Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Индивидуальное психологическое консультирование: основы теории и практики

ОСНОВНЫЕ СТРАТЕГИИ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО И ГУМАНИСТИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

...Прав ли лейтенант Дэн, считая, что у каждого из нас свой путь, своя судьба, или права мама, говорящая, что всех нас носит по жизни, как перышко по ветру? Я думаю, что правы оба — и то, и другое происходит с нами одновременно...

Э. Рот

Источниками современного экзистенциального и гуманистического консультирования являются идеи экзистенциальной философии (С. Кьеркегор, К. Ясперс, М. Хайдеггер, Ж.-П. Сартр, А. Камю, М. Бубер и др.), а также феноменологические концепции личности Л. Бинс- вангера, М. Босса, К. Роджерса, Р. Мэя, Д. Бьюдженталя, И. Ялома.

К первым экзистенциальным психологам следует, пожалуй, отнести швейцарских психиатров Л. Бинсвангера (1881-1966) и М. Босса (1903-1990), которые прошли блистательную психоаналитическую подготовку и на протяжении многих лет практиковали как психоаналитики. Со временем у них у них возникли серьезные сомнения по поводу многих базовых принципов психоаналитического подхода 3. Фрейда. Они возражали против его модели функционирования психики и против переноса в психологию из естественных наук принципа причинности. Опираясь на онтологические идеи своего современника М. Хайдеггера (1889-1976), Л. Бинсвангер и М. Босс отрицают причинно-следственные отношения в человеческом существовании. Жизнь есть лишь последовательность поведенческих событий, из которой недопустимо выводить причинность. Произошедшее когда-то с ребенком не рассматривается как причина его последующего взрослого поведения и паттернов отношений со значимыми другими. События детства и события взрослой жизни наделяются тождественным экзистенциальным смыслом.

Экзистенциальные психологи отвергают объяснение человеческой природы через представления о «Я», бессознательном, инстинктах, архетипах, эдиповом комплексе. Они подчеркивают, что психология не походит на другие науки и не должна строиться по той же модели, что и они. Она требует собственного метода — феноменологии — и собственных понятий, таких как «бытие-в-мире», «модусы существования», «свобода», «бессмысленность», «изоляция», «ответственность», «трансцендирование», «пространственность», «темпораль- ность» и многих других, взятых преимущественно из онтологии М. Хайдеггера. Цель психологической науки — как можно более полное и тщательное описание феноменов, а не объяснение и не доказательство.

Развитие экзистенциального анализа как самостоятельного психотерапевтического метода берет начало в убедительных попытках Л. Бинсвангера перенести фундаментальную онтологию М. Хайдеггера на практику психоаналитической терапии. Прежде всего, Л. Бинс- вангер подчеркивает важность отношения к пациенту не как к носителю инстинктивных импульсов, специфика обращения с которыми определяет его жизнедеятельность, а как к духовному феномену, обладающему свободой выбора и осуществления изменений. Существование человека «можно понять только как бытие-в-мире, как проектирование и раскрытие мира — что так впечатляюще продемонстрировал Хайдеггер»[1].

Цель экзистенциального анализа по Л. Бинсвангеру состоит в изучении человека как единого целого, без его разделения на разум, тело и душу, в понимании феноменологии нарушения функционального единства онтологических потенциальных возможностей его экзистенции.

Бытие-в-мире, или Dasein — центральное понятие экзистенциальной психологии. Это открытость миру, состояние истинного, подлинного, искреннего, настоящего присутствия в мире. Мир человеческого существования образуют три пространства.

Umwelt — биологический, природный мир. К нему относятся инстинкты, влечения и адаптационные механизмы, обеспечивающие выживание человека как представителя биологического вида.

Mitwelt — мир человеческих взаимоотношений.

Eignwelt — внутренний мир, система представлений о самом себе, самоотношение, включая телесность, образ тела.

Это три разных пространства или формы мира, но они существуют одновременно, обеспечивая целостность бытия-в-мире.

В оценке Л. Бинсвангера психоаналитики в основном сосредотачивают свою работу на Umwelt, в меньшей степени — на Mitwelt и не уделяют достаточного внимания Eignwelt. Из-за этого возникают сложности понимания аналитиком своего пациента: его позиции, духовных ценностей, потенциальных возможностей (в том числе способности к переживанию интеллектуального инсайта).

Следующее важное понятие экзистенциальной психологии, которое необходимо учитывать в терапевтическом или консультативном процессе — «заброшенность в существование». «Заброшенность» предполагает необходимость жизни в мире, в который человек помещен помимо своей воли или желания, в той эпохе, социально-культурной среде и в тех обстоятельствах, которые ему даны по факту, времени и месту рождения. Помощь человеку в осознании и принятии его «заброшенности в существование» составляет важный аспект психотерапевтической и консультативной работы, так как открывает путь к пониманию бытия как совокупности возможностей, среди которых только он сам может сделать тот или иной выбор.

Индивидуальные особенности поведения человека, его характер, паттерны самоотношения и отношений с другими определяются в экзистенциальной психологии термином «миро-проект». Границы ми- ро-проектов разных людей варьируются от узких и ригидных до широких и диффузных. Они могут быть представлены и множеством промежуточных вариантов: узкие и диффузные, широкие и экспансивные, широкие и пластичные и т.д. Например, миро-проект может быть построен вокруг потребности во власти и определять выбор таких поведенческих стратегий, как социальная активность, инициатива, достижение, подавление, игнорирование, и таких интенсивных чувств, как грандиозность, зависть, ненависть, подозрительность, презрение и обесценивание.

В качестве еще одного примера можно привести миро-проект, основанный на приоритете независимости от других людей и избегании эмоциональных привязанностей. Любая попытка сближения в отношениях со стороны другого будет в этом случае восприниматься как опасность поглощения им, попадания в зависимость. Близкие отношения для носителя такого миро-проекта всегда таят в себе угрозу отвержения, эмоциональной боли и поэтому блокируются или переводятся на формальный уровень. В результате человек испытывает обманчивое состояние комфорта, только изолировав себя от эмоциональных связей с кем бы то ни было.

Л. Бинсвангер отмечает, что, когда миро-проект определяется незначительным числом категорий, вероятность фрустрации сильнее, чем тогда, когда он более разнообразен. В последнем случае, когда угроза существует в одном пространстве, может возникнуть другое и предоставить безопасную опору. Во многих случаях у человека может быть несколько миро-проектов. Задача психотерапевта или консультанта — помочь клиенту в понимании его миро-проектов, осознании возможностей их принятия и модификации.

По убеждению Л. Бинсвангера эмоциональные расстройства — следствие рассогласования желаний и намерений человека с фундаментальными условиями существования. Человек начинает страдать, если он по каким-то причинам оказывается неспособным принимать данность своей «заброшенности в существование», а также вещи, обстоятельства жизни и других людей такими, какие они есть. Психотерапия — попытка довести пациента до точки, оказавшись в которой он обретет способность понять, каким образом организовано человеческое существование — бытие-в-мире — и найдет в себе силы вернуться к тому согласованному опыту пребывания в нем, который откроет новые возможности для свободного выбора [8].

Босс интерпретировал онтологию М. Хайдеггера несколько иначе, чем Л. Бинсвангер. В частности, М. Босс не считал уместным рассматривать невротиков как людей, имеющих специфические миро- проекты, которые нарушают согласованность бытия-в-мире. Он исходит из того, что бытие-в-мире — Dasein — следует понимать как «высвечивание», которое способствует постижению человеком мира и себя в нем. Изначально человек соотнесен с миром, отмечает М. Босс, и открыт как миру, так и своим внутренним возможностям. Человек здоров, если он открыт возможностям реализации себя в мире, и болен, если он стеснен узкими рамками восприятия мира вещей. Эта узость восприятия проявляется в отсутствии спонтанности, конформизме, шаблонности мышления и поведения, неспособности человека быть как он есть.

Функция психотерапевта, по М. Боссу, состоит в обеспечении пациенту таких условий, при которых он мог бы обратиться к опыту своего раннего детства, когда еще не была утрачена присущая каждому человеку при рождении открытость мира, и воспроизвести, а впоследствии — осуществить свои потенциальные возможности [93].

Европейская экзистенциально-психологическая позиция по многим аспектам отлична от американской экзистенциально-гуманистической теории и практики.

Экзистенциальная традиция в Европе подчеркивает драматические стороны человеческого существования: неизбежность чувства вины; бремя ответственности, которое, по большому счету, ни с кем нельзя разделить; объективную бессмысленность существования, которую далеко не каждому дано хотя бы частично компенсировать обретением субъективного смысла собственной жизни; и, наконец, неотвратимость смерти, наполняющую страхом и тревогой индивидуальное бытие «человека-в-мире».

Во многом этот мрачный, но основополагающий взгляд на природу человека был модифицирован или даже проигнорирован в американских ответвлениях экзистенциальной психологии. Исключение составляют работы Р. Мэя [46], в которых читатель может найти наиболее строгое соответствие базовым принципам классического европейского экзистенциализма, а также работы И. Ялома [90], сочетающие в себе достижения американской гуманистической мысли и внимание к основным постулатам европейского экзистенциализма.

Для Р. Мэя (1909-1994) экзистенциальный подход в консультировании означает не одно из теоретических направлений, а особенный подход к человеку. Любой консультант является экзистенциальным в той степени, в которой он способен воспринимать клиента в собственной субъективной реальности последнего. Другими словами, акцент в консультировании должен быть поставлен не столько на проблеме, с которой обратился клиент, не на диагностической категории, к которой можно было бы отнести его эмоциональное расстройство, а на существовании-двух-личностей-в-мире, представленном в данный момент консультативным пространством, так как только в контексте этого мира может быть достигнуто понимание бытия клиента [46].

Также Р. Мэй подчеркивает, что для экзистенциального аналитика клиент — это человек, стремящийся в будущее, и понять его можно только на пути движения к будущему. Воспоминания клиента о прошлом, безусловно, важны, так как именно они определяют то, кем он хочет стать в будущем. Именно от планирования будущего зависит то, сможет ли клиент вспомнить значение событий прошлого. «Чтобы любой обнаженный момент прошлого стал реальностью, необходимо иметь какую-то надежду в обозримом будущем — будь то преодоление тревоги или других болезненных симптомов, или интеграция личности для последующей творческой активности», — отмечает Р. Мэй [47].

Развивая идеи западноевропейской экзистенциальной психологии и интегрируя их с терапевтическими концепциями Р. Мэя, И. Ялом (род. 1931) определяет в качестве основы консультативного процесса размышление вместе с клиентом о его экзистенциальной ситуации. Как и для Р. Мэя, для И. Ялома главное время в экзистенциальной терапии — «будущее, становящееся настоящим» [90].

Ялом придерживается позиции, согласно которой экзистенциальный подход к работе с людьми, обращающимися по поводу эмоциональных проблем, основан на модели психопатологии, предполагающей, что в основе нарушений адаптации лежат неадекватные реакции человека на четыре конечных фактора: смерть, свободу, изоляцию и бессмысленность. Для их обозначения он предпочитает использовать термин «предельные экзистенциальные беспокойства». Его значительным вкладом в развитие консультативных стратегий стало описание и обоснование специфических механизмов защиты от каждого из четырех основных беспокойств.

Функцию защиты от тревоги, связанной со смертью, выполняют механизмы иррациональной веры в собственное бессмертие и веры в спасителя, который чудесным образом придет на помощь в последний момент.

Избежать осознания ответственности за собственную жизнь «помогают» следующие механизмы:

  • компулъсивность — склонность к навязчивым, ритуализированным, «автоматическим» действиям в различных сферах жизни, позволяющая избегать контакта с самим собой и размышлений о конечности собственного существования;
  • перенос ответственности на других людей или отрицание ответственности,, предполагающий, что кто-то другой, но никак не сам человек, в силу своей ролевой принадлежности (семейной, профессиональной или какой-либо другой) должен принимать за него решения и отвечать за его поступки;
  • уклонение от автономного поведениястремление под любым предлогом избегать самостоятельного тонирования, реализации и контроля последствий любых поступков, которые могут привести к каким-либо жизненным изменениям;
  • патологическая установка на обязательное исполнение желаний и реализацию целей, состоящая в неспособности признать ограниченность своих возможностей и найти компромисс между желаниями и требованиями реальности.

Защитную функцию по отношению к осознанию изоляции или одиночества выполняют такие механизмы, как самоутверждение в глазах других, нередко проявляющееся в форме тщеславия, и слияние с другим человеком (эмоциональный симбиоз и/или сексуальная зависимость) или группой (конформизм).

Избегание осознания бессмысленности чаще всего происходит за счет функционирования двух механизмов: компулъсивной деятельности и нигилизма. Компульсивность как защита от бессмысленности проявляется в тех же формах, что и компульсивность, позволяющая избегать столкновения с неизбежностью смерти, но в данном случае ее функция состоит в «маскировке» ощущения отсутствия смысла жизни частными, поверхностными смыслами, прежде всего связанными с достижением все более высокого социального и финансового статуса.

Нигилизм — это тотальное обесценивание источников смысла, который другие находят в любви, семейных отношениях, профессиональном развитии, творчестве. Эта защита обычно проявляет себя в саркастических и циничных замечаниях по поводу ценностей, которые являются ориентирами для поведения окружающих людей, и по поводу их вовлеченности в какие-либо отношения или дела.

Ялом предложил общую стратегию работы с неадекватными механизмами защиты от осознания предельных экзистенциальных беспокойств. Она состоит в том, чтобы помочь клиенту идентифицировать те защитные механизмы, которые препятствуют ясному пониманию и переживанию данностей существования. Консультант способствует тому, чтобы клиент осознал неэффективность, «наивность» тех механизмов психологической защиты, которые он использует, так как они не избавляют от пугающих, но при этом неизбежных для каждого, аспектов устройства мира. После этого консультант и клиент переходят к поиску других, альтернативных, функционирующих у клиента защитам, способов совладания с тревогой, не искажающих реальность и дающих возможность выбора дальнейшего жизненного пути [90].

Значительный вклад в развитие экзистенциального и гуманистического консультирования внесла концепция клиент-центрированной психотерапии К. Роджерса (1902-1987).

Развивая идею Ж.-Ж. Руссо о природосообразности, согласно которой все живое рождается с потребностью быть лучше, К. Роджерс отмечает, что поведение человека подчинено одному мотиву — тенденции к актуализации. Этот мотив имеет биологическую основу и проявляется в стремлении человека сохранить и развить себя, максимально проявив свои лучшие качества. С точки зрения К. Роджерса, люди — в высшей степени сознательные и разумные создания без доминирующих бессознательных потребностей и конфликтов. Основные отличия человека от других живых существ состоят в его стремлении наполнить свою жизнь смыслом, осознании своей смертности, выборе для себя духовных ценностей [55].

Роджерс ввел в научный оборот понятие организмический оценочный процесс (ООП). ООП состоит в том, что люди ищут и оценивают позитивно переживания, способствующие и содействующие их личностному росту, и в то же время избегают и оценивают негативно те переживания, которые препятствуют их тенденции к актуализации. ООП обеспечивает формирование Я-концепции, позволяя ребенку соотнести свои потребности с реальными переживаниями, ориентируясь на свой организм.

Единственный способ не вмешиваться в естественное развитие ребенка, обеспечивающееся организмическим оценочным процессом, заключается в том, чтобы любить его без критики и оговорок. В этом случае будет удовлетворена базовая для каждого человека потребность в позитивном внимании. Эта потребность, по мнению К. Роджерса, универсальна, устойчива, появляется в младенческом возрасте и сопровождает человека всю жизнь. Фрустрация этой потребности, особенно если она имеет место в раннем детстве, ведет к нарастанию тревоги, отчуждению от других людей, дезадаптивным расстройствам. Исходя из этого, К. Роджерс предположил, что оказание психологической помощи клиенту возможно только посредством недирективных методов. Только атмосфера безусловного позитивного принятия со стороны консультанта, безоценочного отношения к клиенту, дает возможность последнему погрузиться в себя, выразить свои истинные чувства, не боясь упрека [56].

Безусловное позитивное принятие, эмпатия и конгруэнтность консультанта составляют три основных принципа клиент-центриро- ванного подхода, обеспечивая появление у клиента способности к преодолению чувства отчужденности, осознанию и реализации личностного потенциала.

Несмотря на расхождения экзистенциальных и гуманистически- ориентированных психологов в понимании проблем человеческого бытия, общая цель экзистенциального и гуманистического консультирования может быть определена как помощь клиенту в актуализации его личностного потенциала посредством осознания и понимания свободы, ответственности и смысла, который он хочет придать своей жизни.

Задачи консультирования:

  • • содействовать пониманию клиентом его собственных возможностей и свободы выбора жизненного пути;
  • • формировать и поддерживать убежденность клиента в том, что он в состоянии помочь себе сам;
  • • идентифицировать факторы, блокирующие свободу клиента и способствовать их преодолению или изменению;
  • • побуждать клиента к принятию ответственности за то, что с ним происходит.

Круг проблем, рассматриваемых в области экзистенциального и гуманистического консультирования: чувство одиночества; чувство вины; непонимание или утрата смысла жизни; страх смерти; переживание потери; чувства тоски и тревоги; депрессия.

Под отношением между консультантом и клиентом понимается взаимодействие двух равноправных людей. Консультант стремится понимать и воспринимать клиента в терминах его собственного жизненного мира, образа себя и действительности, полностью присутствовать в процессе консультирования, завязать с клиентом аутентичную связь.

При этом консультант должен уметь совмещать в себе понимание клиента и способность к конфронтации с ним в случае противоречия в его поведении, мыслях, чувствах или между мыслями и чувствами, намерениями и поведением и т.п. Клиент, контактируя с консультантом, раскрывает ему свою уникальность. Консультант поощряет в клиенте открытость и спонтанную активность, способность реагировать на глубинный интерес к самому себе.

Важное место во взаимоотношениях «консультант-клиент» занимает разграничение ответственности обеих сторон: консультант отвечает за организацию консультативного процесса и свой профессионализм, но не дает клиенту советов и не принимает решения за него, клиент сам отвечает за свой выбор и свои решения.

Основной метод данного типа консультирования — диалог между консультантом и клиентом. Консультант использует такие приемы, как вопросы, отражение содержания — повтор, парафраз, резюмирование, отражение чувств, использование метафор, конфронтация. Использование интерпретаций допускается только в редких случаях, так они могут снимать с клиента ответственность за объяснение его поведения, в связи с этим консультант в большинстве случаев побуждает самого клиента интерпретировать личный опыт.

Особое место среди указанных методов занимает прием отражения чувств клиента. Использование этого приема возможно только при условии высокого уровня развития эмпатических способностей консультанта — с одной стороны, и личностной проработанности консультанта — с другой. Только в этом случае отражение чувств, построенное на нюансированном понимании эмоционального состояния клиента, может быть успешным и свободным от невротических проекций со стороны консультанта.

Отражается всегда то, что скрыто за содержанием разговора и не звучит напрямую в речи клиента. Отражение чувств дается в форме повествовательного предложения. При этом необходимо обратить внимание на эмоциональный тон, позу, выражение лица, паузы, дыхание.

Пример

Клиентка: Извините. Я просто не смогла справиться с дыханием.

Консультант: Я понимаю. Но то, через что вы сейчас прошли, само по себе важно. Это лучше всяких слов говорит о том, в каком разладе с собой вы находитесь [12, с. 82].

Второй пример

Клиентка: Да просто этот ублюдок заслуживает этого! Нет, я не хочу говорить так. Просто он подлец! Представьте, что бы вы чувствовали, что чувствовал бы любой человек? Я больше никогда не смогу никому верить. Я чувствую себя совершенно одинокой. Но не в этом дело. Просто он должен быть наказан. Мне стыдно встречаться с друзьями. Я спрашиваю себя, кто из них знает. Но это неважно. У меня нет друзей. Я не могу поверить, что люди могут быть такими эгоистичными, такими подлыми!

Консультант: Вы сейчас чувствуете себя отрезанной от всех [12, с. 83].

Прием отражения чувств способствует лучшему пониманию клиентом своего внутреннего мира, открывает возможность неискаженного контакта со своими переживаниями во всей их сложности и противоречивости, что в дальнейшем может стать прочной основой для достижения зрелой идентичности.

В экзистенциальном и гуманистическом консультировании допустим прием самораскрытия консультанта. Он состоит в том, чтобы поделиться своими личными переживаниями с клиентом. Консультант может рассказать клиенту о собственных попытках примирения с данностями существования: смертью, свободой, изоляцией и бессмысленностью. На определенных этапах консультативного процесса, учитывая динамику происходящей работы, консультант может верба- лизировать свои мысли и чувства, которые он испытывает «здесь-и- сейчас» по поводу проблем клиента.

По мнению консультантов данной теоретической ориентации, это может способствовать углублению взаимоотношений с клиентом и помочь клиенту осознать, что переживания, сомнения, вина и тревога заложены в самой природе человека и необязательно являются проявлениями болезни, а, напротив, могут отражать попытки поиска смысла и творческого приспособления.

Экзистенциальные консультанты заимствуют некоторые техники из других теоретических моделей: например, упражнения на осознавание, разработанные в гештальттерапевтической парадигме, или методики постановки целей, являющиеся базовыми инструментами когнитивного и поведенческого подходов.

Несмотря на то что в последнее время написано большое количество разноплановых учебных пособий, статей и диссертационных исследований, включающих описание и анализ экзистенциальных и гуманистических концепций психологической помощи, в богатом наследии творчества экзистенциальных психологов мирового уровня остается место для новых ракурсов рассмотрения их весьма эвристичных идей. Поэтому для читателя, имеющего желание специализироваться в области экзистенциального и/или гуманистического консультирования, важно познакомиться с работами классиков: Л. Бинсвангера, М. Босса, В. Франкла, Р. Мэя, К. Роджерса.

Составить представление о современном состоянии и достижениях в области экзистенциального и гуманистического консультирования читатель может, обратившись к блистательной работе И. Ялома «Экзистенциальная психотерапия» (2004), сочетающей в себе богатство клинических иллюстраций, научную глубину и увлекательный стиль подачи сложного психологического материала. Не менее значимы и полезны для понимания данного направления консультирования работы Д. Бьюженталя (1998; 2001).

Задания для самостоятельной работы

I. Подготовьте устные ответы на следующие вопросы:

  • 1. Раскройте основные понятия клиент-центрированного подхода К. Роджерса:
    • • поле опыта;
    • • самость;
    • • Я-реальное;
    • • Я-идеальное;
    • • тенденция к самоактуализации;
    • • эмпатия,
    • • конгруэнтность;
    • • безусловное принятие.
  • 2. Назовите этапы консультативного процесса по К. Роджерсу. Дайте содержательную характеристику каждому из них.
  • 3. В чем заключаются методические и технические особенности клиент- центрированного подхода в консультировании? В чем состоит их принципиальное отличие от техник, используемых в рамках других подходов?

II. Используйте приемы отражения содержания.

  • 1. Сделайте парафраз:
    • а) Клиентка (25 лет): Появляются такие ситуации, когда я сталкиваюсь с чем-то и не могу это преодолеть. Я осознаю, что надо действовать, но не решаюсь... У меня хорошая сила воли, но здесь она не действует. Я могу рисковать: например, погружаюсь в море с аквалангом, а с людьми я этого не могу преодолеть. Например, начальник дает мне задание, я знаю, что оно бесполезно, но не могу ему об этом сказать. Я иду на сделку с совестью: объясняю себе, что он мой начальник, не могу отстоять себя.
    • б) Клиентка (та же): Родители очень осторожно ко мне относились... А хотелось больше глубины... Никак не относились... Не били и не целовали...
    • в) Клиентка (32 года): Мне тяжело даются отношения с мужчинами. Несмотря на мой возраст, я очень застенчива. Как только я понимаю, что привлекательный мужчина проявляет ко мне интерес, я ужасно напрягаюсь, часто краснею и вообще веду себя как дура... И потом, вспоминая, например, такой разговор, чувствую себя идиоткой...
    • г) Клиент (38 лет): Когда я вижу эту женщину, я чувствую, что хочу быть только с ней и готов на все ради этого. Но когда я возвращаюсь домой, к жене и сыну, то понимаю, что не смогу их бросить. И при этом я чрезвычайно зол...
  • 2. Как можно было бы использовать прием повтора в следующем эпизоде консультативной работы:

Консультант: Что Вы чувствуете, когда он (начальник) дает задание?

Клиентка (25 лет): Он меня вызывает и говорит очень смутно, не поймешь, что ему надо... Он говорит: «Ты психолог— сама должна догадаться!» Я чувствую раздражение.

Консультант: Что с Вами происходит, когда Вы получаете его указания и понимаете, что это Вас раздражает?

Клиентка: Я сначала пытаюсь из этого глупого задания сделать что-то пристойное...

Консультант: Попробуйте представить эту ситуацию здесь-и-сейчас. Вот Вы входите к нему в кабинет, и что происходит?

Клиентка: Я напрягаюсь, мне хочется выглядеть умной и значимой. Мышцы напряжены. Хочется быть более твердой, значимой, защитить себя.

1

Список ситуаций:

  • 1. Старший по положению коллега, который чувствует, что ему необходимо поговорить с Вами в конфиденциальной обстановке о своем семейном кризисе.
  • 2. Молодая незамужняя женщина, желающая сделать аборт.
  • 3. Пришедший впервые к Вам на консультацию клиент настроен агрессивно по отношению к Вам и утверждает, что не хочет говорить о своей проблеме, так как Вы слишком молоды и по этой причине не сможете его понять.
  • 4. Женщина, сообщающая Вам о том, что она собирается покончить с собой сегодня или завтра.

IV. Подготовьте психологическое эссе на основе анализа фрагмента из произведения художественной литературы.

Инструкция студентам. Прочитайте внимательно отрывок из романа X. Мураками «Страна чудес без тормозов и Конец света»1:

«...Что же такого я потерял? Я почесал лоб и задумался. Потерь, конечно, хватало. Если составить подробный список, пожалуй, на толстую тетрадь наберется. С чем-то расставался легко, а потом вспоминал о потере с горечью. С чем-тонаоборот. Я беспрестанно терял какие-то вещи, людей, чувства, воспоминания. Образно говоря, моя жизнь давно уже напоминает пальто с безнадежно прохудившимися карманами. Какие иголки с нитками ни подбирайштопать бесполезно. Сидишь, размышляешь, как еще выкрутиться, а кто-нибудь обязательно сунется к тебе в окно и крикнет: “Твоя жизньполный ноль!” И даже возразить ему нечего.

И все-таки если б можно было начать все заново, наверное, моя жизнь ничем бы не отличалась от нынешней. <...>

И кроме себя, мне идти больше не к кому. Пусть кто-то снова бросит меня, а кого-то брошу я сам; пусть мои прекрасные чувства, достоинства, грезы опять умрут, не найдя применения, — я все равно не смогу быть никем, кроме себя самого.

В молодости я часто думал, что, если постараюсь, смогу стать кем-то еще. Скажем, открою свой бар в Касабланке и познакомлюсь с Ингрид Бергман. Или, если мыслить реалистичнеевопрос отдельный, подберу себе жизнь куда более подходящую для раскрытия своего “я”. Даже специально тренировался, чтобы круто изменить себя изнутри. <...>

Но, словно яхта с погнутым килем, всегда возвращался туда же, откуда хотел уплыть: к себе настоящему. К тому, кто вообще никуда не плывет, а всегда остается на берегу и ждет, когда я вернусь.

Стоит ли тут еще на что-то надеяться?

Не знаю. Возможно, не стоит. Тургенев назвал бы это разочарованием. Достоевскийадом. Сомерсет Моэмреальностью. Но кто бы и как это ни называлэто все про меня...».

Подготовьте психологическое эссе, в котором в свободной форме изложите Ваши размышления над следующими вопросами:

  • 1. В чем заключается основная психологическая проблема клиента с позиций экзистенциального подхода в консультировании. На что Вы обратили бы особое внимание?
  • 2. Какие методы экзистенциального и/или гуманистического консультирования Вы могли бы использовать, чтобы лучше понять проблематику клиента и/или оказать ему психологическую помощь? Обоснуйте Ваш выбор.

Литература для подготовки к занятию

  • 1. Бьюдженталь Д. Искусство психотерапевта. СПб., 2001.
  • 2. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб., 2000.
  • 3. Роджерс К. Консультирование и психотерапия. Новейшие подходы в области практической работы. М., 2000.
  • 4. Мэй Р. Искусство психологического консультирования. М., 2008.

  • [1] Лейбин В. М. Постклассический психоанализ: Энциклопедия. Т. 2. М.,2006. С. 257.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы