Предпосылки образования Древнерусского государства.

Значительный исторический период между VI и IX столетием — это время наиболее интенсивного перехода от первобытной общины к феодальным отношениям, время формирования экономических, социально-политических, духовно-нравственных предпосылок создания раннефеодального государства. Главным для понимания этого процесса является выяснение того исторического момента, когда государство стало насущной необходимостью и заменило внешне сходные с ним органы племенного управления.

При этом следует учитывать два параллельно идущих процесса: первый — медленный подспудный распад родовых отношений и рождение феодальных; второй — более яркий и заметный для современников — формирование крупных политических образований, массовая колонизация, покорение соседних племен, соперничество с мировыми державами. Второй ряд явлений обусловлен первым, вытекает из него.

Комплекс предпосылок образования государства у восточных славян был связан прежде всего с развитием производительных сил у этих земледельческих племен. Выразилось это в появлении таких орудий труда и такого количества уже расчищенных и распаханных земель, которые позволили сократить размеры трудового коллектива до одного «дыма» и одного «рала», т. е. до одной крестьянской семьи. Особенно это характерно для южных районов, где в отличие от северных вплоть до VIII в. сохранялись кровнородственные отношения.

Немаловажную роль в формировании раннеславянской государственности сыграло появление соседской общины. Ее возникновение было связано прежде всего с распадом родовых отношений, который привел к созданию на базе соседских отношений хозяйственно самостоятельных семей. Если проанализировать структуру древнерусских поселений VIII в., то можно увидеть довольно сложную картину: имущественное неравенство, появление дружин, различные условия быта, возникновение огромных укрепленных сел с тысячным населением.

Б. А. Рыбаков отмечает, что ослабление родовых связей и превращение единого трудового коллектива в сумму самостоятельных семей сделало их менее защищенными, более доступными для экономического и внеэкономического принуждения. Хозяйственная устойчивость семьи стала крайне низкой (проявились зависимость от природных условий, неурожаи, демографическая ситуация, вооруженное насилие и т. д.). Все это обусловило возникновение новой структурной формы, придававшей некоторую устойчивость обществу в целом. Ею стал феодальный двор с его стадами скота, запасами зерна и «тяжкого товара» — кузнечной продукции, а также с вооруженной охраной[1].

Развитие торговли, прежде всего международной, безусловно, положительно повлияло на формирование государственности у восточных славян, которая получила дополнительное стимулирование в рассматриваемый период. Это подтверждается многочисленными археологическими находками. В местах восточнославянских поселений встречаются римские и арабские монеты. Клады восточных монет VII — начала IX в. распространены в Приднепровье, на Оке, в Поволжье, на Новгородской земле. Одним из важнейших торговых путей того времени был путь «из варяг в греки» — через Западную Двину и Волхов с его притоками, затем через систему волоков — в Днепр и по Днепру — до Черного моря и далее, вдоль морского берега до Византии. Полностью этот путь сложился в IX в. Другим древнейшим на территории Восточной Европы торговым путем был Волжский торговый путь, связывавший Русь со странами Востока. Связь с Западной Европой поддерживалась по сухопутным дорогам.

В процессе развития внутриобщинных отношений появилось и имущественное неравенство. К нему приводили уничтожение принудительного родового принципа уравнительного распределения, замена родовой собственности на семейную и личную, неравномерное накопление прибавочного продукта. «Феодалы-бояре не были благотворителями разорявшейся части крестьянства; войной и голодом, применяя все виды насилия, выбирая наиболее слабые участки среди сельских «миров», они постепенно утверждали свое господство, порабощая слабейшую часть общин, превращая общинников в холопов и закупов»1. Боярская усадьба стала ячейкой нарождавшегося феодализма. Здесь накапливались людские и материальные резервы, создавались условия для расширенного воспроизводства[2] [3] и получения избыточного продукта — главного фактора в развитии внутреннего и внешнего торгового оборота.

Этот многогранный, зачастую противоречивый процесс приводил к выделению племенной знати, которая впоследствии стала основой формирования класса феодалов. Разумеется, общие успехи земледелия, скотоводства, ремесла и торговли увеличивали долю, получаемую племенными властями, князьями, старейшинами, воеводами, волхвами. Экономические возможности этих социальных групп стали основным условием их трансформации в военно-политическую элиту общества. Это был закономерный процесс, характерный и для западной цивилизации на ранних этапах формирования государственности.

Наличие союзов славянских племен, где превалировали территориально-экономические и военно-политические связи, также явилось серьезной предпосылкой формирования государственности на территории восточных славян. Союз племен был своеобразным про- тогосударственным образованием в условиях перехода к классовому обществу. У восточных славян количество этих союзов в рассматриваемый период колебалось от 10 до 15. В арабских источниках сохранились названия некоторых их них: Славия, Артания, Куяба.

Создание племенных союзов, постепенное укрепление государственных начал в жизни восточных славян обусловливались и внешними причинами. На протяжении веков восточные славяне вели борьбу со степными народами. Под ударами русских дружин пал Хазарский каганат, которому длительное время ряд славянских племенных объединений платил дань. Но угроза со стороны Степи не уменьшилась — на очереди было соперничество с печенегами и половцами.

И наконец, постепенно сформировалась достаточно эффективная система управления. Б. А. Рыбаков обращает внимание на это обстоятельство и подчеркивает, что во многих союзах племен существовала уже обособившаяся от общества, но еще не оторвавшаяся от него окончательно княжеская власть. Причем в ряде союзов власть, возможно, передавалась по наследству. «Повесть временных лет» сохранила некоторые данные об организации управления в Древлянской земле. Во главе управления стоял князь (княжеская власть здесь давняя, традиционная), «держали землю» (т. е. управляли ею) «лучшие мужи», права которых периодически подтверждала «земля» (народное собрание), грады управлялись «старцами градскими» (выборными старейшинами).

К числу духовно-нравственных предпосылок возникновения государственности необходимо отнести ментальность народов, населявших территорию Древней Руси. Именно эта сторона государствообразующего процесса привнесла то особенное, что затем отличало Новгородско-Киевскую Русь от европейских и азиатских стран. Восточных славян в этот период отличали: общинная психология, родовые пережитки, сильное влияние язычества, вечевая организация политической жизни, слабое развитие крупного землевладения и существование патриархального рабства. Это сказывалось на особой роли городов на Руси, системе управления и военной организации.

Занимая к началу IX в. огромные территории, во много раз превышавшие земли большинства европейских государств, славянские племена, земли, княжения, союзы, в сущности, были уже готовыми классовыми «протогосударствами» афинского типа, в силу сложившейся системы управления близкими античным городам-полисам.

Многие предпосылки образования Древнерусского государства аналогичны тем, что сложились в других странах Европы.

Таким образом, к концу IX в. у восточных славян появились основные предпосылки возникновения государства. К их числу можно отнести развитие производительных сил, формирование соседской общины, развитие торговли, рост имущественного неравенства, наличие системы управления, наличие союзов племен, выделение племенной знати.

  • [1] См.: Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества. XII—XIII вв. М., 1982.С. 245.
  • [2] Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества. XII—XIII вв. С. 245—246.
  • [3] Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >