Модернизация высшего юридического образования как необходимое условие формирования высокой профессиональной правовой культуры юристов

Реформирование высшего юридического образования проходит в русле общих алгоритмов совершенствования отечественной высшей школы, но, несомненно, имеет и целый ряд особенностей.

Сегодня и юридические вузы, и всю систему высшего профессионального образования в целом волнует реализация перехода на многоуровневое высшее образование. Главным инструментом обеспечения приоритетного развития уровневого высшего профессионального образования в России, безусловно, является федеральный государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования (ФГОС ВПО).

Под образовательными стандартами понимаются нормы, образцы, мерила оценки объекта стандартизации. В них закрепляются цели воспитания и обучения. Образовательные стандарты в нашей стране получили конституционное закрепление. В ст. 43 Конституции РФ указывается: «Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и самообразования». Образовательный госстандарт рассматривается как инструмент контроля за соблюдением права граждан на образование, а также определяет обязательный минимум содержания основных образовательных программ, максимальный объем учебной нагрузки обучающихся, требования к уровню подготовки выпускников.

Прототипом государственного образовательного стандарта высшего юридического образования ранее были так называемые квалификационные характеристики, в которых закреплялись требования к выпускнику юридического вуза. Их сменил госстандарт первого поколения (1996 г.), затем на смену пришел ГОС ВПО второго поколения (2000 г.), а в настоящее время юридические вузы и факультеты проводят набор абитуриентов по ФГОС ВПО третьего поколения (утвержден приказом Минобрнауки России от 4 мая 2010 г. № 464).

Законодательную базу разработки ФГОС ВПО обеспечило обновленное федеральное законодательство.

Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. № 309-ФЗ внесены изменения в содержание и структуру государственного образовательного стандарта. Законодательством установлено понятие «федеральный государственный образовательный стандарт».

Типовое положение об образовательном учреждении высшего профессионального образования (вузе), утвержденное постановлением Правительства РФ от 14 февраля 2008 г. № 71, установило, что основные образовательные программы высшего профессионального образования (ООП В ПО) — программы бакалавриата, программы магистратуры и программы подготовки специалиста — разрабатываются вузом самостоятельно с учетом требований рынка труда на основе ФГОС ВПО, примерных образовательных программ, последние из которых имеют для вузов рекомендательный характер.

Федеральный закон от 24 октября 2007 г. № 232-ФЗ установил в системе ВПО России два самостоятельных уровня образования:

уровень ВПО — бакалавриат (срок обучения — четыре года),

уровень ВПО — магистратура (срок обучения — два года) и подготовка специалиста (срок обучения — не менее пяти лет).

Федеральные законы № 232-ФЗ и № 309-ФЗ (в ред. № 184-ФЗ и № 260-ФЗ) установили, что все вузы страны должны осуществлять прием на 2011/12 учебный год на программы бакалавриата, программы магистратуры и программы подготовки специалиста, реализующие ФГОС ВПО.

Проведя сравнительный анализ стандартов второго и третьего поколения, остановимся на нововведениях, требующих переосмысления многих ключевых устоявшихся позиций юридического образования.

1. Увеличение самостоятельности вуза при составлении основной образовательной программы.

Самым большим новшеством для отечественной образовательной практики стал рамочный характер стандартов нового поколения. На протяжении почти всего XX столетия образовательный процесс в СССР велся по так называемым типовым учебным планам и программам дисциплин, единым на всем пространстве бывшего Союза. Различия в учебных планах вузов не превышали 10—12%. В последние 20 лет доля самостоятельности вуза при создании учебного плана (за счет так называемых региональных и вузовских компонентов образовательной программы и курсов по выбору студента) постепенно росла и составляла в ГОС ВПО первого поколения 15—20%, второго поколения — около 30%.

В новом поколении стандартов предусмотрено дальнейшее расширение свободы вузов. ФГОС определяет в качестве базовой (обязательной) по набору дисциплин (модулей) лишь половину (50%) образовательной программы бакалавра (для программы магистра так называемая вариативная часть составляет более 70%). Мало того, даже в обязательной части программы (за исключением нескольких позиций в цикле гуманитарных и социально-экономических дисциплин) на первое место поставлены не жестко закрепленные учебные курсы, а требования к формируемым у студента в результате изучения соответствующего цикла дисциплин компетенциям. Содержательное наполнение второй (вариативной, или профильной) половины образовательной программы становится прерогативой вуза.

Предполагается, что подобный принцип построения стандарта позволит вузам разрабатывать новые образовательные программы с учетом потребностей местного (регионального) рынка труда, научных и образовательных традиций, собственных методических наработок («инноваций») и т. п. А это, в свою очередь, приведет к разнообразию и даже к конкуренции образовательных программ на территории Российской Федерации. Здесь же заложена и возможность создания программ, совместимых с европейскими.

Однако подобная «свобода» в формировании собственных образовательных программ для многих российских вузов является новой и непривычной. Необходимость самостоятельного определения 50% и более содержания основной образовательной программы нередко вызывает тревогу и наталкивается на отсутствие в вузах необходимого опыта. Понятны и сомнения руководителей вузов и преподавателей в том, что в новых непростых экономических условиях они окажутся способными создавать действительно современные образовательные программы — конкурентоспособные, привлекательные как для работодателей, так и для абитуриентов.

Самостоятельность вузов выражается и в том, что примерные основные образовательные программы, включая примерные учебные планы, носят для вузов рекомендательный характер.

Юридическое сообщество приветствует предоставленную степень свободы. Это положительный момент, дающий право вузу «насытить» подготовку юриста в зависимости от научных школ, тенденций, приоритетов, которыми располагает вуз.

Вот почему одним из ключевых моментов реализации реформы высшего профессионального образования в России становится обучение учебно-вспомогательного персонала и преподавателей российских вузов созданию основанных на компетентностном подходе и представленных в кредитно-модульном формате образовательных программ, учитывающих, с одной стороны, потребности российского и международного рынков труда, а с другой — формирующиеся в настоящее время методические наработки и требования единого европейского образовательного пространства.

2. Компетентностный подход.

Одна из самых важных особенностей федеральных государственных образовательных стандартов нового поколения состоит в том, что требования к результатам освоения образовательной программы формулируются в терминах «компетенций» выпускника этой программы. Фактически требования к формируемым у обучающихся и выпускников компетенциям, определенные во ФГОС ВПО нового поколения, заменили требования к обязательному минимуму содержания образования, которые задавались предшествующими российскими государственными образовательными стандартами.

В макете ФГОС, утвержденном Министерством образования и науки РФ 1 февраля 2007 г. для разработки ФГОС ВПО нового поколения, было дано следующее определение: «Компетенция — комплексная характеристика готовности выпускника применять знания, умения и личностные качества в стандартных и изменяющихся ситуациях профессиональной деятельности».

Полагаем, что готовность как категория в данном случае не является показателем профессионализма, так как самоуверенный выпускник-троечник юридического вуза тоже считает себя абсолютно готовым к юридической деятельности и смело берется за дело.

Подход к реализации образовательного процесса на основе компетенций — базовый принцип формирующегося общеевропейского образовательного пространства. Задачей Болонского процесса является сопоставимость образовательных систем разных стран при сохранении их ценных национальных особенностей. Это необходимое условие академической свободы вузов, мобильности студентов и профессоров, возможности продолжения образования в течение всей жизни, создания общеевропейского рынка труда[1]. Для сопоставления образовательных систем разных стран необходимы единые принципы оценки результатов образования. Под результатами понимаются наборы компетенций, включающие знания, понимание и навыки обучаемого, которые определяются для каждого модуля программы.

Предполагается, что в основу обновленного содержания образования в качестве его основных целей будет положено развитие или формирование у обучающихся так называемых ключевых компетентностей. В мировой образовательной практике понятие компетентности как цели образования выступает в последние годы в качестве одного из центральных понятий, а включение в образовательные цели учебных заведений формирования ключевых компетенций и связанных с этим изменений методов учебной работы — как основное направление реформирования (или модернизации) обучения.

Именно компетентностный подход в состоянии, по мнению многих авторов, адекватно ответить на эти требования. Во-первых, компетентность объединяет интеллектуальную и навыковую составляющие образования. Эти составляющие выступают в традиционной школе зачастую в несвязанном виде, когда знания сообщаются в отрыве от их применения в практически релевантных ситуациях. Во-вторых, в понятии компетентности заложена новая идеология интерпретации содержания образования, формируемого «от результата». В-третьих, ключевая компетентность обладает интегративной природой, так как вбирает в себя ряд однородных или близкородственных умений и знаний, соответствующих относительно широкой сфере культуры и деятельности (информационной, правовой и т. д.). Компетентностный подход усиливает практикоориентированность образования, его предметно-профессиональный аспект, подчеркивает роль опыта, умений практически реализовывать знания, решать различные производственные задачи.

Заучивание и запоминание при «знаниевом» подходе должно уступить место пониманию и умению учиться, подготовке профессионально компетентных специалистов, способных самостоятельно мыслить и принимать решения.

Компетентностный подход не следует противопоставлять традиционному, основанному на знаниях, умениях и навыках. Понятие компетентности шире понятия знания, или умения, или навыка, так как оно, с одной стороны, включает их, но в то же время к ним не сводится, т. е. не является простой суммой знаний, умений и навыков. Понятие компетентности включает не только когнитивную и операционально-технологическую составляющую, но и мотивационную, этическую, социальную и поведенческую. Оно включает также результаты обучения (способности решать задачи определенного типа), систему ценностных ориентаций, привычки и проч.

Многие исследователи считают, что компетенция ближе к понятийному полю «знаю, как», чем к полю «знаю, что». «Знаю, что» относится к атрибутам традиционной «знаниевой» парадигмы, а «знаю, как» больше связано со «знаниями в действии», и поэтому компетенции, компетентностный подход ближе к целям и задачам практикоориентированного образования.

Реализация компетентностного подхода в контексте модернизации юридического образования позволяет раскрыть желаемый результат образования через совокупность различного вида компетенций, обеспечивающих необходимый уровень профессионализма личности и деятельности выпускника юридического вуза.

Компетенция многими учеными рассматривается как совокупность знаний, умений и навыков, формируемых в процессе обучения той или иной дисциплине, а также способность к выполнению определенной деятельности на основе полученных знаний, умений и навыков. Это заданное социальное требование (норма) к образовательной подготовке обучаемого, необходимой для его качественной продуктивной деятельности в определенной сфере.

Компетентность — многоплановая интегративная характеристика личности, которая не идентична сумме предметных знаний, умений и навыков. Это комплексный личностный ресурс, приобретаемый в процессе практической деятельности, обусловленный интериориза- цией теоретического и практического опыта. Компетентность представляет собой системную интеграцию различных компетенций и личностных качеств[2].

Не менее важен ответ на вопрос, каковы основания для выделения различных видов компетенций/компетентностей, сколько таких компетентностей, какие из них ключевые.

И. А. Зимняя выделяет следующие виды компетенций:

ключевые — обобщенно представленные основные компетентности, которые обеспечивают нормальную жизнедеятельность человека в социуме;

профессиональные и учебные компетентности, формирующиеся и проявляющиеся для видов деятельности человека;

социальные (в узком смысле слова) компетентности, характеризующие взаимодействие человека с обществом, социумом, другими людьми[3].

К числу основных компетенций, образующих профессиональную компетентность юриста, относят профессионально-предметные знания, умения, навыки, способности, понимание, ответственность, человеколюбие, справедливость.

Российское законодательство в области высшего профессионального образования не оставляло без внимания вопрос о необходимости формирования общекультурных (универсальных) компетенций у обладателей диплома ВПО. В качестве важнейшей задачи российской образовательной системы законодательно определено воспитание образованной личности в духовно-нравственной сфере. Прежний Федеральный закон «Об образовании» среди необходимых свойств образованного человека называл такие, как здоровье, гражданственность, трудолюбие, уважение к правам и свободам человека, любовь к родине, окружающей природе, семье, интегрированность в современное общество, нацеленность на его совершенствование, интеграцию в национальную мировую культуру.

Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» дополнительно называл такие качества, как гражданская позиция и способность к труду и жизни в условиях жизни современной цивилизации и демократии; самостоятельность, инициативность; творческие способности.

Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года, одобренная распоряжением Председателя Правительства РФ от 29 декабря 2001 г. № 1756-р, предусматривает необходимость формирования таких качеств личности, как нравственность, предприимчивость, самостоятельность в принятии ответственных решений в ситуации выбора, умение прогнозировать их возможные последствия, способность к сотрудничеству, обладание чувством ответственности за судьбу страны, мобильность, динамизм, конструктивность.

Таким образом, для всей системы высшего профессионального образования воспитание личности, реализуемое в формировании универсальных компетенций, обозначено как одна из основных целей образования.

ФГОС ВПО закрепляет 13 общекультурных компетенций выпускника по направлению «Юриспруденция», среди которых: осознание социальной значимости своей будущей профессии; обладание достаточным уровнем профессионального правосознания (ОК-1); нетерпимое отношение к коррупционному поведению; уважительное отношение к праву и закону (ОК-6) и др.

Наряду с формированием общекультурных компетенций цель высшего профессионального образования — дать вьпускнику профессиональные компетенции для возможности ведения конкретной профессиональной деятельности: они определены в стандарте по видам юридической деятельности. Среди профессиональных компетенций можно выделить общепрофессиональные компетенции (общие, например, для смежных направлений подготовки или укрупненных групп специальностей) и более узкие профессиональные компетенции, связанные с определенным видом деятельности.

Каждый вуз в соответствии с потребностями регионального рынка труда, своими научными школами и материально-технической базой определяет особенности подготовки внутри общего направления или специальности — профили или специализации.

Этим особенностям подготовки соответствует и своя группа компетенций — профильные (специализированные), которые формируются вузами самостоятельно, совместно с социальными партнерами и работодателями.

Компетентностный подход можно рассматривать как один из факторов активизации личности в процессе обучения, так как он связан прежде всего с усилением практической стороны обучения.

Целесообразно расширять в образовательном процессе все виды учебной деятельности, приближенные к профессиональной: учебнопроизводственные практики, учебно-исследовательскую работу студентов, деловые, ролевые игры, инсценировки судебных заседаний, любые виды творческой профессионально ориентированной самостоятельной работы.

Освоение компетентностного подхода является проявлением сту- дентоцентрированной ориентации образовательного процесса, которая приводит к изменению образовательной парадигмы.

3. Новая образовательная парадигма.

Новая модель российского профессионального образования должна приобрести целый ряд принципиальных отличий от той модели, в соответствии с которой мы работали в течение последних десятилетий. В значительной мере эти отличия связаны с процессом непрерывного развития информационных технологий, одним из следствий которого является то, что объем потенциально полезного знания на много порядков превосходит возможности его освоения. Существенное отличие, наблюдаемое уже сегодня, — это то, что культура усвоения замещается культурой поиска, дискуссии и обновления.

Сегодня важен не столько объем усвоенной информации, сколько умение ее находить, понимать, выбирать, структурировать, использовать для решения реальных проблем.

Впервые в ФГОС ВПО установлено требование к минимуму учебных занятий, проводимых в интерактивных формах, — он не должен быть меньше 20%. Интерактивные и активные занятия раскрываются в стандарте как компьютерные симуляции, деловые и ролевые игры, разбор конкретных ситуаций, психологические и иные тренинги в сочетании с внеаудиторной работой в целях формирования и развития профессиональных навыков обучающихся. В рамках учебных курсов должны быть предусмотрены встречи с представителями российских и зарубежных компаний, государственных и общественных организаций, мастер-классы экспертов и специалистов.

Существенно изменено соотношение лекционных и практических занятий: занятия лекционного типа не могут составлять более 40% аудиторных занятий.

Основная образовательная программа бакалавриата вуза должна включать практические занятия в объеме не менее 70% от объема аудиторных занятий по следующим дисциплинам (модулям) базовой части: административное право, гражданское право, гражданский процесс, арбитражный процесс, уголовное право, уголовный процесс, трудовое право, экологическое право, земельное право, финансовое право, налоговое право, предпринимательское право, право социального обеспечения, международное право, международное частное право, криминалистика, а также по дисциплинам (модулям) вариативной части, рабочие программы которых предусматривают цели формирования у обучающихся профессиональных умений и навыков.

Так, по мнению ректора Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» профессора Я. И. Кузьминова, в современной высшей школе культура усвоения информации замещается культурой ее поиска и обновления. Исходя из этого, должна формироваться новая фундаментальность образования не в виде осваиваемых кирпичей знаний, а в виде формирования компетенций их усвоения. Должна произойти реабилитация свободного поиска знаний учащимися[4].

Есть и другое мнение. Как считает С. И. Плаксий, суть образования — в живой ткани сложных взаимоотношений, взаимосотрудни- чества, взаимопонимания, взаимотворчества преподавателей и студентов при ведущей, направляющей и мотивирующей роли первых по поводу социализации, подготовки к профессиональной деятельности, формирования системы полезных знаний и компетенций, творческого, продуктивного, разумно-критического мышления у вторых[5].

4. Педагогические кадры.

Анализ тенденций развития высшего профессионального образования в мире свидетельствует о том, что повышение его качества и эффективности зависит не столько от учебных планов и количества аудиторных часов, сколько от личности преподавателя, способного воплощать свои установки, знания, умения и навыки в творческий потенциал учащихся.

Сегодня чрезвычайно актуален вопрос о подготовке таких преподавателей, которые способны выстраивать междисциплинарные учебные планы, вступать в продуктивную коммуникацию с другими преподавателями, администрацией и студентами, использовать различные стили педагогической деятельности, постоянно повышать свою квалификацию[6].

Вот почему одним из ключевых моментов реализации реформы высшего юридического образования в России становится обучение преподавателей вузов и учебно-методического персонала, создание основанных на компетентностном подходе и представленных в кредитно-модульном формате образовательных программ, учитывающих, с одной стороны, потребности российского и международного рынков труда, а с другой стороны, формирующиеся в настоящее время методические наработки и требования единого европейского образовательного пространства.

Преподаватели дисциплин профессионального цикла должны иметь соответствующую ученую степень (ученое звание), или высшее профессиональное образование в области юриспруденции (специалист, магистр), или опыт деятельности в соответствующей профессиональной сфере не менее пяти лет; доля преподавателей, имеющих ученую степень и (или) ученое звание, в общем числе преподавателей, обеспечивающих образовательный процесс по данной основной образовательной программе, должна быть не менее 60%; ученые степени доктора наук и (или) профессора должны иметь не менее 10% преподавателей.

Для повышения уровня научной и педагогической деятельности в области юриспруденции вузу предписывается иметь в своей структуре не менее четырех кафедр юридического профиля при подготовке бакалавров, пяти — при подготовке специалистов, шести — при подготовке магистров (ранее требовалось иметь три кафедры для всех ступеней юридического образования).

Доля штатных преподавателей профессиональных дисциплин увеличивается с 30 до 60%. Особенно повышаются требования к кадровому составу вузов, готовящих магистров юриспруденции. К образовательному процессу по дисциплинам профессионального цикла должны быть привлечены не менее 20% преподавателей из числа действующих руководителей и ведущих работников профильных организаций, предприятий и учреждений. Не менее 75% преподавателей (в приведенных к целостным значениям учебных ставок), обеспечивающих учебный процесс по профессиональному циклу, должны иметь ученые степени и ученые звания, при этом ученую степень доктора наук или ученое звание профессора должны иметь не менее 40% преподавателей.

При реализации магистерских программ, ориентированных на подготовку научных и научно-педагогических кадров, не менее 80% преподавателей, обеспечивающих учебный процесс, должны иметь ученые степени и ученые звания.

Общее руководство научным содержанием и образовательной частью магистерской программы должно осуществляться штатным научно-педагогическим работником вуза, имеющим ученую степень доктора наук и (или) ученое звание профессора соответствующего профиля, стаж работы в образовательных учреждениях высшего профессионального образования не менее трех лет, при этом допускается одновременное руководство не более одной магистерской программой.

Непосредственное руководство магистрантами осуществляется руководителями, имеющими ученую степень и ученое звание. Допускается одновременное руководство не более чем пятью магистрантами.

Доля штатных преподавателей, привлекаемых к учебному процессу по дисциплинам профессионального цикла, должна быть не меньше 70%.

Хочется надеяться, что реализация этих требований позволит осуществлять подготовку магистров только в тех вузах, которые отвечают требованиям ФГОС ВПО.

Преподаватели — главные действующие лица реформ, ориентированных на основные принципы профессиональной подготовки компетентных юристов. К сожалению, в стране пока отсутствует система профессионального образования преподавателей вузов, в том числе юридических.

5. Правильный выбор соотношения между фундаментализацией и специализацией юридического образования.

Важнейшая традиция отечественной высшей школы — фундаментальность подготовки. Для профессионального образования всегда было типичным сочетание основательности с прагматизмом и рациональностью в подготовке кадров. Более чем за двухвековое развитие юридического образования было сформировано две его разновидности — университетское и специализированное (прикладное).

Фундаментальность — не в поверхностном скольжении по всему праву, а в освоении его методологии и углублении в отдельные базовые структуры. В проекте федеральной программы развития системы юридического образования в России отмечалось, что существующая единая специальность «юриспруденция» без дифференциации по видам деятельности противоречит самой идее дипломированного специалиста.

Сегодня МГУ им. М. В. Ломоносова, СПбГУ, федеральным университетам и национальным исследовательским университетам дано право разрабатывать собственные образовательные стандарты, что позволит им сохранить и преумножить те лучшие университетские традиции, которые сложились веками, в том числе фундаментальность при подготовке юристов. Остальные же вузы будут вести образовательную деятельность по единому ФГОС ВПО третьего поколения, имея при этом самостоятельность в определении профилей обучения, их наполнения учебными дисциплинами, методологической составляющей всех учебных дисциплин, индивидуальными методиками преподавания, а все это вместе взятое позволяет вузу выстроить свою особую траекторию подготовки юриста.

Основная проблема отечественной юридической школы — создание в стране полноценного юридического фундаментального образования современного инновационного типа.

Здесь следует добавить, что постановка вопроса о необходимости всесторонней фундаментализации юридического образования связана отнюдь не только с текучестью нормативного материала и отсутствием стабильности государственных институтов. Речь идет о глобальной переориентации профессионального сознания. Она состоит, во- первых, в признании наличия правовых ценностей гораздо более высокого уровня, чем содержание конкретных нормативных; во-вторых, в понимании того, что есть объективные государственно-правовые закономерности, которые не могут отменить или изменить даже самые великие политические деятели; в-третьих, в уважении к своей собственной истории и специфике нашей политико-правовой системы, сложившейся в результате длинного и сложного развития национальной культуры.

Фундаментализация должна носить сквозной характер и включать несколько направлений.

Во-первых, стабилизацию и упрочение методологической базы правоведения, прежде всего через отработанные содержательно и четко структурированные курсы философии и логики.

Отрадно, что из ФГОС ВПО исчез курс «Концепции современного естествознания», преподавание которого изначально предполагало некоторый конгломерат из различных дисциплин естественно-научного профиля. Какой элемент профессионального юридического и в целом гуманитарного мышления оно должно было сформировать?

То же самое можно сказать о курсе «Математика и информатика», включенном в государственный стандарт высшего профессионального образования второго поколения и благополучно покинувшем стандарт третьего поколения. Понятно стремление составителей стандартов заложить в профессиональное юридическое мышление основы знаний о новых информационных технологиях. Однако юристу не нужно быть математиком или программистом, это совершенно другие специальности. Он должен овладеть технологией пользователя персонального компьютера, знать основные пользовательские программы, базы данных, в том числе нормативных актов, уметь работать с редакторами текстов, программами презентаций и т. д.

В новом стандарте информационно-правовой цикл представлен следующими дисциплинами: информационные технологии в юридической деятельности и другими дисциплинами по выбору вуза. В результате обучения студент должен знать основные закономерности создания и функционирования информационных процессов в правовой сфере; основы государственной политики в области информатики; методы и средства поиска, систематизации и обработки правовой информации; уметь применять современные информационные технологии для поиска и обработки правовой информации, оформления юридических документов и проведения статистического анализа информации; владеть навыками сбора и обработки информации, имеющей значение для реализации правовых норм в соответствующих сферах профессиональной деятельности.

Во-вторых, фундаментализация юридического образования включает в себя разработку и введение новых общепрофессиональных теоретических курсов, таких как философия права, социология права и др. Хотя в юридической науке нет однозначного подхода к содержанию перечисленных курсов, очевидно, что исторически они отражали разные аспекты понимания права. Философия права в стандарте третьего поколения (степень магистр) стала обязательной базовой дисциплиной, а социологию права Московская государственная юридическая академия им. О. Е. Кутафина (ныне университет) посчитала необходимым ввести для изучения за счет вариативной части, что напрямую связано с формированием правовой культуры студентов.

Оправдано исключение из нового стандарта самостоятельного курса гражданской истории. Его дидактические элементы вполне могут составлять общую часть курсов истории государства и права зарубежных стран, истории государства и права отечества и не должны быть оторваны от них.

Нелишне отметить, что курс «История политических и правовых учений» исключен из обязательного списка базовых дисциплин подготовки бакалавра, но является базовой дисциплиной при подготовке магистра, т. е. уже более подготовленный студент будет осваивать этот чрезвычайно важный и нужный курс при формировании научного мировоззрения и правовой культуры будущего юриста.

Следует отметить, что в 1990—2000-х гг. проявило себя негативное отношение к фундаментальным юридическим наукам, в том числе к теории государства и права, открыто стали высказываться мнения о ненужности теории государства и права как учебной дисциплины[7]. Недооценка роли общей теории права в юридическом образовании препятствует качественной подготовке юристов.

Изучение курса теории государства и права будущими юристами очень важно, так как помогает сформировать и расширить у обучаемых юридический кругозор, предоставляет возможность приобретения широких и глубоких знаний, необходимых им для профессионального выполнения обязанностей, направлено на формирование высокого уровня правовой культуры. Достаточно длительный опыт преподавания указанной дисциплины подтверждает, что у обучаемых формируется личностное отношение к тому или иному государственно-правовому явлению, понятию, процессу, что становится основой формирования правового сознания, а также правовой культуры.

Нашу точку зрения разделяет и профессор Т. Н. Радько, который считает, что «теория государства и права была и остается одним из важных средств распространения правовой культуры, формирования общественного и индивидуального правосознания, укрепления законности и правопорядка... Она, бесспорно, содействует воспитанию законопослушного гражданина»[8].

Поэтому попытки принизить роль общетеоретических дисциплин или даже упразднить их считаем нецелесообразными и даже опасными.

Коммерциализация вузов привела большинство юридических факультетов и вузов к «голому» оказанию платных образовательных услуг, причем не всегда надлежащего качества. Отсюда и слабая теоретическая подготовка студентов, и низкая духовно-нравственная составляющая подготовки специалистов.

«В условиях радикальных рыночных реформ на месте системы национального юридического образования сложилась эклектика квазиюридического просвещения, что не отвечает потребностям общества» — так прокомментировал сложившуюся ситуацию В. В. Сорокин[9].

Сегодня активно идет процесс навязывания отечественному образованию западных приемов и методов подготовки юристов. Очевидно, что эксперименты с ЕГЭ и всеми видами тестирования воспитывают у школьников и студентов механическую память, отрывочное, а не целостное восприятие действительности. Студент-юрист должен уметь общаться с людьми, так как в основе его будущей профессии лежит умение убеждать, доказывать, мотивировать, обосновывать и т. д.

Еще одним очевидным недостатком тестовой системы является невозможность подготовить человека к ситуации, не описанной в условиях теста, выходящей за рамки типовой и стандартной. Даже хорошее знание законодательства в данной ситуации не всегда может прийти на помощь. Во-первых, законодательство быстро изменяется, а во-вторых, возможна ситуация пробела в праве, когда необходимо руководствоваться мировоззрением, принципами права, правовой доктриной и т. д. Излишний прагматизм образования приводит к недооценке теоретической подготовки юристов. Учебные программы по юриспруденции должны быть направлены на формирование у студента целостного образа мира, предоставляя возможность постигать взаимосвязь и взаимообусловленность всех элементов правовой системы общества.

Вот почему мы считаем необходимым интеграцию юридического образования, юридической науки и практики.

6. Практико-ориентированное образование.

Стремление к фундаментальности в юридическом образовании само по себе не ведет к решению проблем юридической практики. Даже при нынешней довольно развитой системе производства юридического знания в России проблема реального уровня правового быта населения, работы госаппарата остается весьма острой. Дело в том, что юридическая наука в России имеет весьма слабые прикладные школы и методологии, часто без соответствующей организационной инфраструктуры. В целом наблюдается значительный отрыв массового, обыденного правосознания от правосознания официально-академического, справедливо утверждает В. Н. Синюков[10].

В связи с этим базовый уровень юридического образования нуждается в дополнении тесно с ним связанной и интегрированной в практическую юриспруденцию системой отраслевой и прикладной профессиональной подготовки.

57-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН объявила десятилетие (2005—2014 гг.) Декадой образования для устойчивого развития. Ведущей организацией Декады являлся ЮНЕСКО. Образование для устойчивого развития — это процесс и результат прогнозирования и формирования человеческих качеств — знаний, умений и навыков, отношений, стиля деятельности людей и сообществ, черт личности, компетентностей, обеспечивающих постоянное повышение качества жизни. Концепцией модернизации российского образования на период до 2010 года предусмотрено создание механизма устойчивого развития. Ставится задача обновления профессионального образования на компетентностной основе путем усиления практической направленности профессионального образования при сохранении его фундаментальности. Практико-ориентированное образование предполагает изучение традиционных для российского образования фундаментальных дисциплин в сочетании с прикладными дисциплинами технологической или социальной направленности. Обновленное образование должно сыграть ключевую роль в сохранении фундаментальной науки, развитии прикладных наук, необходимых для устойчивого развития российского общества.

В основе практико-ориентированного образования лежит разумное сочетание фундаментального образования и профессиональноприкладной подготовки.

Здесь считаем уместным привести авторитетное мнение профессора В. В. Лазарева, который считает, что юридическое образование, оторванное от жизни, от практики, — схоластическое образование.

Но образование, как и наука, не может плестись в хвосте практики: «...образование на полшага, а наука на полный шаг призваны опережать государственно-правовую практику... Высшее юридическое образование нельзя делать узкопрофильным. Высокая степень гуманитаризации, широта, глубина исторического и политического подхода — непременные условия подготовки современного специалиста»[11].

7. Образование на протяжении всей жизни.

Новым и очень важным требованием к результатам профессионального образования становится требование развития креативных компетентностей у всех выпускников (до сих пор эти компетенции рассматривались исключительно как элитарные). В соответствии с новой моделью образования воспитательная среда учреждений профессиональной подготовки должна создавать условия для формирования у будущих выпускников потребности в постоянном повышении уровня профессиональной компетентности и готовности к переобучению.

Главным отличием новой модели от прежней должна стать выделенная в ней необходимость образования каждого человека в течение всей жизни.

Стратегия концепции перманентного юридического образования состоит в том, что приобретаемые в учебном заведении теоретические знания, умения и навыки составляют только фундамент профессионального образования, который в ходе практической работы на отрезке от окончания вуза до выхода на пенсию постоянно наращивается за счет системы повышения профессионального уровня и самообразования.

Ярким примером может служить тот факт, что в стандарте бакалавриата отсутствует блок специальных дисциплин, бывший обязательным в стандарте второго поколения. Это свидетельствует о том, что бакалавриат по юриспруденции не призван давать профильные знания. Выбор иметь профили или не иметь предоставлен вузу. Бакалавр получает общие юридические базовые знания, которые впоследствии в зависимости от направления юридической деятельности может углубить при обучении в магистратуре или обучаясь по программам дополнительного профессионального образования.

8. Роль международного права и опыта правового строительства зарубежных стран.

Высокий уровень подготовки юристов немыслим без международного компонента их обучения, так как современный юрист должен ориентироваться и разбираться не только в отечественном, но и в мировом нормативно-правовом материале. Ведь в ст. 15 Конституции РФ провозглашено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Отсюда следует, что студенты-юристы должны изучать и осваивать соответствующие международные акты, а их очень много.

Необходимость изучения международно-правовых актов и прецедентной практики Европейского Суда по правам человека обусловливается постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». То, что это важно и нужно, подтверждает и Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300. В ней первоочередными были признаны соблюдение международноправовых обязательств России в сфере борьбы с преступностью и защиты прав человека, а также необходимость широкого использования международного опыта борьбы против преступности[12].

При наличии таких международных и отечественно-правовых, а также концептуальных документов, думается, нет необходимости приводить иные аргументы для обоснования того, что в условиях нарастания общечеловеческих проблем в современном мире, как точно утверждает 3. Д. Еникеев, юрист неполноценен, если он хорошо не владеет информацией о международно-правовых стандартах[13].

Наравне с развитием общей методологии сравнительного правоведения в каждой отраслевой юридической дисциплине должны четко выделяться разделы сопоставления российской правовой системы с развитыми правовыми системами зарубежных стран, анализироваться общие и особенные элементы правового воздействия на сходные социальные процессы. Это помогает понять, какие правовые средства применяются для регулирования определенных групп общественных отношений в разных правовых системах, какие юридические приемы оказываются наиболее эффективными, как они могут быть применены в рамках национальной правовой системы, какие коррективы в них следует внести с учетом особенностей массового и профессионального правосознания и т. п.

Важно также понимание того, что в современном мире, экономически, политически, идеологически и информационно взаимосвязанном, каждая страна, в том числе Россия, становится частью единого мирового правопорядка. Процесс интеграции России в мировое сообщество во многом определяется подготовленностью профессионального сознания в области международного права. Если с изучением традиционных курсов международного публичного и международного частного права дело обстоит более или менее сносно, то есть целые области международного права, которые вообще, несмотря на свою практическую значимость, не входят сегодня отдельными разделами в государственный стандарт.

Речь идет, например, о такой области международного права, как право Европейского сообщества. Европейское сообщество — наиболее близкая на Западе для России международная среда, с которой существуют тесные и разнообразные экономические, политические и духовные связи. Россия не так давно стала полноправным членом Совета Европы. В то же время политические институты Европейского сообщества, его правовая система до последнего времени специально не изучались в юридических вузах.

Как точно отметил академик РАН О. Е. Кутафин, «почти все новые тенденции развития современного права, в том числе конституционного и международного, находят свое отражение в праве Европейского Союза. Поэтому его изучение представляет собой бесценную возможность познакомиться с новейшими тенденциями, идеями и методами, представляющими собой последние достижения мировой правовой мысли»[14].

Овладение европейским правом — это важный шаг на пути к решению фундаментальной комплексной задачи — формирование у студентов современного правового мышления и глобального правового мировоззрения.

Введение этих курсов вызывает определенные затруднения, связанные с тем, что подготовка преподавательского состава для чтения курсов может быть проведена только на базе западноевропейских университетов. Соответственно, стажирующиеся преподаватели должны иметь хорошую языковую подготовку. Примером для других российских вузов является созданная в Московском государственном юридическом университете им. О. Е. Кутафина (МГЮА) кафедра права Европейского Союза, которая на высоком профессиональном уровне готовит студентов по обозначенным вопросам.

Россия нуждается и в юристах со знанием иностранных языков. Чтобы руководствоваться международно-правовыми актами, не переведенными на русский язык, надо знать язык, на котором они издаются. Для надлежащего международного сотрудничества по правовым вопросам также необходимо знать иностранные языки.

Вряд ли можно признать нормальной существующую ситуацию, когда юрист, особенно изучающий право ЕС, не может следить за большинством научных работ, публикующихся в мире.

Следует учесть, что Россия присоединилась к целому ряду международных конвенций и вошла в международные организации. Их право может и должно применяться в России. Однако наши юристы оказались лишенными большинства документов, научных и практических материалов на эту тему, поскольку они просто не переведены на русский язык. О каком же их успешном применении может идти речь? Такая же ситуация складывается и с научной литературой по праву Европейского Союза. Естественно, что самым простым и даже экономически эффективным решением этой проблемы является не перевод и не публикация всех такого рода документов на русском языке (благо Интернет сделал их доступными на иностранных языках), а обучение владению иностранными языками на должном уровне. «Они должны преподаваться более углубленно и специализированно в течение всего периода обучения, особенно для европейской и в более широком плане — для международно-правовой специализации», — справедливо утверждает профессор С. Ю. Кашкин[15].

С учетом этой потребности в Московском государственном юридическом университете им. О. Е. Кутафина (МГЮА) не первый год успешно функционирует Международно-правовой институт, в котором студенты в течение обучения изучают два иностранных языка с получением диплома дополнительного профессионального образования «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации».

Современное общество предъявляет особые требования к качеству высшего юридического образования, которому отводится роль основного способа формирования новой правовой культуры российского общества. Одним из направлений решения поставленной задачи является интеграция юридического образования с юридической наукой и практикой.

Интеграция высшего юридического образования с наукой и практикой должна привести к глубокому обновлению научной и практической составляющей преподавания юридических дисциплин, чего так не хватает в сегодняшнем процессе обучения.

Еще в 1993 г. в докладе по высшему образованию отдела высшего образования ЮНЕСКО «Стратегия изменения и развития высшего образования» отмечалось, что принцип неразрывности обучения и научно-исследовательской деятельности остается существенным для высшего профессионального образования будущего. Подчеркивалось, что ни одна система высшего образования не может осуществить свою цель и быть жизнеспособным партнером на службе у общества, если значительное число учебных заведений — в разной степени в соответствии со своими задачами и потенциалом — не будет заниматься научно-исследовательской работой.

Руководством страны принят целый ряд законодательных актов о развитии научного потенциала высшей школы[16].

По мнению ряда ведущих ученых-юристов, общий уровень научных работ в юридических вузах существенно снизился по сравнению с советским периодом. Основных причин, по мнению ряда авторов, здесь две: недостаточное экономическое стимулирование преподавательской деятельности и научных исследований, а также отсутствие четкой ориентации общества на определенные ценности[17].

В Федеральной целевой программе развития образования на 2006—2010 годы, утвержденной постановлением Правительства РФ от 23 декабря 2005 г. № 803, при анализе основных проблем высшего образования отмечается, что «высшее образование слабо интегрировано с научной деятельностью, что негативно сказывается на качестве подготовки специалистов и одновременно снижает потенциал развития научных исследований в России; сложившаяся система образования обладает низкой инвестиционной привлекательностью, что ведет к ее ресурсному “истощению”, снижению конкурентоспособности российского образования на мировом рынке образовательных услуг».

Большая педагогическая нагрузка преподавателя, а также работа в нескольких вузах по совместительству привели к тому, что на одного преподавателя в 1992 г. приходилось 11,8 студента, а в 2004 г. — 21,3[18]. В таких условиях у преподавателя нет времени и сил ни на качественную подготовку к учебным занятиям, ни на научно-исследовательскую работу.

«Это ведет к тому, что и в преподавании, и в науке стала доминировать не методологическая, а информационная составляющая... Преподавание и наука сводятся к передаче информации о праве без всякого объяснения системы права, роли права, внутренних законов его развития... Между тем основной задачей лектора является обучение методологии анализа юридического материала, а не механическая передача правовой информации»[19].

Говоря о состоянии вузовской юридической науки, следует подчеркнуть, что снижение ее уровня прямо отражается на качестве подготовки выпускников, которые обладают недостаточной фундаментальной подготовкой. Слабо представлено аналитическое мышление, способность критически оценивать объекты моделирования и др. Выпускники не рассматривают свою профессиональную деятельность как интегрированный процесс, недостаточно хорошо адаптируются к изменяющимся условиям.

Необходима целенаправленная политика вузов по стимулированию научных исследований, развитию взаимодействия с научно-исследовательскими институтами, созданию научно-исследовательских центров, инновационных структур, расширению участия преподавателей в конкурсах на научные гранты и др.

Решение задачи интеграции образования и науки означает прежде всего гармонизацию (налаживание эффективного и устойчивого взаимодействия) учебной и научно-исследовательской деятельности научно-педагогических работников. (Даже в названии категории работников высшей школы научная составляющая поставлена на первое место в силу ее значимости и важности для современного этапа.)

Некогда министр образования и науки РФ А. А. Фурсенко, выступая на «правительственном часе», заявил, что с 2000 г. обеспечен рост расходов на науку за счет средств федерального бюджета. Объем расходов федерального бюджета 2011 г. по сравнению с 2006 г. увеличился в три раза (в 2006 г. на НИОКР гражданского назначения было выделено 77,1 млрд рублей, в 2007 г. — 105,5 млрд, в 2008 г. — 129,3 млрд, в 2009 г. — 166,2 млрд, в 2010 г. — 172,9 млрд, в 2011 г. — 227,8 млрд рублей).

Также министр отметил, что доля молодежи в науке увеличилась. За четыре года реализации программы «Исследования и разработки» в проектах приняли участие более 6 тыс. молодых ученых, в то время как за пять лет действия предыдущей программы количество молодых исследователей едва превышало 1,6 тыс. человек[20].

Однако многие проблемы ждут своего разрешения и сегодня. Положение дел меняется очень медленно.

Интеграция высшего юридического образования с практикой решает комплекс задач, среди которых основной является ориентация преподавателя на проблемы практической юридической деятельности. Требуются целевая подготовка и переподготовка юридических кадров с учетом требований модернизации юридического образования, вовлечение в учебный процесс ведущих специалистов практиков.

В современный период ощущается необходимость в юридических кадрах нового типа. Круг требований к юристу-профессионалу довольно широк. Он включает даже осуществление правовой пропаганды и правового воспитания. В уставе общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России» участие в осуществлении юридического обучения граждан признано одной из задач данной организации (ст. 5). Правовое обучение общества признано обязанностью юристов и в международных актах. В частности, в Стандартах независимости юридической профессии, принятых в сентябре 1990 г. на конференции Международной ассоциации юристов, записано: «На представителей юридической профессии возлагается обязанность обучать и просвещать общество относительно принципов правового государства, значения независимой судебной системы и всей юридической профессии, информировать их о правах и обязанностях, а также о возможных и надлежащих способах их осуществления» (п. 5).

При формировании правовой культуры личности студента в процессе юридического образования возрастает значимость правового воспитания, до недавних пор остающегося практически без внимания. Создание полной основы профессионального воспитания требует дополнительного исследования с участием ученых из области юриспруденции, педагогики, психологии. Необходимо разработать концепцию юридического воспитания.

Важным фактором успешного решения проблем правового воспитания является возврат воспитания в рамки учебного процесса, а не только во внеучебной работе. ФГОС ВПО, предписывая формирование общекультурных компетенций, нацеливает на формирование культуры личности в процессе обучения. Однако на практике далеко не все преподаватели, проводя занятия, ставят не только образовательные, но и воспитательные цели. Необходимо разработать рекомендации по оптимальному сочетанию обучения и воспитания в рамках юридического образования, учитывая тот факт, что правовое воспитание неразрывно связано и реализуется через правовое образование — непосредственное получение знаний.

Ввиду того, что в ряду острейших проблем находится сегодня борьба с коррупцией, система нравственного и правового воспитания должна включать антикоррупционное воспитание. Студентам-юристам должен прививаться антикоррупционный иммунитет, и им нужно давать знания как о стандартах антикоррупционного поведения, так и об основах антикоррупционного воспитания.

Формирование правовой культуры студента обеспечивается посредством соблюдения совокупности следующих педагогических условий: создание качества окружающей правовой среды, которая выступает мощным детерминирующим фактором правовой воспитанности субъекта; разработка и реализация структурно-функциональной модели формирования правовой культуры студента; кадровое обеспечение учебно-воспитательного процесса в вузе, специальная научная и методическая подготовка преподавателей права; нацеленность процесса профессионального образования на формирование правовой культуры в течение всего периода профессиональной подготовки студентов; организация субъект-субъектного взаимодействия в системе «студент — преподаватель»; постоянное совершенствование содержания, форм и методов правового образования и воспитания. Только в данном случае возможно формирование положительной мотивации профессиональной деятельности будущего юриста, а также таких качеств, как глубокое уважение к закону, ценностям правового государства и т. д.

Поскольку распространение юридических знаний, пропаганда права, воспитание надлежащего правосознания и правовой культуры населения — обязанность юристов, их надо учить этому еще в стенах вуза. Следовательно, в ФГОС ВПО подготовки магистров включены такие курсы, как «Основы педагогики» (обязательная часть) и «Методика преподавания права» (вариативная часть), которые призваны вооружить будущего юриста необходимыми знаниями педагогики и методики проведения занятий. В рамках «Методики» изучаются механизмы воздействия на уровень правовой культуры и правосознания личности, разрабатываются методы и средства трансляции юридических знаний, а также формирования умений, навыков правомерного поведения.

При подготовке магистра в Московском государственном юридическом университете им. О. Е. Кутафина (МГЮА) реализуется курс «Методика преподавания права», разработанный с учетом обозначенных проблем. В названном курсе правовому обучению и правовому воспитанию посвящены отдельные темы, акцентировано внимание на роли правового воспитания, формирования личности будущего юриста, профессиональной культуры будущего пропагандиста права.

Однако следует отметить, что ни одно учебное заведение не способно подготовить человека к жизни, если он не научится самостоятельно добывать знания, работать над собой в плане самообучения, самообразования и самовоспитания.

Правовое самообразование — это осознанная, целенаправленная, самостоятельная деятельность человека, направленная на освоение, обновление, укрепление правовых знаний, приобретение навыков, умений систематически пополнять правовые знания и использовать их на практике, на выработку положительных социальных качеств, правового поведения, развития самоконтроля, общественно-правовой активности. Человека, постоянно самостоятельно пополняющего свои правовые знания, можно отнести к личности с высоким уровнем правосознания и саморегуляции поведения, т. е. к социализированной в правовой сфере личности.

Самовоспитание предполагает определенный уровень развития личности, ее самосознание, способность к анализу — при сознательном сопоставлении своих поступков с поступками других людей. Способность личности к самовоспитанию является показателем хорошо организованной воспитательной работы в учебном заведении. Отношение человека к своим потенциальным возможностям, правильность самооценки, умение видеть свои недостатки — все это характеризует зрелость человека и является предпосылкой организации самовоспитания. Самовоспитание призвано укреплять и развивать способность к добровольному выполнению обязательств как личных, так и основанных на требованиях коллектива, формировать моральные чувства, необходимые привычки поведения, волевые качества. Самовоспитание — составная часть и результат воспитания и всего процесса развития личности.

Важным шагом на пути оценки качества юридического образования является введение процедуры общественной аккредитации. Общественная аккредитация — это процедура установления или подтверждения соответствия работы вуза определенным критериям. А критерии эти определяет юридическое сообщество. Цель общественной аккредитации — повышение качества образовательных программ высшего профессионального образования в области юриспруденции, усиление контроля деятельности образовательных учреждений высшего профессионального образования, осуществляющих подготовку юридических кадров.

Общероссийской общественной организацией «Ассоциация юристов России» 9 февраля 2011 г. было принято Положение об общественной аккредитации образовательных учреждений высшего профессионального образования, осуществляющих подготовку юридических кадров. В документе определены цели и задачи, содержание общественной аккредитации, прописана процедура выдачи и аннулирования свидетельства об общественной аккредитации.

Целью общественной аккредитации является повышение качества подготовки юридических кадров в образовательных учреждениях высшего профессионального образования. Основными задачами являются:

оценка качества образовательной и научной деятельности в образовательных учреждениях, осуществляющих подготовку юристов;

информирование граждан и работодателей о качестве подготовки юристов образовательных учреждений;

повышение ответственности субъектов образовательной деятельности;

создание информационной базы для определения рейтинга образовательных учреждений ВПО.

Очень важно, что предложенная процедура оценки качества юридического образования проводится не столько с целью определения формальных показателей, сколько с целью познания качественных характеристик условий образовательного процесса, включая качество воспитательной работы по подготовке юристов.

Оценка качества включает следующие виды экспертиз: анализ качества организационного и материально-технического обеспечения образовательного процесса;

анализ качества организации образовательного процесса (соответствие ФГОС ВПО, аккредитационным критериям);

анализ качества подготовки юристов в вузе (подготовленность выпускников к профессиональной деятельности, мнение работодателей о качестве подготовки, качество воспитательной работы и др.).

Юридическая общественность возлагает большие надежды на данный вид оценки качества, так как, осуществляемый экспертами из числа опытных работников юридических вузов, он представляет собой не только контроль, но и обмен опытом, оценку своей деятельности профессиональным сообществом, взаимопомощь, совместный поиск путей решения назревших проблем. Добровольность прохождения процедуры общественной аккредитации должна стать критерием готовности вуза к демонстрации своих достижений перед юридической общественностью, стремления к общественному признанию качества подготовки юридических кадров тем или иным образовательным учреждением.

13 мая 2011 г. на базе Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА) был проведен учебнометодический семинар, посвященный вопросам общественной аккредитации. На семинаре присутствовали эксперты по общественной аккредитации, представители юридических вузов и факультетов, региональные представители Ассоциации юристов России, работодатели. В ходе семинара обсуждались вопросы внедрения процедуры общественной аккредитации, конкретизировались подходы к оценке качества подготовки юридических кадров.

Вуз, получивший общественную аккредитацию, получает признание в юридическом сообществе; по его желанию он принимается в Ассоциацию юридического образования и в члены УМО по юридическому образованию; о нем сообщается в средствах массовой информации и других информационных источниках.

Таким образом, в современный период реформирования системы высшего профессионального образования Учебно-методическое объединение по юридическому образованию вузов РФ и Ассоциация юридического образования совместно с Ассоциацией юристов России проводят целенаправленную комплексную работу по совершенствованию юридического образования.

Для непосредственной разработки документов Президиумом УМО 3 июля 2009 г. была создана Комиссия по разработке нормативной и учебно-методической документации. Комиссия, в состав которой вошли представители ведущих вузов, в своей деятельности использует накопленный учебными заведениями опыт, а также инновационные отечественные и международные разработки по реализации двухуровневой системы высшего профессионального образования в сфере юриспруденции.

Один из авторов настоящей монографии, являясь членом названной комиссии, принимает активное участие в реализации ФГОС В ПО. В частности, является непосредственным разработчиком Примерной образовательной программы по направлению подготовки «Юриспруденция», квалификация — бакалавр, квалификация — магистр, в том числе примерных учебных планов, примерных программ базовых учебных дисциплин и практик как для бакалавриата, так и для магистратуры.

Необходимо обратить внимание на разработку профессиональных стандартов в сфере юриспруденции, а также на взаимосвязь профессиональных и образовательных стандартов. Профессиональные стандарты должны быть предназначены для определения должностных обязанностей юриста, планирования их профессионального роста, организации профессиональной подготовки и повышения квалификации соответственно развитию требований к качеству, подбору, расстановке и использованию юридических кадров, а также обоснованно принимаемых решений при проведении аттестации руководителей и специалистов. Инициатива и заказ на разработку профессиональных стандартов должны исходить непосредственно от работодателей, что обусловлено Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. № 308-ФЗ (который предоставляет право участвовать объединениям работодателей в разработке и реализации государственной политики в области профессионального образования), а организация данной работы должна проводиться федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими политику в соответствующей профессиональной области.

Ассоциация юристов России и ряд других союзов и объединений работодателей, а также органы государственной власти поддерживают идею создания профессиональных стандартов и включили их разработку в приоритетные направления своей деятельности. Так, в настоящее время проекты профессиональных стандартов разрабатываются МВД России (для системы внутренних дел), Судебным департаментом при Верховном Суде РФ (для судебной системы), Федеральной службой исполнения наказаний (для системы исполнения наказаний) и др.

В заключение следует подчеркнуть, что при всей прочности своих позиций и сильных сторон образование в России, в том числе юридическое, должно изменяться в соответствии с глобальными тенденциями развития высшего образования.

Представляется, что введение в России многоуровневой системы высшего образования правомерно и предоставит возможность студенту более верно определить траекторию последующего образования с учетом своих профессиональных интересов.

Первый уровень высшего профессионального образования по направлению подготовки «Юриспруденция» — бакалавриат дает общее высшее юридическое образование, которое не должно рассматриваться как законченная профессиональная подготовка. Это главным образом методологическая подготовка, целью которой является научить человека учиться всю последующую жизнь, привить навыки профессиональной мобильности. Эта подготовка должна остаться фундаментальной, что всегда отличало отечественное юридическое образование.

Второй уровень — магистратура обеспечивает углубленную профессиональную подготовку с опорой на компетенции, сформированные в бакалавриате, т. е. значительная доля магистерских программ ориентирована на лиц, обладающих определенным опытом работы и нацеленных на профессиональный рост. Магистратура призвана осуществить подготовку высокопрофессиональной элиты и научно-исследовательских кадров с высокой междисциплинарной культурой.

Не претендуя на полноту, обозначим некоторые тенденции развития юридического образования.

  • 1. Юридическое образование становится многовариантным, многообразным; оно должно быть неотъемлемым компонентом глобального проекта постоянного образования для всех, поэтому необходим переход к парадигме «высшее образование на протяжении всей жизни».
  • 2. Сегодня приоритетное направление развития юридического образования видится в том, чтобы в результате обучения выпускник вуза обладал профессиональным потенциалом, который обеспечивал бы ему не только возможность решения каждодневных задач на требуемом для исполнения должностных обязанностей уровне, но и профессионально самосовершенствовался, умел решать новые классы задач на всем протяжении профессиональной деятельности.
  • 3. В рамках проводящейся модернизации системы образования необходимо всемерно повышать роль воспитания, которое наряду с получением современных знаний должно стать ключевой задачей, одним из национальных приоритетов и начать восприниматься не иначе как стержень образования. Цель современного высшего образования — воспитание человека культуры — интеллигента, характеризуемого единством его профессиональных и личных качеств.

В результате проведенного исследования предлагаются следующие меры по повышению качества юридического образования.

Во-первых, в рамках перехода на многоуровневую систему высшего образования необходимо:

совместно с работодателями разработать профессиональные стандарты, где четко определить перечень должностей, на которые могут претендовать выпускники, имеющие тот или иной уровень высшего юридического образования;

усилить контроль со стороны Рособрнадзора, Ассоциации юристов России за реальным исполнением требований ФГОС ВПО (степень — магистр) в части соответствия научно-педагогических кадров и иных условий, необходимых для создания среды в целях качественной подготовки магистров, т. е. отсечь от магистерской подготовки немалую часть вузов, не способных отвечать заявленным требованиям[21];

углубить интеграцию юридического образования, науки, и практики в целях повышения качества высшего профессионального образования.

Во-вторых, следует уделить пристальное внимание усилению воспитательной работы в среде будущих юристов как способу формирования профессионального правосознания и активной гражданской позиции, методу формирования общекультурных компетенций выпускника.

В-третьих, реализовать высокий уровень правовой культуры научно-педагогических кадров как условие формирования правокультурных и профессиональных качеств обучающихся, а также условие выполнения задач, стоящих перед юридическим вузом в целом. С этой целью осуществить:

внедрение в учебно-воспитательный процесс юридического вуза современных педагогических и интерактивных технологий, направленных на формирование правовой культуры будущих юристов;

профессиональную переподготовку профессорско-педагогического состава в целях изменения образовательной парадигмы, студенто- центрированного обучения и воспитания в юридическим вузе, освоения новых образовательных технологий, современных методов и форм проведения занятий.

Главная задача высшего профессионального образования, особенно юридического, видится в реализации инновационного образовательного процесса, направленного на обеспечение такой подготовки выпускников вузов, которая бы обеспечила наиболее эффективное решение стоящих перед ними профессиональных задач не только за счет передачи им арсенала теоретических знаний, умений и профессиональных навыков, актуальных в период обучения, но и за счет привития способности в реальном времени актуализировать свои знания в соответствии с происходящими в обществе динамическими изменениями.

Существенный вклад в формирование правовой культуры юристов как одной из важнейших социальных групп, выполняющих правоохранительные и правоприменительные функции, должно внести обновленное юридическое образование.

Сфера образования является важнейшей составной частью культуры в целом, а юридическое образование — правовой культуры личности. Освоение элементов правовой культуры в их единстве осуществляется в процессе понимания, в результате которого объективные знания приобретают личностный смысл.

Особое влияние на формирование правовой культуры будущих юристов оказывает образовательная (учебно-воспитательная) среда, являющаяся разновидностью социальной, но отличающаяся особым качественным состоянием. Образовательная среда является непременным условием формирования профессионального правосознания, обще культурных и профессиональных компетенций выпускника юридического вуза.

Сегодня юридическое образование, находясь в ситуации перехода на многоуровневое высшее образование, изменения как формы, так и содержания обучения и воспитания будущих юристов, требует продолжения обстоятельного анализа со стороны ученых и практических работников.

Конечно, вопросы модернизации юридического образования в целях повышения качества достаточно глубоки и комплексны. Абсолютно прав В. Н. Синюков, который считает, что «только Россия свела вопрос подготовки юристов к повышению их “качества” через ужесточение “условий” образовательного процесса и восприятие двухуровневой системы подготовки... Подлинное качество юридического образования основано на механизме культурной индентифика- ции юридического мышления, на встроенности юридического образования в процесс воспроизводства национального правосознания и культуры»1.

Образование есть отражение культуры определенной эпохи. В то же время существующая система высшего образования во многом построена на культурных доминантах прошлого — рациональном взгляде на мир, интеллектуализме, утилитарности, монокультурности. Поэтому поиски модели образования, адекватной современному типу культуры и отвечающей новому этапу социально-политической реальности, составляют одну из актуальных проблем современной педагогики.

Кризис, лежащий внутри самого образования, в его методологических основаниях, обусловлен переходом от просветительской парадигмы к культуротворческой, от «человека образованного» к «человеку культуры». Сложившуюся ситуацию в определенном смысле характеризуют как переломную, поскольку «теория и практика образования находятся сегодня на изломе между естественнонаучным пониманием образования как “передачи опыта” и гуманитарной образовательной парадигмой “выращивания личности”»[22].

Решение указанных задач вызывает необходимость обращения образования к своим истокам и фундаментальным основам — рассмотрения его как феномена и части культуры, как культуросообразного процесса, отражающего общее свойство культуры, а именно: единство в многообразии, культура как универсум, как фактор целостности.

«Системообъединяющим образование и культуру является человек; цель современного высшего образования — воспитание человека культуры — интеллигента (студента, аспиранта, преподавателя), характеризуемого единством его профессиональных и личных качеств»[23].

Для решения глобальных задач человечества необходим человек, обладающий новым мышлением и развитой нравственностью, способный к полноценному творчеству и одновременно ответственный за создание и использование мощных технологий XXI в.

Развитие человека может стать центром и фундаментом новой идеологии общества и образования, которая провозгласит человека не средством, а целью культурного, социально-экономического и политического развития. Образование наряду с культурой перемещается в центр общественных интересов и приоритетов, все общество превращается в образовательное пространство, и образование становится одним из основных объектов заботы государства.

Современная социально-личностная парадигма образования, ориентированная на человека, его развитие и готовность к самореализации и творчеству во всех сферах деятельности, должна стать основным стратегическим ориентиром функционирования и развития образования.

Прежняя традиционная парадигма образования была основана на субъектно-объектной модели понимания образовательного процесса, в которой обучающийся являлся объектом педагогического воздействия, а преподаватель — субъектом. Полезное приближение образования к личности, ее потребностям и интересам, ориентация на то, чтобы сделать человека полноценным субъектом образовательного процесса и жизненного определения, должны быть сбалансированы социальными запросами общества.

Что касается непосредственно юридического образования, то «смысл реформы не столько в решении проблемы повышения уровня догматических познаний выпускников, — справедливо утверждает профессор В. Н. Синюков, — сколько в формировании целостной культурной среды формирования юридического корпуса страны, образовательная специализированная компонента которой есть лишь одна из предпосылок подлинной юридической квалификации. Подлинное качество юридического образования основано на механизме культурной идентификации юридического мышления, на встроенно- сти юридического образования в процесс воспроизводства национального правового сознания и культуры.

Россия находится в поиске своей модели юридического образования и стиля правовой культуры»1.

Следует заключить, что унификация юридического образования в ходе реализации Болонского процесса в определенной степени ставит под угрозу преемственность и традиционные ценности российского образования. Поэтому в юридическом сообществе идет поиск собственного пути, ориентированного на российские критерии и характеристики юридической подготовки. Представляется возможным выбрать такой способ модернизации высшего юридического образования, который сохранил бы в своей основе лучшие традиции отечественной высшей школы, такие как фундаментальность, научность, и приумножил их за счет интеграции юридической науки, образования и обновленной практики, уделив особое значение новым образовательным технологиям и методикам, продиктованным открывшимися возможностями коммуникативных и информационных технологий и потребностями современного российского студенчества.

Есть обоснованное мнение, что для будущего юриста правовые знания должны перейти в правовые убеждения. Это достигается посредством изучения общетеоретических и историко-правовых юридических дисциплин, таких как философия права, теория государства и права, история политических и правовых учений и др., которые формируют мировоззрение, правовое мышление, понятийный аппарат. Кроме того, они несут глубокое знание принципов и норм права, признание его социальной ценности, уверенность в истинности этих знаний и готовность действовать, руководствуясь ими.

Путь дальнейшего развития России — это ее образование и культура, а вне их любое преобразование общества утопично.

  • [1] См.: Богословкий В. А., Караваева Е. В., Ковтун Е. Н. и др. Переход российских вузов на уровневую систему подготовки в соответствии с ФГОС ВПО: нормативно-методические аспекты: учеб.-метод. пособие. М., 2010. С. 104.
  • [2] См.: Левитан К. М. Указ. соч. С. 342.
  • [3] Там же.
  • [4] См.: Образовательная модель будущего // Ректор вуза. 2008. № 6. С. 12.
  • [5] См.: Плаксий С. И. Высшая школа на изломе. М., 2009. С. 427.
  • [6] См.: Левитан К. М. Указ. соч. С. 26.
  • [7] См.: Место теории государства и права, философии права и истории политических учений в системе высшего юридического образования (Науч.-практ. конф.) // Государство и право. 2000. № 12. С. 99—100.
  • [8] Радъко Т. Н. Теория государства и права: учебник. 2-е изд. М., 2009. С. 19.
  • [9] Сорокин В. В. Юридическая глобалистика. С. 326.
  • [10] См.: Синюков В. Н., Синюкова Т. В. Указ. соч. С. 36.
  • [11] Лазарев В. В. Юридическая наука и практика в условиях перестройки // Лазарев В. В. Избранные труды: в 3 т. М., 2010. Т. 1. С. 473.
  • [12] См.: Собрание законодательства РФ. 2000. № 2. Ст. 170.
  • [13] См.: Еникеев 3. Д. Указ. соч. С. 26.
  • [14] Европейский Союз: Основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора с комментариями. М., 2008. С. 6.
  • [15] Кашкин С. Ю. Формирование «юриста будущего» и европейское право // Закон.2009. № 3. С. 89.
  • [16] Федеральный закон от 23 августа 1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственнойнаучно-технической политике», Положение о выделении грантов Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых — кандидатов наук и докторов наук и средств для государственной поддержки ведущих научных школ Российской Федерации, утвержденное постановлением Правительства РФот 27 апреля 2005 г. № 260, и др.
  • [17] См.: Толстых В. Л. Некоторые проблемы высшего юридического образования //Юридическое образование и наука. 2006. № 7. С. 25.
  • [18] См.: Плаксии С. И. Сверхэксплуатация преподавателей — главная угроза высшейшколе и развитию России в XXI веке // Alma Mater. 2004. № 3. С. 19.
  • [19] Горбатова М. К. Указ. соч. С. 90.
  • [20] См.: Юрист ВУЗа. 2011. Апр. С. 8.
  • [21] Экс-министр образования и науки РФ А. А. Фурсенко, выступая в Красноярске вмарте 2005 г., предложил оставить подготовку магистров только в 10—20 так называемых национальных университетах и 100—200 вузах «второго эшелона», в остальных вузах, названных «третьим эшелоном» (400—450 вузов), будет разрешено готовить толькобакалавров.
  • [22] Руденко В. Н. Модернизация высшего образования: цивилизационно-культурологическая парадигма // Известия вузов Северо-Кавказского региона. Общественныенауки. 2003. № 10. С. 15.
  • [23] Там же. С. 16.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >