вторая. Особенности сближения права в отдельных институтах международного частного права

Современные акты гармонизации, действующие в сфере трансграничных договорных отношений

Гармонизация права наряду с унификацией представляет собой второй вид сближения права разных государств. Отличительной особенностью гармонизации права от унификации является отсутствие международно-правовых обязательств государств, закрепленных в международном договоре. Именно эта особенность главным образом характеризует весь процесс гармонизации — порядок создания и применения норм права, его конечный результат. Благодаря особой необязательной природе результаты гармонизации получают все большее распространение на практике1.

Регулирование договорных отношений, которые выходят за пределы одного государства, прежде всего характеризуется наличием большого количества актов, не обладающих обязательной юридической силой и представляющих собой пример гармонизации[1] [2].

Наибольшее распространение получают акты гармонизации в сфере международной торговли, поскольку между странами происходит постоянный торговый оборот и трансграничные договорные отношения, складывающиеся между субъектами (физическими/юриди- ческими лицами, юридическими/юридическими лицами, государст- вами/юридическими лицами) разных государств, характеризуются динамичным развитием. В результате в условиях непрерывного развития и усложнения международного торгового оборота постоянно появляются все новые и новые отношения. Однако национальные законодательства многих стран не успевают за всеми изменениями, происходящими в сфере права международной торговли. В результате часть его норм не соответствует потребностям внешнего оборота. Объясняется это тем, что разработка унифицирующих норм, а потом и процесс их принятия занимают большое количество времени и требуют больших усилий со стороны государств. При этом трудности возникают в процессе унификации и коллизионных, и материальноправовых норм[3].

В отличие от унификации весь процесс гармонизации характеризуется гибкостью, которая особенно необходима сегодня в условиях развития международной торговли.

Государство само решит, связывать ли себя данными обязательствами, разрабатывать ли на основе данного гармонизационного акта свой национальный закон. Данный процесс удобен, по нашему мнению, как для коммерсантов, так и для государства в целом.

Регулирование трансграничных договорных отношений характеризуется большим многообразием гармонизационных актов. Если провести классификацию по форме разработки гармонизационных актов, то можно выделить:

  • — акты, разработанные в форме типовых и модельных законов;
  • — акты, разработанные в форме правил;
  • — акты, разработанные в форме типовых контрактов;
  • — акты, разработанные в виде руководств;
  • — акты, разработанные в форме кодексов;
  • — акты, разработанные в форме принципов, и др.

В рамках данной главы рассмотрим гармонизационные акты, которые были разработаны в форме принципов и представляют собой современные акты гармонизации, действующие в сфере трансграничных договорных отношений.

К таким современным актам гармонизации относятся: Европейские принципы договорного права в ред. 2002 г. (Принципы Ландо); Принципы Acquis в ред. 2009 г.; Принципы, определения и модельные правила европейского частного права: Проект общей справочной системы (DCFR) в ред. 2009 г.; Принципы СЕНТРАЛ (Принципы Trans Lex) в ред. 2013 г.; Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА в ред. 2010 г.

Для начала обратимся к тем актам, которые оказали огромное влияние на дальнейшее развитие и совершенствование прежде всего частного права стран ЕС.

Европейские принципы договорного права (Принципы Ландо) названы в честь датского профессора О. Ландо, который был главным вдохновителем создания данного документа. Работа по созданию этих Принципов велась Комиссией по европейскому договорному праву. Данный документ издавался в трех редакциях: 1995 г., 1998 г. и 2002 г.

Первая редакция включала нормы об исполнении и неисполнении договоров. Вторая редакция содержала нормы о заключении, действительности, толковании и содержании договоров, а также о полномочиях агентов и их внутренних отношений с принципалами. Третья редакция касалась вопросов обязательств по договорам, деликтов и несправедливого обогащения.

В настоящее время Принципы Ландо состоят из девяти глав, включающих 131 статью. Статьи снабжены подробными комментариями и примерами из практики. Как справедливо отмечает М. П. Шестакова, «в этих комментариях (в отличие от Принципов УНИДРУА) содержатся ссылки и на национальное право соответствующих стран»[4].

Поскольку при создании данного документа предполагалось, что Европейские принципы станут одной из частей Европейского гражданского кодекса, многие страны ЕС при реформировании своего законодательства стали постепенно использовать концепции и модели, закрепленные в Европейских принципах договорного права. Европейские принципы договорного права оказали влияние на проведение модернизации договорного права Германии, Польши, Литвы, Эстонии, Венгрии. Так, в Гражданский кодекс Польши был введен ряд положений Европейских принципов: закреплен способ заключения договора как обмен стандартными условиями (ст. 385 Гражданского кодекса Польши), введено право отзыва оферты, а также появилась возможность осуществить акцепт с изменениями (ст. 662, 681 Гражданского кодекса Польши). А в комментариях к новому Закону Эстонии об обязательствах, который вступил в силу 1 июля 2002 г., указывается, что Европейские принципы оказали серьезное влияние в ходе модернизации обязательственного права Эстонии1.

Следующим актом, который вызывает много споров и критики, но, по нашему мнению, оказал большое гармонизирующее воздействие на развитие частного права стран ЕС, является документ под названием «Принципы Acquis», или «Принципы существующего договорного права Сообщества».

Принципы Acquis были разработаны группой ученых государств — членов ЕС в рамках Исследовательской группы по существующему частному праву ЕС (группа Acquis). В 2001 г. Германии прошла конференция под названием «Европейское договорное право в директивах ЕС». В рамках данной конференции была определена программа действий группы Acquis. Данная группа уже с 2002 г. приступила к работе по созданию Принципов существующего договорного права Сообщества[5] [6].

Основная особенность Принципов существующего договорного права Сообщества заключается в том, что они базируются не на национальных законодательных актах, а на правовых достижениях Европейского Союза[7]. Группа Acquis разрабатывала данные Принципы на основе различных положений, в частности директив, регламентов и иных актов, составляющих вторичное право ЕС, а также на основе первичного права ЕС и различных прецедентов стран ЕС.

Многие авторы довольно критично относятся к данным Принципам. Так, ряд немецких авторов эти Принципы упрекают за то, что «они безосновательно превращают общие нормы договорного права в те положения европейского законодательства, которые рассчитаны только на определенные отношения с участием потребителей. Получаемые таким образом результаты не имеют реальной опоры в общеевропейском праве, находясь в конфликте с подходами национальных правопорядков, и ставят под угрозу фундаментальные ценности европейской традиции частного права»1.

Другие авторы, в частности Н. Янсен и Р. Циммерманн, считают, что Принципы Acquis оказывают большое влияние на все частное право ЕС и создают правила, основывающиеся на политических решениях ЕС (правовое наследие) и создающие трансформацию всей модели частного права Европейского Союза[8] [9].

На наш взгляд, Принципы Acquis в контексте правового наследия ЕС имеют большое значение для многих проектов по договорному праву, в частности и для Принципов DCFR.

Принципы, определения и модельные правила европейского частного права: Проект общей справочной системы (DCFR) являются самым современным сборником из всех рассматриваемых в данной главе. Работа над DCFR началась в 2005 г., а завершилась в 2009 г.

Модельные правила данного Проекта сгруппированы в 10 книгах, посвященных: общим положениям (кн. I); договорам и другим юридическим актам (кн. 11); обязательствам и связанным с ними правам (кн. III); отдельным договорам, таким как купля-продажа, аренда, оказание услуг, поручение, агентский и дистрибьюторский договоры, франшиза, заем, поручительство, дарение (кн. IV); ведению дел без поручения (кн. V); внедоговорной ответственности из причинения вреда (книга VI); неосновательному обогащению (кн. VII); приобретению и потере права собственности на товары (кн. VIII); имущественным интересам в движимом имуществе (кн. IX); трасту, т. е. управлению чужим имуществом с передачей или без передачи правового титула на него (кн. X)[10].

Предметные сферы Европейских принципов и DCFR во многом совпадают (общие положения о сделках, общие части обязательственного и договорного права), поскольку именно Европейские принципы договорного права послужили основой для создания DCFR. Однако при разработке DCFR Европейские принципы использовались как модель для кн. I «Общие положения» и кн. 2 «Договоры и другие юридические акты». Все остальные книги DCFR основаны на Принципах Acquis и других источниках.

По мнению некоторых авторов, в частности А. М. Ширвиндта, та часть DCFR, которая основывается на иных источниках, прежде всего Принципах Acquis, а также на современных национальных актах ЕС, «выглядит скороспелым и преждевременным проектом, покоящимся на шаткой сравнительно-правовой базе и неясных или сомнительных, зачастую конфликтующих между собой ценностных основаниях и стремящимся к скорой унификации тех областей частного права, где не приходится рассчитывать на единство европейской традиции»1.

На наш взгляд, Принципы Acquis имеют большое значение для DCFR. И тот факт, что Принципы Acquis вошли в состав DCFR, лишь подчеркивает уникальный и масштабный характер Проекта общей справочной системы (DCFR).

Структура DCFR состоит из трех частей. Это принципы, собственно модельные правила и определения, помещенные в приложение.

В настоящее время кафедра гражданского права Санкт-Петербургского университета осуществила перевод на русский язык части данного документа, а именно модельных правил и определений, оставив в стороне принципы по причине того, что они являются комментариями[11] [12].

В предисловии к данному изданию Н. Ю. Рассказова называет следующие причины, побудившие коллектив кафедры гражданского права Санкт-Петербургского университета перевести DCFR: «Во- первых, DCFR подтверждает, что российское гражданское право по- прежнему находится в «близких родственных отношениях» с частным правом европейских государств, относящихся к континентальной правовой системе. Во-вторых, DCFR воплощает современную модель гражданского права. В-третьих, DCFR является важным шагом на пути примирения правовых систем гражданского и общего права. В-четвертых, DCFR представляет профессиональный взгляд на гражданское право, свободный от конъюнктуры»[13].

Проект общей справочной системы является уникальным документом, который, несмотря на рекомендательный характер, представляет собой по сути Гражданский кодекс ЕС.

DCFR может использоваться в качестве сборника отдельных готовых решений для законодателя в ЕС и других странах, включая Россию. К примеру, в п. 7 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации говорится о том, что некоторые предложения относительно изменения норм общей части обязательственного права, содержащиеся в Концепции, представляют собой «выводы из анализа обширнейшей практики применения соответствующих норм арбитражными судами либо заимствование удачных решений, найденных при кодификации принципов договорного права в рамках УНИДРУА, в Европейском Союзе».

Как верно отмечают в предисловии к российскому изданию К. фон Бар, Э. Клив и П. Варул по поводу практического значения DCFR за пределами Европейского Союза, «независимо от того, является ли государство участником Европейского Союза, и приняв во внимание известную общность принципов и моделей при совершенствовании национальных законов, DCFR должен привести к более широкой гармонизации частного права, которая, в свою очередь, способствует более успешному взаимодействию между юридическими лицами и гражданами как в коммерческой, так и в иных сферах»1.

Несмотря на то что DCFR — это продукт доктринальной мысли прежде всего ученых ЕС, данный сборник может служить прекрасным образцом для модернизации и совершенствования национального законодательства стран, не входящих в ЕС, и в частности России.

Рассмотрим два следующих акта — Принципы СЕНТРАЛ и Принципы УНИДРУА, которые характеризуются большей универсальностью, нежели перечисленные ранее принципы, в силу чего получили распространение как в странах ЕС, так и за пределами Евросоюза.

Гармонизационным актом является документ под названием «Принципы СЕНТРАЛ». Полное наименование данного документа — «Свод принципов, правил и требований lex mercatoria». Данный акт был подготовлен Центром транснационального права — СЕНТРАЛ. Существует ряд редакций данного документа — 2003 г., 2008 г. и 2013 г. Однако работа над данным проектом не прекращается. Весь процесс создания документа происходит под руководством немецкого ученого К. П. Бергера — основателя Центра транснационального права.

В. А. Белов отмечает: «Техника создания данного сборника обусловлена особенностями доктрины «прогрессирующей кодификации» норм нового lex mercatoria»[14] [15]. Таким образом, основное отличие принципов СЕНТРАЛ от УНИДРУА, Европейских принципов договорного права и DCFR заключается в том, что этот документ существует только в электронной форме на сайте www.trans-lex.org. Текст данных Принципов постоянно обновляется и дополняется в связи с потребностями международного коммерческого оборота. Последний вариант Принципов СЕНТРАЛ в 2013 г. стал именоваться Принципами TransLex.

Современный текст данных Принципов включает 15 глав: «Общие положения», «Представительство», «Зачет требований, уступка права требования», «Договор», «Исполнение», «Неисполнение», «Убытки», «Обстоятельства, препятствующие исполнению обязательства», «Оплата и неоплата денежного долга», «Неосновательное обогащение», «Юридические лица», «Реквизиция», «Доказательства и доказывание», «Арбитраж», «Международное частное право»1.

Постоянное расширение сборника TransLex объясняется включением в него все большего количества принципов путем рассмотрения наиболее острых практических вопросов, которые периодически возникают в практике как государственных судов, так и международных коммерческих арбитражей. Именно поэтому в составе данного документа появились такие нормы, которые не нашли отражения ни в одном другом вышеуказанном сборнике. Это нормы о корпорациях, экспроприации, доказывании, международном коммерческом арбитраже, международном частном праве.

Б. И. Пугинский и А. Т. Амиров отмечают: «Знакомство с тенденциями развития Свода принципов, правил и требований lex merca- toria CENTRAL будет способствовать развитию отечественной научной мысли, так как этот акт представляет собой первое собрание межнациональных принципов, рассчитанное на применение на территории всего земного шара при осуществлении торговой деятельности. Положения этого документа могут служить руководством для совершенствования отечественного торгового и гражданского законодательства, а последние разработки в этой области могут быть использованы при подготовке Торгового кодекса России»[16] [17].

Однако на сегодняшний день, как отмечается некоторыми авторами[18], случаи применения данного документа в практической деятельности не отмечены. Объясняется это тем, что данный сборник постоянно дополняется новыми главами и существует только в электронной форме.

Самым известным и наиболее широко используемым на практике актом является документ под названием «Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУЛ». Можно выделить три периода в создании Принципов УНИДРУА в рамках Международного института по унификации частного права.

Первый период, начавшийся в 1971 г., был самым продолжительным и важным, так как привел к формулированию в 1994 г. уникального по своей форме, структуре и природе документа, состоявшего из семи глав: «Общие положения», «Заключение договора», «Действительность», «Толкование», «Содержание», «Исполнение», «Неисполнение».

Второй период начался в 1997 г., когда на 76-й сессии управляющий совет УНИДРУА принял решение о подготовке второго издания Принципов УНИДРУА. Издание 2004 г. включило ряд новых глав и разделов: «Полномочия представителей» (разд. 2 гл. 2), «Права третьих лиц» (разд. 2 гл. 5), «Зачет» (гл. 8), «Уступка прав, перевод обязательств, передача договоров» (гл. 9).

Началом третьего периода стал 2005 г., когда управляющим советом УНИДРУА на 84-й сессии было принято решение о создании новой рабочей группы с целью подготовки третьего издания Принципов УНИДРУА. Завершился этот период весной 2011 г., когда все подготовительные работы были завершены и управляющий совет на 90-й сессии утвердил третью редакцию Принципов УНИДРУА 2010 г. Данная редакция теперь включает 11 глав и 211 статей, в которых получили отражение четыре новые темы: «Противоречие договора основным принципам и императивным нормам права», «Реституция неисполненных договоров», «Множественность лиц на стороне должника и кредитора» и «Обязательства под условием».

Официальная версия текста статей Принципов 2010 г. без комментариев на английском, французском, итальянском и испанском языках была опубликована в мае 2011 г. на сайте УНИДРУА1. Позже был осуществлен перевод текста статей нового издания на японский, португальский и русский языки[19] [20].

Если сравнить Принципы УНИДРУА с другими актами, такими как Европейские принципы договорного права (Принципы Ландо), Принципы Acquis, Принципы СЕНТРАЛ и DCFR, то по предметной сфере Принципы УНИДРУА будут заметно уже.

Принципы УНИДРУА, устанавливая общие нормы международных коммерческих договоров, регулируют договорные отношения коммерсантов, т. е. профессионалов (п. 1 преамбулы), тогда как Европейские принципы договорного права регулируют отношения профессионалов и непрофессионалов (потребителей) (ст. 1:101 (1)).

Такого же широкого подхода придерживаются Принципы Aquis в ст. 1:201 и 1:202, закрепляя понятия «потребитель» и «предприниматель».

DCFR повторяет в этом вопросе Европейские принципы и принципы Aquis, поскольку регулирует отношения с участием предпринимателей и потребителей. В ст. 1.-1:105 DCFR закрепляются термины «потребитель» (п. 1), «предприниматель» (п. 2). А в п. 3. ст. 1.-1:105 DCFR говорится, что лицо, которое удовлетворяет условиям обоих предыдущих пунктов, рассматривается как подпадающее исключительно под действие п. 1 в том, что касается применения правила, направленного на защиту такого лица, выступай оно в качестве потребителя, и как подпадающее исключительно под действие п. 2 в других отношениях. По предметной сфере Принципы УНИДРУА уступают DCFR и в том, что DCFR охватывает не только сферу общих договорных отношений, но также содержит правила, затрагивающие вопросы регулирования отдельных видов договоров, а также вопросы, связанные с внедоговорной ответственностью за причиненный вред и с неосновательным обогащением.

При сравнении предметной сферы Принципов УНИДРУА и Принципов СЕНТРАЛ выявляется их сходство. Например, В. А. Белов относит два этих сборника к международным специально-торговым актам, поскольку преамбула Принципов УНИДРУА гласит: «Настоящие Принципы устанавливают общие нормы для международных коммерческих договоров», а ст. 1.1.1 Принципов СЕНТРАЛ говорит о том, что данные Принципы, «раскрывая существо правил о добросовестности и честном ведении бизнеса, делают это применительно к бизнесу международному, точнее внешнеторговому»[21].

Однако в предметных сферах Принципов УНИДРУА и Принципов СЕНТРАЛ выявляются и различия. Последние, помимо общих положений о договорах и общих положений об обязательствах, содержат положения, связанные с корпоративным правом (гл. XI «Компании»), изъятием имущества для государственных нужд (гл. XII «Экспроприация») и др. Таким образом, предметная сфера применения Принципов УНИДРУА все же уже, чем Принципов СЕНТРАЛ.

При этом если говорить о территориальной универсальности, то и Европейские принципы, и Принципы Aquis, и DCFR уступают Принципам УНИДРУА. Европейские принципы предназначены для применения в качестве общих норм договорного права Европейского Союза (ст. 1:101). При этом данный сборник применяется в отношении заключаемых в ЕС договоров как с участием партнеров из разных государств, так и между сторонами, являющимися представителями одного государства.

В п. 1 ст. 1:101 Принципов Aquis под названием «Область применения и назначение этих принципов» указано, что следующие принципы и правила сформулированы на основе существующего закона Европейского Союза в области договорного права. В п. 2 этой же статьи говорится, что эти принципы и правила служат источником для составления, преобразования и интерпретации законодательства Европейского Союза. Таким образом, Принципы Aquis уступают Принципам УНИДРУА по территориальной универсальности.

DCFR, хотя и затрагивает огромное число вопросов, возникающих в сфере договорных и внедоговорных обязательств, а также вопросы права собственности (ст. I 1:100), все же ограничен рамками Европейского Союза1. Таким образом, все три вышеуказанных документа являются отражением региональной гармонизации права, тогда как Принципы УНИДРУА не имеют каких-либо территориальных ограничений.

Сравнение Принципов УНИДРУА и Принципов СЕНТРАЛ по территориальной универсальности провести довольно сложно[22] [23] в связи с тем, что в тексте последних прямо не указана сфера их применения, а следовательно, и какие-либо ограничения в их применении по территориальному признаку. Однако в качестве одного из способов использования Принципов СЕНТРАЛ их авторы предлагают дополнение будущего Европейского гражданского кодекса. Следовательно, составители подразумевают применение данного документа прежде всего в рамках Европейского Союза, тогда как Принципы УНИДРУА обладают территориальной универсальностью.

Принципы УНИДРУА вследствие присущей им авторитетности, обусловленной авторитетом организации, в рамках которой они создавались, и разработчиков — известных ученых разных стран, сегодня получают все большее распространение среди коммерсантов и арбитров, о чем свидетельствуют данные базы UNILEX. На момент написания данной главы было опубликовано уже 418 решений, вынесенных международными коммерческими арбитражными и государственными судами, в которых упоминались Принципы УНИДРУА.

Данный сборник пользуется большим авторитетом и среди государств, которые активно используют его в качестве модели для разработки национального законодательства. Так, особый интерес представляет Гражданский кодекс Бразилии 2003 г., который привел свои положения, касающиеся существенного неравновесия и затруднений, в соответствие со ст. 3.10 и 6.2.1 Принципов УНИДРУА, даже несмотря на то, что данные положения Принципов УНИДРУА на практике и в доктрине вызывают много споров.

Российское законодательство также восприняло многие положения Принципов УНИДРУА. Причем сегодня вопрос о влиянии Принципов УНИДРУА на российское гражданское законодательство становится еще более актуальным в связи с реформированием последнего. Так, при реформировании Гражданского кодекса РФ большое внимание было уделено гл. 3 «Действительность», а именно ст. 3.12 «Подтверждение» и 3.13 «Утрата права на отказ от договора», а также гл. 9 «Уступка прав, перевод обязательств, передача договоров» Принципов УНИДРУА. Особый интерес ученых привлекли такие статьи, как 9.1.15 «Обязательства цедента», ст. 9.2.5 «Освобождение первоначального должника от обязательства». Так, текст ст. 9.2.1 «Способы перевода» вошел в состав ГК РФ. Подход, предложенный данной статьей, по мнению Е. А. Суханова, «в большей мере соответствует особой разновидности перевода долга, не предусмотренной (ранее — Я. А.) ГК»[24]. В результате Принципы УНИДРУА, не обладая юридической силой, играют огромную роль в совершенствовании законодательства России и зарубежных стран.

Исследовав все вышеперечисленные сборники, мы приходим к выводу, что все эти документы являются актами особой нормативной природы. На наш взгляд, все перечисленные документы следует рассматривать как современные акты гармонизации. Данные сборники представляют собой негосударственные своды общих правил международной торговли, которые не обладают обязательной юридической силой, но активно применяются как коммерсантами в своей практической деятельности, так и законодателями при моделировании своего законодательства; тем самым эти акты осуществляют универсальное модельное регулирование. Таким образом, Европейские принципы, Принципы Aguis, DCFR, Принципы СЕНТРАЛ и Принципы УНИДРУА выполняют роль модельных актов, побуждая законодателей разных стран к реформированию национальных актов. Именно в этом и проявляется особая нормативная природа рассмотренных актов в качестве актов гармонизации.

  • [1] См.: Международное частное право: учебник для бакалавров / отв. ред. Г. К. Дмитриева. М., 2015. С. 58.
  • [2] Так, в сфере договорных отношений большое распространение получили следующие акты: Правовое руководство ЮНСИТРАЛ по международным встречным торговым сделкам 1992 г., Типовой закон об электронной торговле от 10 декабря 1996 г., Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронных подписях 2001 г., Руководство по принятиюТипового закона ЮНСИТРАЛ об электронных подписях 2001 г., ИНКОТЕРМС 2010 г.,Унифицированные правила для гарантий по требованию 2010 г. (публикация Международной торговой палаты № 758), Унифицированные правила для платежных банковских обязательств 2013 г. (публикация Международной торговой палаты), Типовойконтракт МТП международной купли-продажи товаров (готовые изделия) 2013 г. и др.
  • [3] Подробнее о различных проблемах унификации см.: Асосков А. В. Коллизионноерегулирование договорных обязательств. М., 2013; Проблемы унификации международного частного права / отв. ред. А. Л. Маковский, И. О. Хлестова; Муратова О. В. Унификация коллизионных норм международного частного права в Европейском Союзе //Российская юстиция. 2014. № 3; Шулаков А. А. Принцип наиболее тесной связи в международном частном праве; Канашевскии В. А. Внешнеэкономические сделки: материально-правовое и коллизионное регулирование; Мажорина М. В. Применимое право вмеждународных коммерческих контрактах: современное толкование и прогнозируемаяпрактика международных коммерческих арбитражей и национальных судов // Законодательство. 2015. № 6. С. 79—87; Она же. Выбор применимого права к трансграничнымсмешанным и непоименованным договорам // Журнал российского права. 2012. № 10(190). С. 72—81; Власова Н. В. Проблемы коллизионного регулирования представительства в международном коммерческом обороте // Законодательство и экономика. М.,2012. С. 64—71; Пузырева Е. Н. Основные подходы к коллизионному регулированиютрансграничного оборота акций // Пробелы в российском законодательстве. 2012. № 1.С. 70—74; Она же. Правовое регулирование трансграничного обращения ценных бумаг:дис.... канд. юрид. наук. М., 2012.
  • [4] Шестакова М. П. Договор международной купли-продажи товаров (источники ипринципы правового регулирования). Отдельные виды обязательств в международномчастном праве / отв. ред. Н. Г. Доронина, И. О. Хлестова. 2-е изд. М., 2014. С. 49.
  • [5] О роли Европейских принципов договорного права в модернизации различныхнациональных актов стран ЕС подробнее см.: Ахаимова Е. А. Принципы Европейскогодоговорного права — основа совершенствования и развития договорного права // Бизнес и закон. 2009. № 4. С. 189—193.
  • [6] Подробнее см.: Виноградов А. А. Академические проекты по договорному правуЕвропейского Союза: анализ и критика. URL: http://www.alleuropa.ru (дата обращения:24.09.2015).
  • [7] См. текст: URL: http://www.acquis-group.jura.uni-osnabrueck.de/ag/dms/ag/dms.php?UID=mh5hbbbb5muaiepciba8tb2gb7&p=home&s=Draft%20of%20the%20Acquis-Pronciples&UID=mh5hbbbb5muaiepciba8tb2gb7 (дата обращения: 24.09.2015).
  • [8] Цит. по: Ширвиндт А. М. Режим соглашений об ответственности за нарушениеобязательства в негосударственных сводах гражданского права (часть вторая) //Вестник гражданского права. 2014. № 1. С. 86.
  • [9] См.: Jansen N., Zimmermann R. Grundregeln des bestehenden Gemeinschaftspri-vatrechts? // Juristenzeitung. 2006. S. 1113.
  • [10] Cm.: Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law: Draft CommonFrame of Reference (DCFR). Outline Edition. Munich, 2009. P. 643.
  • [11] Ширвиндт А. М. Указ. соч. С. 86.
  • [12] См.: Модельные правила европейского частного права: пер. с англ. / науч. ред.Я. Ю. Рассказова. М., 2013.
  • [13] Там же. С. 4—12.
  • [14] Модельные правила европейского частного права / науч. ред. Н. Ю. Рассказова.С. 47.
  • [15] Белов В. А. Международное торговое право и право ВТО: в 2 т. Т. 2: Акты международной частноправовой унификации. Право ЕС. Право ВТО: учебник для бакалавриатаи магистратуры. М., 2014. С. 18.
  • [16] См.: URL: http://www.trans-lex.org/principles (дата обращения: 21.09.2015).
  • [17] Пугинский Б. И., Амиров А. Т. Важный шаг в развитии нового lex mercatoria //Коммерческое право. 2008. Т. 3. № 2. С. 174—180.
  • [18] См.: Дроздов-Тихомиров А. А. Своды принципов договорного права какинструмент регулирования сделок в международном коммерческом обороте: автореф.дис.... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 8.
  • [19] См.: URL: http://www.unidroit.org (дата обращения: 25.09.2015).
  • [20] Русский перевод см.: Вестник ВАС РФ. 2005. № 3. С. 125—177.
  • [21] Принципы Ландо и DCFR В. А. Белов относит к универсальным общегражданским актам. См.: Белов В. Л. Указ. соч. С. 29.
  • [22] Данный вывод следует из анализа следующих статей данного документа: 11.-7:301,11.-9:407,111.-5:117.
  • [23] Сходство этих двух сборников В. А. Белов объясняет тем, что ПринципыСЕНТРАЛ — это результат применения ограничительного подхода к ПринципамУНИДРУА, только не в современной редакции (2010), а в первоначальной (1994). Последующее развитие Принципов СЕНТРАЛ в соответствии с собственными началами ифилософией привело к образованию совершенно самостоятельного акта, в ряде черткоторого его прототип вообще неузнаваем. Подробнее см.: Белов В. Л. Указ. соч. С. 134.
  • [24] Российское гражданское право: учебник: в 2 т. Т. 2: Обязательственное право /отв. ред. Е. А. Суханов. 2-е изд. М., 2011. С. 65.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >