АНАЛИЗ ПАФОСА РЕЧИ

Всякий текст (наверно, как и всякое явление в этой жизни) человек воспринимает на рациональном и эмоциональном уровнях. Случается даже так, что умом понимаешь, что текст содержит ложные идеи и даже проповедует ложные ценности, но красота слова очаровывает сердце, заглушает голос разума, и текст, в результате целостного восприятия, скорее нравится, чем не нравится; вместе с изяществом текста мы позитивно оцениваем и идеи, в нем заложенные. Оценка «нравится / не нравится», «увлекло / не увлекло» подменяет оценку «согласен / не согласен».

Было бы замечательно, если бы мы умели с легкостью одновременно оценивать высказывание и с содержательной, и с эстетической точек зрения, не смешивая эти категории, но, к сожалению, этот навык не прививается в школе, а от природы он развит лишь у незначительной части читателей и слушателей. Самой незащищенной и эмоционально податливой аудиторией являются люди молодые и простодушные (не случайно их еще иногда называют легкомысленными).

Почему же эмоциональная аргументация речи оказывается действенной чаще, чем рациональная? Во-первых, потому что умение следить за логическим развитием мысли требует неослабеваемых умственных усилий, к которым некоторые не готовы, а иные и вовсе не приучены. Во-вторых, как мы подробнее разберем чуть позже, эмоциональное воздействие слова реализуется на самых различных уровнях высказывания (содержательном, образном, просодическом и т. д.), влияние которых в их взаимодействии гораздо сложнее осмыслить и обывателю, и даже филологу. Человек не замечает, как оказывается в завлекательных сетях словесной манипуляции. Отдаться эмоциям легче, чем держать интеллект в напряжении. Кроме того, эмоциональная аргументация часто навязывает определенное отношение и мнение, которое не проговаривается буквально, но выводится самим слушателем. Имплицитное же знание усваивается лучше всего: «Действенность имплицитной информации основана на сложности ее извлечения, точнее, на том, что адресат уже затратил на ее получение дополнительные интеллектуальные усилия» [15: 16].

Это говорит в пользу того, что пафос (эмоциональное воздействие речи на аудиторию, конечная цель которого — реализовать намерение, замысел оратора) — главный, доминирующий уровень речи. Эта мысль также высказывалась античными учеными: и Платон, и Аристотель, и Цицерон, и Квинтилиан выдвигали на первый план эмоциональную убедительность речи. Так, Аристотель определял риторику как «способность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета» [10: 19], причем главным в средствах убеждения считалась не достоверность, а правдоподобие и сила эмоционального воздействия. Цицерон более других настаивал на превосходстве в ораторской речи средств психологического воздействия над логическими: «Кому, например, неизвестно, что высшая сила оратора — в том, чтобы воспламенять сердца людей гневом, или ненавистью, или скорбью, а от этих порывов вновь обращать к кротости и жалости?» [145: 87]

Итак, речевые эмоции склоняют слушателя к принятию того или иного решения, формируют его отношение к предмету речи, а также к говорящему. Состав риторических эмоций, направление эмоциональной аргументации задается императивом — мыслью-волением оратора, который, обращаясь к данной аудитории, стремится реализовать определенные цели. Для того чтобы его замысел осуществился, оратор использует эмоциональную аргументацию, благодаря которой он наводит те или иные риторические эмоции на аудиторию. В идеале финальная риторическая эмоция аудитории должна соответствовать замыслу оратора.

Компоненты пафоса речи

Рис. 4. Компоненты пафоса речи

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >