Теории переложения национальных финансовых школ второй половины XIX в.

Несмотря на слабость научного обоснования, можно сказать, что обе рассмотренные теории, стоящие на разных полюсах классовых интересов, пытались обосновать, каждая со своих позиций, справедливость распределения налогового бремени. Это подтверждало актуальность проблемы и необходимость ее теоретического и социального решения. Вопрос назрел, и финансовая наука уже имела потенциал для более глубоких разработок. Здесь не ставится задача рассмотреть все теории переложения. Мы коснемся лишь тех, которые мало-помалу приближали теорию переложения к уровню, позволившему использовать ее рекомендации для практического использования в создании рациональной налоговой системы, обеспечивающей определенную сбалансированность интересов различных слоев общества.

Во второй половине XIX в. сформировались национальные финансовые школы, а позднее - международная. Проследим, какой вклад внесла каждая из школ в развитие теории переложения.

Германская финансовая школа отказалась от абсолютных (абстрактных) теорий переложения, но не могла претендовать на научное решение ввиду отсутствия к тому времени теории цены. Научному решению проблемы препятствовало представление, что переложение - «вопрос экономической силы»: экономически сильнейший, например капиталист, имеет возможность переложить бремя на слабейшего контрибуэнта. Политический фактор дезориентировал: он неизбежно отвлекал от анализа, от детального изучения влияния каждого налога на образование цены. Немецкая школа, отказавшись от абстрактных теорий переложения, впала в другую крайность - в эмпиризм. Но этот подход дал более реальные результаты.

«Отец» финансовой науки К. Рау (1864) вывел из практики свои опытные законы: 1) переложение возможно лишь при изменении цены; 2) переложение от покупателя к продавцу затруднительно, так как изменение спроса незаметно распределяется по всей совокупности товаров; 3) переложение от продавца легче там, где налог взимается с цены товаров; 4) почти невозможно переложение налога с определенных личных доходов (жалованья); 5) малопе- реложимые налоги, которые не определяются по количеству товаров; 6) налог с источника дохода перелагается, если его можно иначе использовать. Современник-финансист Кайцл остроумно назвал «законы переложения» К. Рау «полуфабрикатами индукции», так как общего принципа переложения К. Рау не мог дать из-за отсутствия точного понятия «дохода». Тем не менее эти законы - большой прогресс в теории переложения.

Теоретическое значение законов К. Рау состоит в том, что с ними связано рождение терминологии переложения, его понятийного аппарата: 1) переложения от продавца к покупателю; 2) переложения от потребителя к продавцу; 3) избежание налога путем отказа от потребления объекта обложения налогом.

Известный немецкий финансист А. Шеффле заслуживает внимания в связи с тем, что он уточнил возможности переложения косвенных налогов, указав, что их переложение тем легче, чем ближе момент взимания к моменту потребления. А. Вагнер выяснил социальные условия переложения и показал, что «закон уравнения прибыли» еще не объясняет явлений переложения: равное обложение объектного дохода еще не ведет к равенству обложения субъективного дохода и наоборот. Стремление к переложению податного бремени существует и при равномерном подоходном налоге. Таким образом, А. Вагнер опроверг довольно распространенное в 70-е гг. мнение о полной непереложимости личного подоходного налога.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >