Межотраслевая интеграция и система современного российского права

Проблемные аспекты понимания системности современного российского права

  • 1. Теория государства и права по своему названию претендует на универсальность, выражающуюся в следующих факторах:
    • — дефиниции и понятия, формулируемые на теоретико-правовом уровне, в комплексе образуют самостоятельный раздел — догматику права, по принципу преюдиции не подлежащую переоценке либо изменению в рамках отраслей национального и международного права;
    • — теоретико-правовые конструкции, являясь универсальными и общезначимыми элементами права, функционируют безотносительно к историческому периоду, социально-культурному контексту и национальным особенностям той или иной правовой системы.
  • 2. В теоретической юриспруденции разграничиваются два понятия правовой системности: система права и правовая система (семья).

Анализ «системы права» осуществляется в контексте нормативи- стского правопонимания, в соответствии с которым право есть определенным образом упорядоченная совокупность правовых норм, сформулированных в процессе нормотворчества и получивших юридическое закрепление в системе источников (прежде всего в нормативных правовых актах).

Таким образом, более точным представляется понятие «нормативная система права» или «система норм права»[1]. В основу структурирования нормативной системы права положен принцип выделения отраслей по предмету и методу правового регулирования:

  • — в нормативной системе права выделяются нормативно-правовые массивы публичного и частного права, материального и процессуального права. Соответственно все отрасли, обладающие самостоятельным отраслевым статусом, привязываются к тому или иному нормативно-правовому массиву;
  • — как в общей, так и в отраслевой теории имеет место смешение теоретической конструкции «отрасль права» и фактического нормативного комплекса «отрасль законодательства/система источников отраслевого права». Получается, что отрасль права включает отраслевые нормы, в то время как отрасль законодательства/система источников отраслевого права объединяет как собственно отраслевые нормативные правовые акты, так и документы, относящиеся к другим отраслям. В качестве примера смешения (не путать с интеграцией) возьмем такую крупнейшую отрасль, как административное право. По мнению Ю. М. Козлова, «административное право — это система административно-правовых норм, с помощью которых государство регулирует общественные отношения, возникающие в связи и по поводу практической реализации исполнительной власти»1. В свою очередь, Ю. А. Тихомиров предлагает выделять в системе источников административного права: «а) нормы Конституции РФ, конституций республик, уставы областей и иных субъектов Федерации; б) законы Российской Федерации и ее субъектов; в) указы Президента РФ и акты президентов, глав республик и др.; г) решения судебных органов (применительно к спорам о компетенции, ВАС РФ — к спорам административного характера); д) международно-правовые акты»[2] [3].

Как видим, весьма уважаемые авторы произвольно трактуют понятия «система права» и «система источников права», считая возможным включать в последнюю как собственно административно-правовые акты, так и акты, имеющие непосредственное отношение к другим отраслям (в частности, конституционно-правовые акты). На мой взгляд, если мы говорим о нормативной системе права исключительно как о теоретико-правовой конструкции, то не имеет смысла использовать ее в отраслевой юриспруденции, где более логично говорить о системе источников отрасли права с акцентированием внимания на отраслевых и межотраслевых актах.

В отличие от системы права как «доктринальной юридико-логической модели»[4] понятие «правовая система (семья)» используется для обозначения феномена «право», рассматриваемого в комплексе юридической статики (источники права) и юридической динамики (правовые отношения и процессы). Кстати, такой подход неоднократно критиковался. В частности, отмечалось, что «трактовки правовой системы в качестве какого-то нового правового понятия, охватывающего все право, по существу означают подмену общего понятия права неким довольно условным словосочетанием «правовая система»1. По мнению В. Н. Карташова, «до сих пор в отечественной и зарубежной науке нет более или менее четкого определения понятия «правовая система общества», весьма «размытыми» представляются ее признаки и структуры, не сложилась научно обоснованная концепция развития»[5] [6].

Полагаю, что единого понятия правовой системы попросту не может быть, так же как не может быть единого определения самого права. Вместе с тем вряд ли можно согласиться с категоричностью

В. С. Нерсесянца, считающего нецелесообразным введение в научный оборот конструкции «правовая система». Право как явление в любом случае существует в пространственных, временных, социальных рамках, представляя собой сложившийся «здесь и сейчас правовой порядок»[7]. Национальные правовые системы характеризуют право в статике его форм и динамике функционирования. При этом правовая система не заменяет право, а позволяет говорить о нем в контексте интегрированного позитивистского, социологического и культурологического, правопонимания.

Говоря о национальных правовых системах (семьях), исследователи, как правило, акцентируют внимание на следующих составляющих: система источников национального права, структура нормативной системы права, юридическая техника правотворческой и правоприменительной деятельности, организация судопроизводства и осуществление правосудия[8]. В настоящее время российское право принято относить к романо-германской правовой семье, хотя Р. Давид выделял самостоятельную семью советского права, отличную не только от западного права, но и от права социалистических республик Европы и народных республик Азии[9].

Современная Россия обладает собственной уникальной правовой системой, которая, будучи условно названа «постсоветской правовой системой» (правовой системой России «переходного периода»[10]), не может быть идентифицирована ни как советская, существовавшая в СССР, ни как романо-германская (европейская), существовавшая в Российской Империи и функционирующая в сегодняшней Европе.

  • [1] См.: Поляков Л. В. Общая теория права: курс лекций. СПб., 2001. С. 488.
  • [2] Козлов Ю. М. Административное право: учебник. М., 2004. С. 15.
  • [3] Тихомиров Ю. Л. Административное право и процесс: полный курс. М., 2005.С. 120.
  • [4] См.: Нерсесянц В. С. Теория права и государства. М., 2007. С. 180.
  • [5] Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства: учебник. М., 1999. С. 450.
  • [6] Карташов В. Н. Теория правовой системы общества: учеб, пособие: в 2 т. Ярославль, 2005. Т. 1. С. 45.
  • [7] См.: Муромцев С. А. Определение и основное разделение права. 2-е изд. СПб.,2004. С. 150.
  • [8] Си/. Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988.
  • [9] Там же.
  • [10] См.: Сорокин В. В. Общее учение о правовой системе переходного периода. М.,2004.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >