ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР РАЗВИТИЯ ПЛАНИРОВОЧНОЙ СТРУКТУРЫ ГОРОДА

Объективность социального пространства заключается в том, что люди создают его не по собственному произволу, оно складывается при определенных исторических условиях, которые не зависят от их воли и сознания. К закономерным общественным процессам относится в том числе создание материально-пространственной базы развития общества, расселение, а также все процессы, связанные с ним.

В материалистической диалектике взаимоотношение между категориями формы и содержания выражается в виде диалектического противоречия, разрешение которого создает новую форму, выражающую новое содержание, что и служит источником развития. Каждая последующая форма содержит в себе в снятом виде все предыдущие формы. Другими словами, новая форма является результатом освоения еще более ранней формы и т. д. В этом заключается механизм исторической преемственности, градостроительной в том числе. Следовательно, преемственность — это процесс диалектический, динамичный.

Можно выделить два вида объективных процессов: в одних диалектический закон проявляется стихийно, в других — сознательно. Термин «стихийный» (например, рост городов и трансформация их планировочных структур) не означает «лишенный закономерностей». Этот термин лишь означает, что закон в этом процессе проявляется неосознанно. Следовательно, нет оснований считать исторически сложившиеся города результатом лишенного закономерностей взаимодействия случайных факторов. Напрашивается вывод, что этим взаимодействием, происходящим по определенным законам диалектики, является историческая преемственность (применительно к городу — преемственность планировочного развития), так как преемственность есть одно из проявлений диалектики закона отрицания отрицания и перехода количественных изменений в

качественные.

Данное положение находит подтверждение, в частности, в диссертации Н.Д. Кострикина, где он доказывает, что однажды возникшая планировочная форма с ростом города не исчезает, уступая место новой, более приспособленной к потребностям развивающегося общества, но остается конструктивной или морфологической основой собственного последующего развития. Н.Д. Кострикин также утверждает, что изменение планировочной структуры города под влиянием его роста не является исключительно принадлежностью естественной эволюции города в условиях Средневековья (или какой-либо другой исторической эпохи. — Д. В.), но в той же мере присуще и современному этапу развития города, является объективным законом планообразования.

В данном контексте в рамках градостроительной преемственности правомерно выделить понятие «преемственность развития планировочной структуры города», которая представляет собой взаимодействие между последовательными этапами формирования и развития планировочной структуры, при котором каждый этап содержит в себе в снятом виде все предшествующие этапы, сохраняя таким образом наиболее характерные структурные части, элементы и принципы их взаимосвязи на всем протяжении развития города (рис. 5, 6).

Однако от одного понимания объективных процессов они не ставятся в зависимость от нашего сознания. Когда происходит вмешательство в процессы развития градостроительных систем разных уровней, их проектирование, эти процессы не перестают быть естественно-историческими, во многом не зависящими от воли субъекта. Это отмечают в своих работах А.Э. Гутнов, П. Мерлен, Т.Я. Ребайн, И.Н. Яковлев и др.

С ростом влияния человека на окружающий мир потребность в проектировании как организаторе целенаправленной деятельности возрастает. Все острее ощущается потребность в контроле и управлении формированием «второй природы», регулировании взаимоотношений с естественной средой.

Устойчивость городской структуры и ее элементов

Рис. 5. Устойчивость городской структуры и ее элементов: каждая из последующих стадий наследует, объемно-планировочно и функционально «конкретизирует» инерционные структуры предыдущей (по М.А. Белоноговой)

В то же время превращение стихийных процессов в сознательно направленные — это лишь одна сторона их диалектической взаимосвязи: сознательно направляемый процесс полностью или частично может превращаться в стихийный, поскольку он «окружен» со всех сторон стихийными процессами, которые непрестанно влияют на него.

Одной из важнейших составляющих поиска возможностей сбалансированного развития городской планировочной структуры является предвидение последствий использования ограничительных и стимулирующих мероприятий и их заблаговременный учет на стадии разработки проектов.

Обобщенная модель проведения ретроспективного анализа сложившейся планировочной организации территории (по Г.А. Чеснокову)

Рис. 6. Обобщенная модель проведения ретроспективного анализа сложившейся планировочной организации территории (по Г.А. Чеснокову)

Для этого необходимо определить степень связи данных мероприятий с общим процессом развития города.

Основной методологической ошибкой, приводящей к нежизнеспособности многих градостроительных проектов, особенно при реорганизации структур крупнейших исторически сложившихся городов, является подмена изучения объективных закономерностей и тенденций развития в каждом конкретном случае общим теоретизированием, абстрактной разработкой идеальных моделей, закладываемых в генеральный план без учета местных факторов, тогда как на каждом этапе развития и преобразования городов нужна активная поддержка тех процессов, которые хотя и малозаметны, но имеют тенденцию к перспективному развитию. Например, А.Э. Гутнов считает, что недопустимо как пассивное подчинение стихийному течению процесса планировочного развития города, так и его неоправданно жесткое регламентирование, которое не учитывает объективных закономерностей.

Тезис о необходимости отказа от волевого воздействия на жизнь градостроительных образований постепенно находит признание во многих странах, независимо от экономических и социально-политических различий.

Так, например, П. Мерлен в книге «Город. Количественные методы изучения» пишет: «Спонтанный рост городов, хотя он и создает очевидный беспорядок, подчиняется некоторым законам. Эти законы полезно знать проектировщикам городов, ибо, выступая из самых благих побуждений с рекомендациями об организации пространства, без этого знания они рискуют потерпеть неудачу: часто бывает эффективнее не противоборствовать имеющимся процессам, а воспользоваться одной из тенденций, направляя ее развитие в нужную сторону».

Б.И. Оглы ставит диалектический метод во главу своего исследования развития исторически сложившихся городов Сибири.

Он пишет: «Диалектический метод познания, в том числе и градостроительных закономерностей, во взаимосвязи объективных исторических явлений с современностью и перспективными прогнозами, вызывает необходимость изучить законы того процесса, будущее которого хотят определить, найти в пройденном пути скрытые закономерности его развития во всей их внутренней сложности, многогранности и противоречивости. ...В градостроительной науке, где наряду с рассмотрением отдельных исторических, современных и перспективных периодов как самостоятельных исследований, правомерно проследить наиболее характерные явления на протяжении всего исторического пути и определить вероятные направления дальнейшего развития».

Таким образом, исходя из определения преемственности развития планировочной структуры города и руководствуясь тезисом о необходимости отказа от волевого воздействия на развитие градостроительных образований, можно сделать вывод:

для определения путей совершенствованияя и реорганизации сложившихся планировочных структур крупнейших городов необходимым и достаточным условием является выявление и учет объективных исторических закономерностей и особенностей развития планировочной структуры каждого конкретного города.

В свою очередь, для того, чтобы проследить непрерывный процесс совершенствования и изменения планировочной структуры, необходимо конкретизировать само понятие «планировочная структура города» (далее — ПСГ) и определить метод ее исследования в историческом аспекте.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >