, служит тем самым и повышению стандартов риторических произведений, формируя вкусовые предпочтения публики и вырабатывая рекомендации для будущих ораторов. Риторическая критика способна улучшить речевую практику нации.

Иногда критик ставит для себя более узкие, частные цели, например, посмотреть, как работает метафора в том или ином типе риторических текстов, обнаружить недекларированные мотивы оратора.

То, как критик представляет себе цель и объект конкретного анализа, будет определять процесс критики, или ее процедуру — способ, или метод, описания, анализа, интерпретации и оценки. В настоящем пособии будет подробно рассмотрена процедура анализа объекта соответственно тому, как он определен выше. Процедуры анализа прочих объектов (социальные дискурсы, жанры, структура и т. д.) будут кратко представлены в главе об истории американской риторической критики.

Всякая риторическая критика включает в себя элементы описания, анализа, интерпретации и оценки.

  • [1] Суждение это может показаться тривиальным, однако адресованное начинающему филологу-критику, оно призвано поощрять его к непрестанному расширению своего кругозора и к осознанию ответственности за свои критические высказывания.
  • [2] Н. Н. Кохтев в своей диссертации «Ораторская речь: композиционно-стилистическая структура» [72: 136-141] выделял во всякой речи следующие формальные и содержательные уровни: идейно-тематический (замысел и содержание),фактуально-информативный (содержание), структурно-логическый (логика),композиционный (композиция), функционально-стилистическый (стиль), пара-лингвистический (фонация и кинесика). Предлагаемая в данном издании схемав своей основе очень близка данному пониманию устройства речи.
  • [3] В самое последнее время все отчетливее прослеживается сближение риторической критики с семиотикой. Симптоматично, что приведенное выше определениеобъекта риторической критики подверглось существенным изменениям в последней редакции этого самого тиражируемого вузовского учебника по риторической критике. Так, в третьем издании это определение выглядит следующимобразом: «Объектами изучения в риторической критике являются символическиеакты и артефакты. Акт осуществляется в присутствии предназначенной для негоконкретной публики, это может быть речь или музыкальное представление, разыгранное перед живой публикой. Поскольку акт имеет тенденцию быть мимолетным и эфемерным, затрудняя тем самым анализ, многие риторические критикипредпочитают исследовать артефакт акта — текст, след, материальные свидетельства акта. Когда риторический акт записан или напечатан, размещен на веб-сайтеили запечатлен на полотне, он становится риторическим артефактом, которыйв свою очередь становится доступным аудитории еще более широкой, чем та,что была свидетелем риторического акта. Как акт, так и артефакт — объекты риторической критики» [198: 7].
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы