Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow История суда и правосудия в России

Древняя Русь в период феодальной раздробленности (ХИ-ХУвека)

Характерные черты феодальной раздробленности на Руси.

Хронологические рамки периода раздробленности, или удельного периода, можно определить со второй трети XII в. до середины XVI в., т. е. до ликвидации системы уделов в правление Ивана Грозного. Во всеобщей, в том числе в европейской, истории это время развитого и позднего Средневековья и даже начала Нового времени, упрочения, а затем упадка феодальной системы и зарождения буржуазных отношений.

Для Северо-Восточной Руси перелом в тенденции государственного развития от раздробленности к централизации наметится с XIV в. Поэтому данный век с полным основанием можно отнести к периоду объединения русских земель. К середине XV в. можно говорить о формировании Московской Руси, в рамках которой будет завершаться процесс централизации. Соответственно, организация судоустройства и судопроизводства в централизованном Московском государстве является особым предметом для рассмотрения. Что касается других территорий, составлявших наследство Киевской Руси, но попавших под власть Польско-Литовского государства, то процесс собирания земель в рамках «исторической России» для некоторых из них затянется на века и выйдет за пределы Средневековья и даже Нового времени, например, территории Западной Украины, Западной Белоруссии и Северной Буковины окажутся в ее составе только в середине XX в.

В 1132 г. один из летописцев записал в своей хронике: «И раздрася вся Русская земля», когда после смерти Великого князя Мстислава Великого, сына Владимира Мономаха, активизировался процесс обособления княжеств и земель Руси от центральной власти. Начинался этап раздробленности, который получил название удельного периода. Удел стал основной формой государственного образования и представлял собой территорию, находящуюся в собственности у княжеского рода, хотя сам термин «удел» известен в памятниках только с XIV в. и связан с разделом движимого и недвижимого имущества между наследниками[1]. Глава удела осуществляет властные полномочия на данной территории, в его казну поступает доход с нее, он же обладает правом завещательного распоряжения, создавая новые уделы во главе с наследниками. Удельные князья могли быть вассалами более сильных, как правило великих, князей. Те, в свою очередь, возглавляли целые феодальные комплексы. В их состав могли входить не только уделы князей, но и владения других его вассалов — вотчины светских и духовных феодалов. Удел впоследствии мог стать центром создания нового феодального комплекса, как это можно видеть на примере Московского княжества, возвысившегося на Северо-Востоке Руси в XIV в. и ставшего центром объединения русских земель.

Удельный период полон сложных, противоречивых процессов: с одной стороны — расцвет и усиление отдельных земель, например Новгорода, Владимира, с другой — явное ослабление общего военного потенциала, усиливавшееся дробление княжеских владений. Если в середине XII в. на Руси было 15 государств, в начале XIII в. — около 50, то в XIV в., когда начался процесс консолидации, количество государств достигало 250'.

Комплекс причин, породивших раздробленность, охватывал практически все сферы жизнедеятельности общества. Одним из самых важных в этом ряду факторов справедливо считается раздел территории единого государства между наследниками в условиях отсутствия юридически обоснованного права престолонаследия.

Формально начало удельного периода относится ко времени завещания Ярослава Мудрого в 1054 г., по которому он «посадил» своих сыновей для управления страной в разных русских областях. Этот процесс сопровождался ожесточенными междоусобными войнами между наследниками. Усобицы князей на Руси сопутствовали и в значительной мере препятствовали историческому движению, но не определяли полностью ту или иную форму политической власти. Разделы княжеских земель между наследниками, ставшие особенно ощутимыми к XIII в., усугубляли дробление княжеств-государств, оказывая негативное влияние на формирование новой эпохи в истории страны.

В основе всех названных событий, конечно, лежали экономические причины. Тринадцатый и последующие века характеризовались быстрым ростом крупного феодального землевладения, активным закабалением свободных крестьян-общинников, превращением многих из них в холопов. Постепенно формировался значительный слой крупных землевладельцев, часто более состоятельных, чем Великий князь. Нередко местные землевладельцы владели и крупными богатыми городами. Сами великие князья нередко раздавали своим приближенным доходы с земель «кормления», что также подрывало их реальные возможности в полной мере влиять на положение дел в провинции.

Феодальное хозяйство в основном носило натуральный характер, было замкнутым, что ослабляло экономические связи с центром. Экономическое, финансовое и, кроме того, военно-политическое могущество местной власти неуклонно усиливалось.

Серьезное влияние на формирование предпосылок распада единой государственности оказало активное развитие ремесел. Во второй [2]

половине XII в. оно поднялось на новый уровень. Число ремесленных специальностей превысило 60. Особенно больших успехов достигли городские ремесла. Однако все более ослаблявшиеся внутриэкономи- ческие и внешнеторговые связи приводили к обособлению местных рынков.

Этот процесс был тесно связан с развитием городов. Постепенно они превратились в самостоятельные экономические и военно-политические центры. К XIII в. на Руси их насчитывалось уже около 300. Помимо традиционных, уже известных центров, возникали новые: на северо-востоке страны — Москва, Звенигород, Владимир-на-Клязьме; на юго-западе — Галич, Холм. Они превратились прежде всего в ремесленно-торговые центры для окрестных земель. Вокруг них строились деревни и села, снабжавшие городское население продовольствием и сельскохозяйственным сырьем. Многие города представляли собой феодальные усадьбы, крепости князей. Со временем часть из них стали административными центрами суверенных государств.

Еще со второй половины XI в. отдельные города и земли вокруг них так усилились, что центральная власть с трудом могла управлять ими.

Для поддержания поначалу центральной власти, выполнения распоряжений великого князя местные князья — ставленники Киева активно создавали свой аппарат управления. В последующем его главной задачей стало поддержание авторитета власти местного сильного князя. Вокруг него объединялись многочисленные мелкие феодалы, помогавшие в управлении, выполнении полицейских функций, сборе средств для проведения самостоятельной внутренней и внешней политики. Уже в 1097 г. на общерусском съезде князей в г. Любеч было признано право каждого из них на свое княжество — «каждо да дер- жить отчину свою». За великим князем Святополком остались только Киев и киевские земли; за Владимиром Мономахом — Переяславль и Ростов; за Олегом и его братьями — Северские земли с новым центром Новгород-Северским, а также с Черниговом и Рязанью; за Давыдом — Теребовльское княжество; за Володарем Ростиславичем — Перемышльское княжество.

Боярство каждой отдельной земли ориентировалось на своего князя. Оно было заинтересовано в отделении от центральной верховной власти и своем участии в управлении своей землей, которую получало у местного правителя. В ряде княжеств бояре шантажировали князей возможностью их замены, в том числе путем нового выбора, и таким образом расширяли свои властные полномочия.

С другой стороны, князь в значительной мере был доволен самостоятельностью. Он строил, как правило, собственное государство прочно и основательно, рассчитывал на поддержку боярских дружин, если был угоден последним, сознавал, что боярство не заинтересовано в постоянных усобицах и, следовательно, будет стремиться ограждать князя от соперников в борьбе за власть. Князь понимал, что при благоприятных условиях он сможет спокойно передать власть в государстве, княжеский двор, вотчины и села своим наследникам, что в целом княжеская власть в этой земле останется в его роду.

Таким образом, к числу причин раздробленности Руси можно отнести: раздел территории между наследниками, княжеские усобицы, рост крупного землевладения, натуральный характер хозяйства, активное развитие ремесел, рост и обособление городов, усиление местного аппарата управления.

Феодальные княжества и другие новообразования в XII в. были вполне сложившимися государствами. Их правители являлись суверенными государями. Они «думали с боярами о строе земельном и о ратях», т. е. распоряжались внутренними делами, могли объявлять войны и заключать мир, заключать любые союзы, даже с половцами. Это право возникло из самой жизни. Великий князь Киевский, ставший первым среди равных, не мог помешать ни Новгороду Великому ограничить, а по существу — упразднить княжескую, а также центральную власть в целом или заключить договор с Ригой; ни Юрию Долгорукому сговориться с Владимиром Галицким против Киева; ни черниговским Ольговичам дробить свою землю на уделы или вступать в союзные отношения с половецкими ордами1.

Власть киевского князя над всей Русью безвозвратно ушла в прошлое, как и многое другое в межкняжеских отношениях. Прежнее, впрочем, плохо соблюдавшееся династическое старшинство уступило место новым формам вассальных отношений. Теперь представитель старшей ветви рода нередко «ездил подле стремени более сильного князя», происходившего от младшей ветви, брат называл брата отцом, признавая его старшинство. Князья в новых условиях полностью осели на землю и заняли вполне определенные ступеньки феодальной лестницы[3] [4].

Самую верхнюю ступень теперь занимал уже не один киевский князь. В XII в. титул «Великий князь» применялся к черниговским, владимирским, галицким и рязанским князьям. Их великие княжения вполне соответствовали и по размерам территорий, и по своему внутреннему устройству западноевропейским королевствам. Процесс же их отделения от центра строго соответствовал общим историческим условиям.

Раньше других обособились те земли, которым никогда не угрожала половецкая опасность, — Полоцк и Новгород. У каждой из этих территорий были теснейшие торгово-экономические связи и политические контакты со странами и торговыми союзами стран Западной Европы. Это, безусловно, усиливало их самостоятельность, и уже в XI в. они постоянно проявляли сепаратистские тенденции. В 1136 г. восстанием новгородцев против киевских ставленников завершилось отделение этой земли от центральной власти.

Вслед за Новгородом и Полоцком обособились Галич, Волынь, Чернигов. Галичу помогали его окраинное положение и близость к Венгрии и Польше, откуда могла прийти поддержка, в том числе военная. Обособлению Чернигова способствовали его связи с Юго-Востоком, Тмутараканью, Кавказом. Кроме того, в отношениях с половцами черниговские князья пользовались известным принципом «худой мир лучше доброй ссоры», т. е. наладили с половецкими каганами дружеские отношения, породнились и затем широко пользовались их поддержкой.

Так постепенно оформилась новая политическая карта Руси со многими центрами. Киевская же земля сохранялась в пределах между Днепром и Горынью, Полесьем и степью. Киев в XII в. представлял собой крупный экономический, политический и культурный центр. Великий князь Киевский, ставший первым среди равных, уже не мог диктовать свои условия правителям других земель. Но сам Киев сохранял свою «порфироносность», поэтому стал предметом борьбы между князьями, так как обладание им свидетельствовало о первенстве среди русских князей. Здесь был создан летописный свод 1198 г., объединивший десятки летописей отдельных княжеств.

В общественном мнении того времени сохранение государственного единства перестало представлять собой высшую ценность. Так, в известной поэме «Слово о полку Игореве» автор не призывал воскресить прежнее единство, не идеализировал его, а был озабочен разрозненными, сепаратными действиями князей, которые представляли опасность в условиях нового половецкого натиска, говорил о необходимости объединения военных усилий.

Характерной чертой новой эпохи стало усилившееся противостояние между правителями и боярством. Князья — основатели новых династий стремились стать единовластными правителями в своих землях. Бояре же считали необходимым, чтобы князья делились с ними своей властью.

В период феодальной раздробленности появилась низшая прослойка феодалов — дворянство, которая экономически зависела от княжеской власти и стала постепенно ее опорой. В каждом княжестве сообразно особенностям его исторического развития складывалось свое соотношение сил, что определяло его политическое лицо.

Политическая ситуация в Восточной Европе в XIII в. была крайне нестабильной. Основным фактором нарушения баланса сил и сложившейся структуры государств стало прежде всего монголо-татарское нашествие и образование на западе Монгольской империи Улуса старшего сына Чингисхана — Джучи, или Золотой Орды. Это привело к выделению в истории Руси домонгольского периода, периода зависимости от ордынских ханов и периода восстановления суверенитета. Нельзя забывать и об экспансии с Запада.

Рассматривая последствия феодальной раздробленности для государства и права Руси, необходимо отметить сложность и противоречивость происходивших процессов. Так, наблюдаются, с одной стороны, расцвет и усиление ранее второстепенных земель, а с другой — явное ослабление общего военно-политического потенциала Руси, приведшее к утрате государственного суверенитета.

В каждом княжестве, в каждой земле сообразно особенностям их исторического развития, соотношению политических сил, внешним влияниям возникали различные государственные формы, в большинстве своем это были монархии, но отличавшиеся степенью концентрации властных полномочий в руках князей, и республики, способ организации власти в которых также не был постоянным.

Сложившиеся условия способствовали конкуренции различных форм государства, выработке наиболее приемлемой социальной структуры и религиозно-духовной (идеологической) основы будущего централизованного Русского (Российского) государства. Его своеобразие, отличие от соседей скрываются в многовариантности путей развития русских земель, которые предложила история в рассматриваемую эпоху.

  • [1] См.: Ключевский В. О. Терминология русской истории // Соч.: в 9 т. Т. 6. М., 1989.С. 99.
  • [2] См.: Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества. XII—XIII вв. М., 1982.С.469.
  • [3] См.: Рыбаков Б. Л. Киевская Русь и русские княжества. XII—XIII вв. С. 475.
  • [4] Там же. С. 476.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы