Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе

Предмет и компетенция судебно-психологической экспертизы

Судебно-психологическая экспертиза — один из видов судебных экспертиз и, следовательно, одно из средств установления истины в судопроизводстве, источник доказательств.

Следователь должен проанализировать основания для назначения экспертизы и правильно сформулировать вопросы для экспертного разрешения, а для этого ему необходимо знать предмет, возможности и компетенцию данного вида экспертизы.

Судебно-психологическая экспертиза (СПЭ) исследует существенные для уголовного или гражданского дела особенности психики обвиняемых, потерпевших, истцов, ответчиков и свидетелей. В отличие от судебно-психиатрической экспертизы СПЭ исследует психические проявления, не выходящие за пределы нормы, т. е. не патологические психические отклонения.

Возникновение судебно-психологической экспертизы относится к рубежу XIX и XX вв. Развитие теории доказательств и экспериментальной психологии создало объективную предпосылку для учета психологических факторов в судопроизводстве.

Крупнейшими зачинателями судебно-психологической экспертизы были В. Штерн (Показания юных свидетелей по делам о половых преступлениях), Г. Гросс (Криминальная психология), К. Марбе (Психолог как эксперт в уголовном и гражданском делах), Л. Е. Владимиров (Психологические исследования в уголовном деле. М., 1901), А. Е. Брусиловский (Судебно-психологическая экспертиза. Ее предмет, методика и пределы. Харьков, 1929).

Из современных исследователей следует отметить М. М. Ко- ченова (Судебно-психологическая экспертиза. М., 1977; Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980), М. В. Кос- тицкого (Судебно-психологическая экспертиза. Львов, 1987), А. И. Кудрявцева (Комплексная судебно-психологическая и судебно-психиатрическая экспертиза. М., 1989).

Уже первые советские уголовно-правовые нормативные акты признали судебно-психологическую экспертизу в качестве источника доказательств. В Инструкции Наркомюста РСФСР от 23 июля 1918 г. “Об организации и действии местных народных судов” указывалось на необходимость привлечения экспертов для исследования психики обвиняемого. В 1918 году в Петрограде, затем в Москве, Ростове, Баку и некоторых других городах были созданы кабинеты по изучению преступности и преступника, в задачи которых входила и судебно-психологическая экспертиза. Созданные впоследствии на этой базе областные институты научно-судебной экспертизы наряду с криминалистическими экспертизами проводили и криминально-психологические исследования.

УПК РСФСР 1922 года признавал обязательным проведение экспертизы, если у суда или следователя возникали сомнения по поводу психического состояния обвиняемого или свидетеля. Ведущие процессуалисты того времени поддерживали концепцию Л. Е. Владимирова о необходимости в определенных случаях экспертного исследования психических качеств обвиняемого, потерпевшего и свидетеля. Однако компетенция судебно-психологических экспертиз тогда нередко трактовалась расширительно, а научно-методические возможности психологии были еще ограничены.

Значительного распространения судебно-психологическая экспертиза в то время не получила. К середине 30-х годов исследования в области судебно-психологической экспертизы полностью прекратились — репрессивное судопроизводство обходилось без научно-психологических исследований. Но исследования психических особенностей обвиняемого, свидетеля и потерпевшего по существу не прекращались — они в известной мере осуществлялись в рамках судебно-психиатрической экспертизы. (До сих пор вопросы психологического содержания нередко адресуются эксперту-психиатру.) Между тем психиатрия, как известно, изучает патологические проявления психики. Изучение же психики здорового человека и ее непатологических отклонений — компетенция психологии.

Предмет судебно-психологической экспертизы — непатологические психические аномалии индивида, имеющие значение для установления истины в судопроизводстве.

Поведение психически аномальных лиц отличается неадекватностью: несоответствием объективным требованиям совершения действия. Показателями такой неадекватности поведения преступника могут быть: крайние проявления эмоциональной неустойчивости — повышенная агрессивность, признаки садистского обращения с жертвой; признаки интеллектуальной неполноценности, выразившиеся в несоответствии мотивов, побуждений использованным средствам исполнения действия, неспособность учета объективных условий деятельности; гипертрофия потребностей низших уровней (наркомания, эротомания); крайняя речевая бедность, примитивизм, односложность речевых построений, дефектность речеобразования и речепроизне- сения; “скачка мыслей” — неспособность к дискурсивному (логически последовательному) мышлению, обобщениям и классификации; экспрессивно-демонстративное (крикливое, вызывающее) поведение на следствии, легкомысленное отношение к последствиям совершенного деяния; повышенный уровень притязаний, хвастливость, лживость, явные признаки самооговора; сообщение явно вымышленных, неправдоподобных сведений, частая смена показаний, склонность к сексуальным перверсиям (извращениям); алогичность преступных деяний, открытая демонстрация его последствий, похищение броских, но малоценных вещей при наличии вещей более ценных; внешнесоматические признаки — асимметрия скелета лица, аномалии в конфигурации черепа, несоразмерность частей тела, инфантильность выражения лица, двигательные и мимические расстройства.

Экспертное установление психических аномалий — необходимое условие всестороннего, полного и объективного расследования преступлений.

Судебно-психологическая экспертиза некомпетентна решать вопросы юридического содержания — определять достоверность показаний, мотивы и цели преступного деяния, устанавливать форму вины и т. п.

Экспертом-психологом может быть назначен только специалист, имеющий высшее психологическое или медицинское образование. Отказ от проведения экспертизы должен быть принят, если поставленные перед экспертизой вопросы не соответствуют профессиональной специализации данного лица.

Конкретным задачам судебно-психологического экспертного исследования должны соответствовать строго научные методики и процедуры исследования.

Права и обязанности эксперта-психолога те же, что и права и обязанности всех судебных экспертов — они определены законом. В своей познавательной деятельности эксперт самостоятелен и независим.

Теоретическая основа судебно-психологической экспертизы — установление закономерностей психического развития личности и психической саморегуляции. Судебно-психологическая экспертиза базируется и на прикладных отраслях психологии (возвратная, педагогическая, инженерная, психология труда, патопсихология и др.).

При исследовании так называемых пограничных состояний (олигофрения, инфантилизм, акцентуации характера, психопатия) осуществляется комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Для исследования влияния соматических (телесных) заболеваний на психическое состояние индивида назначается комплексная медико-психологическая экспертиза[1].

  • [1] В связи с отсутствием в нашей стране необходимой системы судебно-психологических экспертных учреждений укажем, что такие экспертизы по особо важнымделам могут быть проведены в психологической лаборатории НИИ судебной психиатрии им. В. П. Сербского, в секторе психологии Института дефектологии иПсихологическом институте Академии образования.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >