ВВП как критерий экономической мощи: обоснованные сомнения

В современных условиях становления информационного производства, когда все более весомый вклад в ВВП вносят информационные продукты, многие исследователи выражают обоснованные сомнения в том, что ВВП может служить адекватным критерием итогов хозяйственной деятельности макросистем за соответствующий период времени, а следовательно — и критерием экономической мощи страны, ее роли в мировом хозяйстве.

Приведем пример, иллюстрирующий логику, лежащую в основе сомнений такого рода.

В современном издательском деле (в тех странах, где купля- продажа литературы в основном осуществляется посредством электронной торговли) получил распространение принцип PoD — Print on Demand. Издательство покупает у автора право на издание рукописи, готовит макет книги и выставляет ее рекламу в Интернете. Дальнейшее тиражирование этой книги определяется только спросом: пришел заказ от потребителей на два экземпляра издания — издательство отпечатало эти два экземпляра и отослало заказчикам. Пришел заказ на две тысячи экземпляров — соответственно, отпечатало две тысячи. Каков же тираж такого издания? Потенциально он бесконечен, а на самом деле может быть и нулевым. При этом издательство может напечатать хоть по миллиону экземпляровкаждой книги, права на тиражирование которой оно купило, и тем самым внести огромный вклад в ВВП страны. Вопрос лишь в том, нужен ли такой ВВП этой стране.

Подобный вопрос касается любого информационного продукта, издержки тиражирования которого во много раз меньше издержек на

Характер, темпы и источники экономического роста

Рис. 1.1. Характер, темпы и источники экономического роста

создание информации, лежащей в его основе. Путем перемещения информации не составляет никакой проблемы добиться сколь угодно большого увеличения ВВП. Но это и означает, что валовой продукт в эпоху' информационного производства не может выступать адекватным критерием экономического роста. Основным критерием становится степень удовлетворения потребностей индивидов и общества в целом.

Предлагаемое Международным Валютным Фондом разделение стран на развитые и развивающиеся по критерию среднедушевого ВВП, рассчитанного по паритету покупательной способности их национальных валют, — это «каменный век» современной экономической науки. Косвенным подтверждением этого факта является пример нашей страны. Россия в 2006 году' едва преодолела две трети заветного рубежа в 12 тыс. долл, на душу населения, необходимого для того, чтобы считаться развитой страной по классификации МВФ, и, тем не менее, именно Россия председательствовала в «большой восьмерке» наиболее развитых и влиятельных стран мира, совместные действия которых определяют грядущий облик мирового хозяйства.

Таким образом, нашей стране реально необходимо стремиться не к количественным показателям приращения ВВП, а к достижению нового качества экономического роста, осуществляемого на базе новых источников. Решающим источником роста современных

экономических систем выступает технологическая информация, и потому переход к информационному производству следует считать важнейшей стратегической задачей развития любой страны, претендующей на достойное место в мировом разделении труда.

В свое время (1969 год) Джон Кеннет Гэлбрент подверг жесткой критике «культ валового внутреннего продукта» [2]. Высказанные им соображения обретают «второе дыхание» в эпоху становления общества, основанного на господстве информационных технологий.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >