СОЦИАЛЬНАЯ СПЛОЧЕННОСТЬ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛЬНОЙ МИГРАЦИИ И ВОЗРАСТАЮЩЕГО ЭТНИЧЕСКОГО МНОГООБРАЗИЯ СОЦИУМА

В последние годы в странах со сложным национальным составом (в том числе в современной России) заметно обострились межэтнические противоречия, разрушительно влияя на социальную сплоченность полиэтнических обществ.

Эти межэтнические противоречия имеют разные исторические корни. Одна из причин — сохранение угнетения коренного населения в странах, возникших в результате европейской колонизации (индейцев, эскимосов, аборигенов Австралии и др.). Следующий источник межэтнических противоречий — недооценка языковой и культурной самобытности этнических меньшинств (шотландцев и валлийцев в Великобритании, басков в Испании, корсиканцев во Франции, франко-канадцев в Канаде). Еще одной причиной усиления подобных противоречий стал приток во многие страны значительного количества иностранных рабочих (из арабских стран во Францию, из Турции в Германию и т.д.). Последний фактор наиболее весом в современных российских условиях.

Необходимо отметить, что в развивающихся странах межэтнические противоречия связаны в первую очередь с последствиями колониальной эпохи, когда границы владений проводили в основном без учета этнических границ, что влекло возникновение своеобразной «этнической мозаики». Постоянные противоречия на этнической почве, доходящие до воинствующего сепаратизма, особенно характерны для таких стран, как Индия, Шри-Ланка, Индонезия, Эфиопия, Нигерия, Конго, Судан, Сомали и многие другие.

Имеет место процесс изменения этнического состава населения под воздействием этнических процессов, которые в свою очередь подразделяются на процессы этнического разделения и этнического объединения. При исследовании этносов (наций) важнейшее значение принадлежит анализу религиозного состава этносов (наций), так как и в развитых, и в развивающихся странах роль религий достаточно существенна.

Важное место в изучении влияния межэтнических отношений на социальную сплоченность современного российского общества принадлежит социологическому анализу миграций населения. На практике встречаются три различных подхода к управлению миграцией — административный, позитивистский и социологический (этносоциологический).

Административный подход опирается на две парадигмы: 1) общество состоит из отдельных индивидов, слабо связанных друг с другом семейными, этническими, социальными и другими связями; 2) индивид может быть переселен в любую точку географического пространства, необязательно насильственным путем. В этносоциальной области примерами использования волевых усилий могут быть процессы депортации народов в 40-е гг. XX в. Административный подход фактически делает ненужным научное исследование миграционного поведения.

Позитивистский подход опирается на более сложную модель общества: он направлен на объяснение объективных закономерностей миграций для оценки их социальных последствий и определения рациональных управленческих мер. Суть этого подхода — миграция — результат индивидуального выбора, зависящий от целого ряда географических, экономических и экологических факторов. Предполагается, что каждый потенциальный мигрант уведомлен о выгодах и потерях, имеет одну или иерархию целей, состоящую, как правило, в получении определенной материальной выгоды.

С 60-х гг. XX в. в нашей стране стали популярными обследования миграционных потоков, включавшие изучение влияющих на них объективных факторов. Это работы В.И. Переведенцева, Ж.А. Зайончковской, Л.Л. Ры- баловского, Т.И. Заславской и др.[1] Ими получены интересные результаты, в том числе о влиянии этнического фактора на миграцию населения. Были отрицательные примеры использования позитивистского подхода для решения этносоциальных проблем — программа переселения в середине 80-х гг. XX в. части коренного населения регионов Средней Азии в регионы Нечерноземья и Дальнего Востока.

Необходимо учитывать, что на миграционное поведение людей влияют не только их индивидуальные предпочтения, но и социальные группы, в состав которых они входят, а также референтные группы, на нормы которых они ориентируются.

Также необходимо исследовать, как совмещаются мигрирующие группы со средой вселения, какие изменения произойдут в культуре группы в результате миграции.

В основе этносоциологического подхода к миграции лежит не абстрактная модель абсолютно рационального «человека экономического», а концепция культуры как коллективного способа адаптации к окружающей природной и социальной среде.

Автономия и взаимозависимость могут по-разному сочетаться. Выделяют обычно внесистемные конфликты (при которых акторы, обладающие автономной социальной волей, стремятся приобрести новые преимущества, либо реализуя экономические интересы, либо повышая степень своей социальной интеграции) и внутрисистемные (не вызванные столкновением разных систем или двух личностей, а отражающие внутренние противоречия, укоренившиеся в рамках единой системы).

К числу внесистемных конфликтов относится межгрупповая конкуренция, где доминирует чувство групповой солидарности, а причиной становится межличностный конфликт отдельных членов группы. Внутрисистемные конфликты порождаются напряженностью внутри социальной системы, а конфликт разворачивается вокруг культурных ценностей и социальных норм. Напряженность обычно обусловлена ролевой и статусной дифференциацией, социальным неравенством.

Большинство отечественных этноконфликтологов применяют функциональный подход к пониманию конфликта. В частности, В.А. Тишков определяет межэтнический конфликт как любую форму «гражданского, политического или вооруженного противоборства, в котором стороны или одна из сторон мобилизуются, действуют или страдают по признаку этнических различий»[2] [3]. Социолог А.Г. Здравомыслов рассматривает национальные движения в Прибалтике в качестве одной из форм межнациональных конфликтов (этого же мнения придерживаются В.Н. Иванов, И.В. Лододо, А.И. Котов), причем А.Г. Здравомыслов трактует межнациональные конфликты как конфликты, «которые так или иначе включают в себя национально-этническую мотивацию» . Кроме того, А.Г. Здравомыслов выделяет главную причину возникновения конфликтных ситуаций — стремление социальных групп, вновь вовлекаемых в политический процесс, дать свою интерпретацию национальных интересов сообщества[4].

Э.А. Пайн и А.А. Попов[5] выделили три типа межэтнических конфликтов: конфликт стереотипов, конфликт идей, конфликт действий.

А.Г. Здравомыслов[6] выделяет четыре типа межэтнических конфликтов: структурные институциональные конфликты, статусные, этнотерритори- альные и межгрупповые (межобщинные) конфликты.

Общество живет и развивается благодаря социальной сплоченности и солидарности. Однако борьба составляет источник постоянно действующих социальных изменений.

Все более популярной в современном мире становится схема мультикуль- турного общества, в котором различные этносы сохраняют значительную языковую и культурную обособленность[7]. Вообще мультикультурализм как новое направление социальной теории получил развитие в 1960—1970-х гг. в политических и научных дискуссиях, происходивших на фоне массовых социальных движений (негритянского населения США, студенческих движений, феминистского движения и др.).

Впервые словосочетание «мультикультурное общество» использовал американский социолог Чарльз Хобарт в 1964 г. в выступлении в г. Виннипег (Канада) для констатации факта существования в границах одного государства различных этнических и культурных сообществ, т.е. факта этнокультурной плюральное™ национального общества.

Возникли национальные модели мультикультурализма. В частности, модель США: отрицание релевантности этничности в политической сфере; распределение властных, материальных и иных социально значимых ресурсов осуществляется не по этнической принадлежности, а по заслугам; этнические и культурные параметры меньшинств могут сохраняться на групповом или индивидуальном уровнях, будучи отнесенными к частной сфере; индивиды и группы имеют право выбора идентичности, а также право интегрироваться или не интегрироваться в американское общество[8].

В западноевропейских мегаполисах формируется национальная идеология на основе либерализма первого типа, когда наряду с признанием социальной значимости и прав культур этнических и иных меньшинств усилия государства направлены на обеспечение воспроизводства культуры национального большинства, т.е. здесь проводится политика «сдержанной интеграции», предусматривающая защиту ценностей национального большинства.

Американские мегаполисы формируются в основном за счет миграции, реализуют либеральную идеологию второго типа, когда правительство несет ответственность за выживание и равный статус всех этнических групп.

Различия в мультикультурализме Нью-Йорка и Лондона заключаются в том, что Великобритания, несмотря на стремление к этой форме либеральной идеологии, на деле пытается подвергать иммигрантов культурной ассимиляции, интегрировать в национальную общность посредством усвоения культуры местного населения.

Можно говорить о двух основных формах мультикультурализма. В частности, речь идет о мультикультурализме иммигрантских обществ, сформировавшихся в иммигрантских странах (в США и др.), где государство несет ответственность за выживание и развитие всех этнических общин, и мультикультурализме индустриально развитых стран Западной Европы, где государство осуществляет целый ряд мер, направленных на интеграцию (ассимиляцию) иммигрантов в принимающие общества, а также как компоненте демографической политики стран, заинтересованных в увеличении численности трудоспособного населения (Великобритания, Франция, Германия). Ситуация в Москве медленно смещается от западноевропейской к американской модели.

Поданным «Национальной газеты» (2003, № 1—5), в Москве на 1 января 2003 г. проживали: азербайджанцы — 1,5 млн, татары — 900 тыс., армяне — 600 тыс., евреи — 500 тыс., грузины — 300 тыс., цыгане — 300 тыс., молдаване — 300 тыс., чеченцы — 300 тыс., вьетнамцы — 240 тыс., таджики — 200 тыс., китайцы — 200 тыс., узбеки — 150 тыс., афганцы — 100 тыс., башкиры — 100 тыс., дагестанцы — 100 тыс., чуваши — 60 тыс., ингуши — 50 тыс., африканцы — 50 тыс., турки — 15 тыс., курды — 20 тыс., греки — 20 тыс., другие — 230 тыс.; итого — 6 200 000 иностранцев и граждан России неславянской национальности. Всего в Москве поданным переписи на тот момент проживало 10,5 млн жителей. Таким образом, число русских составляло 3,36 млн, или 31%. По данным на 2008 г. в городе было зарегистрировано около 1,5 млн мигрантов, еще столько же проживало в городе нелегально. С тех пор ситуация только усугубилась. По некоторым оценкам к 2020 г. в отдельных районах мегаполиса представители национальных меньшинств составят большинство населения. Эти демографические тенденции имеют крайне важное значение для социологического анализа, так как усиление этнического, социокультурного разнообразия состава населения обусловливает рост напряженности и конфликтности социальной среды в мегаполисе.

Социологические исследования, проведенные в середине 1990-х гг., свидетельствуют, что значительная часть опрошенных (до 60%) считает, что в Москве существуют этнические группы, живущие лучше других, — русские, евреи, «кавказцы». Причем 31% респондентов отмечает, что быстрее всего продвигаются по службе русские, а 22% назвали евреев. При этом москвичи отмечают, что продвижению по службе способствуют активная поддержка представителей своей национальности (29%), личные качества людей данной национальности (26%), кадровая политика государства, благоприятствующая этой национальности (22%)'.

Постепенно усиливаются националистические настроения москвичей, особенно молодежи, что связывается с разрушением интернационального самосознания[9] [10].

Отсутствует массовый интерес москвичей к национальной культуре разных народов, 59% респондентов отрицательно относятся к созданию национальных школ с преподаванием предметов не на русском языке, 48% респондентов считают, что в Москве не нужно создавать центры национальных культур и национальные театры[11].

Все это свидетельствует о недооценке культурных завоеваний разных этносов, неуважении культуры разных народов, проживающих в том числе и в Москве.

Многие исследователи справедливо считают, что национализм, в том числе русский, будет возрастать: от 50 до 60% респондентов отмечали, что только русские должны работать в органах управления Москвы[12].

Увеличение имущественных различий, в том числе в уровне жизни национальных меньшинств и коренного населения, способствует обострению напряженности в межнациональных отношениях в Москве.

Дестабилизации национальных отношений способствуют существенные различия в образовательном уровне и социально-профессиональном статусе москвичей, наиболее высокий образовательный уровень имеют евреи, армяне, украинцы, белорусы, русские, а низкий уровень — татары и цыгане[13].

Национальные меньшинства, организованные в закрытые общины, не интегрируются с коренным населением, неизбежно столкновение их интересов с интересами коренных москвичей[14].

В Московском мегаполисе, на который приходится почти половина всего миграционного потока, проблема миграции стоит более остро, чем по всей России. Нельзя не учитывать, что общественное мнение в подавляющем большинстве случаев воспринимает миграцию негативно, а ее последствия оценивает исключительно как отрицательные (по данным ФОМ, так считают 63% москвичей).

Миграционная политика Москвы должна, с одной стороны, создавать благоприятные условия для развития свободного рынка труда, а с другой — в качестве безусловного приоритета обеспечивать социальную стабильность и защищенность москвичей.

Сегодня выходцы из бывших советских республик работают в ряде важных для города секторов экономики, где ощущается нехватка рабочей силы. Более 40% от общего числа легальных мигрантов занимают рабочие места в торговле и общественном питании, 27% — на транспорте, 14% — в строительстве. При этом, по данным службы занятости, в Москве в сфере обслуживания, на транспорте и в строительстве вакантными остаются более 200 тыс. рабочих мест.

Миграция с семьей, особенно с детьми, в большей степени заставляет мигрантов интегрироваться в принимающую среду, создает комфортную психологическую атмосферу, удерживает от потери культурных установок, противодействует маргинализации.

Женщины и семьи, приезжающие с детьми, предъявляют ряд специфических требований к миграционным и социальным институтам принимающей страны, создают некий вызов всему принимающему обществу, его социальной и гражданской ответственности.

Наблюдается создание мигрантских анклавов в секторах «женской» и «мужской» занятости, например в таких феминизированных секторах миг- рантской занятости, как услуги по уходу, уборка помещений, младший медицинский персонал и др.

О многих других особенностях мигрантов мужчин и женщин, касающихся продолжительности поездок, семейных моделей миграции, установок на возвратную или постоянную миграцию либо специфики нарушений прав, в частности женщин, которые чаще заняты в секторах, где трудовое законодательство не действует, вообще практически ничего не известно.

Современное миграционное законодательство практически не уделяет внимания членам семьи мигрантов (кроме раздела о высококвалифицированных мигрантах), в том числе детям. Это касается правового оформления их пребывания на территории страны и трудоустройства, доступа к социальным услугам, в том числе образованию и здравоохранению, и т.п. Миграционное законодательство не содержит норм, гарантирующих воссоединение семей. Миграционные законы должны быть приведены в соответствие с международными стандартами в области правового оформления и интеграции членов семьи мигранта, которыми чаще всего являются женщины и дети, а также в области воссоединения семей.

Одним из актуальных вопросов в условиях массовой миграции является вопрос об интеграции мигрантов в принимающее общество. Эта проблема только недавно и с большим опозданием попала в поле зрения политики. В 2010 г. в ФМС России создано Управление содействия интеграции. До этого момента во власти не существовало институциональной единицы, ответственной за эту проблематику. Нет пока и финансируемых государством интеграционных программ.

С принятием нового Налогового кодекса РФ с 1 января 2010 г. работодатели не платят социальные отчисления на временных мигрантов, что лишило последних возможности получить полис обязательного медицинского страхования, предоставляющий возможность бесплатного доступа к медицине. ОМС теперь ограничивается гражданами и постоянными мигрантами с соответствующим статусом.

Особенно страдают от этих изменений женщины и дети — мигранты. Сегодня практически невозможно прикрепить ребенка к бесплатной поликлинике и получить медицинский полис, если родители не имеют постоянного статуса (а доступ к постоянному статусу ограничен квотой на выдачу РВП, которая в 2011 г. составляла менее 130 тыс. разрешений, тогда как реальное число долгосрочных мигрантов, которые должны были бы получить такой статус, — не менее 1,5—2 млн). Поэтому многие дети мигрантов не проходят диспансеризацию в школах и не имеют гарантированную медицинскую помощь в случае необходимости.

Доступ взрослых мигрантов к услугам медицины осуществляется для тех, у кого нет постоянного статуса, только на платной основе (кроме срочной медицинской помощи). Женщины находятся в худшем положении в результате введения таких мер. Во-первых, среди женщин выше доля мигрантов в старших возрастах — за 50. Кроме того, женщинам-мигрантам не гарантирована гинекологическая помощь (кроме срочной), в которой они нуждаются на регулярной основе.

Муниципальный уровень власти и местного самоуправления в России крайне слаб. В миграционной политике, особенно в интеграционной ее составляющей, этот уровень власти крайне важен. Если на Западе работа на уровне общин ведется очень активно, то в России в настоящее время она практически отсутствует. В то же время для неработающих женщин и детей, которые особенно тесно связаны с местом проживания, т.е. местом, где находится их школа, дом, двор и т.п., такая работа могла бы стать очень важной. Традиционно в развитых принимающих странах именно женщины играют ведущую роль в работе с мигрантами на уровне комьюнити, часто это сами мигрантки. Таким образом обеспечивается важнейший принцип «участия» или «соучастия» мигрантов в программах, направленных на улучшение их положения. Этой важной роли женщины-мигранты в России лишены.

Выборочная миграционная амнистия может привести к дополнительному бесконтрольному притоку новых мигрантов на территорию, что усилит социально-экономическую напряженность. Население Москвы после проведения миграционной амнистии может официально увеличиться примерно на 1 млн человек. Избыточное присутствие на рынке труда дешевой, неквалифицированной рабочей силы замедляет структурную перестройку и техническое перевооружение некоторых отраслей экономики.

Сформировались определенные подходы к регулированию миграции, которые нуждаются в совершенствовании. Миграционная политика Москвы не «встроена» в миграционную политику России, а управление миграционными потоками по инерции основано на административных ограничениях, в то время как требуются методы экономического порядка.

В таком мегаполисе, как Москва, можно обозначить целый ряд острейших социальных проблем, связанных со взаимодействиями между этническими общинами и принимающим сообществом, что препятствует формированию социальной сплоченности российского социума, подменяя ее внутригрупповой сплоченностью этнических мигрантских общин, в частности:

  • 1) отсутствие продуманной политики в сфере занятости и, как следствие, ужесточение конкуренции на рынке труда;
  • 2) несовершенство миграционных законов и практики приема иностранных трудовых мигрантов;
  • 3) отсутствие должным образом налаженного учета мигрантов, что увеличивает количество преступлений и повышает уровень латентности мигрантов;
  • 4) незаконная миграция, ставшая одним из существенных детерминантов преступности. На протяжении последних 10 лет наблюдается устойчивый рост преступлений, совершаемых иностранцами и лицами без гражданств, — до 74%, а гражданами государств СНГ — 81%. Более половины всех преступлений, совершенных иностранными гражданами, зарегистрировано в Центральном федеральном округе (30 тыс.), а каждое третье — в Москве (16,5 тыс.). Только в прошлом году рост преступности среди мигрантов составил более 7,5%, ими совершено 54 тыс. преступлений. Каждое третье преступление совершается незаконными мигрантами. Причем именно граждане ближнего зарубежья чаще всего становятся и жертвами преступных посягательств[15];
  • 5) объединенные по национальному признаку формирования криминальных мигрантов создают неконтролируемый рынок товаров и услуг вплоть до доставки и сбыта наркотиков и оружия, изготовления и продажи фальсифицированных спиртных напитков;
  • 6) преступления, совершаемые мигрантами, вызывают огромный общественный резонанс, провоцируют разжигание ксенофобии, ненависти по признакам расы, национальности и вероисповедания. За последние 10 лет число преступлений, совершенных на почве национальной ненависти и вражды, существенно возросло (на 68%, с 9 тыс. до 15 тыс.). В 2012 г. данные негативные тенденции сохранялись. Так, в первом квартале количество преступлений, по которым иностранные граждане признаны потерпевшими, увеличилось на 4% и составило почти 4 тыс. На 12% повысилось число убийств (416), на 16% — фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (788). В отношении них совершено более 2 тыс. грабежей, 754 разбойных нападения[16];
  • 7) коррумпированность местных органов власти. Например, в Москве изобличены в получении многочисленных взяток за незаконную постановку на учет сотрудники миграционной службы;
  • 8) проблема эксплуатации мигрантов приводит к тяжелым травмам и человеческим жертвам;
  • 9) в последние годы участились факты ввоза иностранных граждан их же соотечественниками с целью обращения в рабство;
  • 10) в Москве стали выделяться районы с некоренным населением: процессы анклавизации вьетнамцев, китайцев, выходцев из Закавказья и некоторых других этнических групп идут достаточно активно;
  • 11) две трети горожан ощущают угрозу утраты ценностей московской культуры.

Общественное мнение московского принимающего сообщества: рост числа трудовых мигрантов в условиях существующего уровня безработицы может отрицательно сказаться на рынке труда и привести к ухудшению криминогенной ситуации, вызвать обострение социальной напряженности.

Представления о желательной национальной политике правительства Москвы неоднородны. Можно выделить три различные течения в российском обществе:

  • • умеренно-правое выступает за привлечение российских работников из других регионов, а в общенациональном масштабе — за возвращение в страну соотечественников — русских, украинцев и белорусов, у которых и язык родной, и квалификация выше. Модернизация, в том числе и Москвы, развитие передовых производств в столичных промзонах лучше всего могли бы решить национальный вопрос, но в условиях «примитивно понятого капитализма» это вряд ли реализуемо;
  • • европейско-социально-ориентированное течение призывает изучать опыт европейских стран, таких как Финляндия, а также Канада и Австралия. В Канаде принимают по 250 тыс. иммигрантов в год и очень грамотно их распределяют по стране, туда, где есть и рабочие места, и жилье;
  • • либеральное течение выступает за соблюдение законности, публичный межобщинный диалог и вывод национальных отношений в Москве из теневого сектора.

Комитетом межрегиональных связей и национальной политики была подготовлена Концепция реализации государственной политики в сфере межэтнических отношений в городе Москве, принята комплексная программа «Столица многонациональной России».

Основные направления деятельности в рамках этой программы:

  • • создание условий для общественно полезной интеграции и адаптации мигрантов;
  • • сокращение теневого рынка труда, противодействие возникновению анклавных рынков труда;
  • • недопущение политизации межэтнических отношений;
  • • проведение в школах «уроков интернационального воспитания»;
  • • в области информационной политики развитие «интернационального сознания» и производство «позитивных информационных продуктов», соблюдение этических норм в вопросах освещения межэтнических отношений, укрепление имиджа Москвы «как города межрелигиозной толерантности», контроль за упоминаниями в СМИ о национальности правонарушителей;
  • • создание системы мониторинга информации о региональных, федеральных национальных союзах, существующих на территории Москвы, о филиалах и представительствах подобных сообществ;
  • • анализ настроения общества по национальному вопросу.

Для достижения социальной сплоченности социума необходимо решить многочисленные острейшие социальные проблемы мигрантов, составляющих этнические общины столичного мегаполиса, ввести их в правовое поле города, обеспечить удовлетворяющим санитарным нормам жильем, предоставить возможности для медицинского обслуживания и образования. Учитывая особую притягательность столицы для приезжих, безусловно, городской бюджет (без помощи федерального) с этим может не справиться.

Диаспоры должны активно включиться в этот процесс, как и в процесс адаптации приезжих к новым условиям жизни. В этом мог бы помочь элементарный справочник для мигрантов, который содержит сведения об устройстве столичной городской жизни, законодательные нормативы, а также необходимый свод принятых норм поведения.

Чтобы мигранты второго поколения стали полноценными россиянами, а не балластом на дне общества, необходимо обеспечить им не только работу, но и возможности для социального развития, вертикальной мобильности и самоуважения.

Стратегическим документом, задающим основы нового отношения к миграции и управления ею, является Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации, проект которой широко обсуждался в экспертном сообществе. Такими изменениями являются следующие:

  • 1) признание усиливающейся зависимости России от притока мигрантов. Россия впервые позиционируется как страна иммиграции, хотя таких слов напрямую в Концепции нет;
  • 2) приоритетное внимание к постоянной и долгосрочной миграции, разработка специальных программ для таких мигрантов (среди долгосрочных мигрантов наблюдается повышенная доля женщин);
  • 3) из предыдущего пункта вытекает приоритетное внимание к миграции с семьей, в том числе с детьми: такие мигранты, а среди них особенно много женщин, получают приоритет в различных программах постоянной и долгосрочной миграции, существенно расширяется правовое обеспечение членов семьи основного мигранта;
  • 4) снижается «крен» в сторону высококвалифицированных специалистов (ВКС) — мигрантов, преобладавший в последних дискуссиях и документах; вместо него подчеркивается значение просто «квалифицированной» миграции или профессионалов средней квалификации, среди которых женщин гораздо больше, чем среди ВКС и неквалифицированных работников;
  • 5) Концепция подчеркивает важность принятия мер на местном уровне власти, а также увеличение роли неправительственных организаций, работающих с мигрантами, особенно в сфере информирования и интеграционных мероприятий в широком понимании.

Среднесрочная городская целевая программа «Москва многонациональная: формирование гражданской солидарности, культуры мира и согласия» на 2005—2007 гг. продолжена программой «Москва — столица многонациональной России», которая действует с 2008 г. Министерством регионального развития РФ была подготовлена Концепция федеральной целевой программы «Этнокультурное развитие регионов России (2006—2008 гг.)», фундаментальными положениями которой являются формирование у граждан различной этнической и конфессиональной принадлежности общероссийской идентичности, создание условий для формирования в России общности «единая российская нация».

В связи с вышеизложенным важно выделить и проанализировать инструменты межобщинного взаимодействия в московском мегаполисе, способствующие достижению социальной сплоченности российского общества. К инструментам взаимодействия этнических общин мы относим функционирующие различные культурные общества, землячества, общинные дома, учебные заведения с национальным компонентом и т.д. Необходимо отметить, что инструменты социального взаимодействия этнических общин характеризуются, как правило, многофункциональностью.

Кратко рассмотрим инструменты взаимодействия. В Москве на базе функционирующего культурного общества «Оджаг» издаются газеты «Зия» и «Азерросс» на русском и тюркском языках. Поданным агентства «Спрингер», специальный фонд президента Азербайджана предназначен для общения с государственными и общественными деятелями России, блокированию нежелательной информации, которая может появиться в российских СМИ об Азербайджане, проведению различных пиар-кампаний в Москве. В распоряжении Всероссийского азербайджанского конгресса (ВАК) есть собственное информационно-аналитическое управление, которое собирает и систематизирует информацию, поступающую от азербайджанцев, проживающих в Москве. Азербайджанская община поддерживает этот фонд пожертвованиями. При ВАК действует Центр правовой защиты соотечественников, проживающих в Москве.

Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев в России занята сохранением и развитием азербайджанской национальной культуры, укреплением дружбы и взаимопонимания между российским и азербайджанским народами.

При поддержке ВАК в Москве был создан театр Рустама Ибрагимбекова «Ибрус», спектакли которого идут на русском и азербайджанском языках.

С 2002 г. в Москве действует общественная организация «Землячество азербайджанцев России», вблизи метро Отрадное в Москве была построена мусульманская шиитская мечеть, которая мирно соседствует с суннитской мечетью. Уникальные изделия азербайджанских мастеров находятся в Государственном музее Востока (женские украшения, ковры и др.).

В конце 80-х гг. XX в. в Москве было организовано несколько центров армянской культуры: «Маштоц», «Московское армянское культурное общество», армяно-русское просветительское общество «Юсисапайл», открылись воскресные классы и школы для детей, курсы по изучению армянского языка для взрослых; издаются ежемесячная газета «Армянский вестник», всероссийский журнал «Рго-Armenia», основана «Армянская московская община» и «Армянская община Москвы».

В Москве существуют воскресная школа «Верацнунд» (Возрождение), армянская гимназия, государственный русско-армянский культурно-правовой центр на базе школы № 151, школа с армянским этнокультурным компонентом.

Армянская община Москвы образована в 1993 г. с целью поддержки жизни армянской общины Москвы. Речь идет о проблемах культуры, образования, информации, языка, правовой и материальной помощи, а также о взаимодействии с другими этническими общинами города. Кроме того, в Москве действует Армянское культурно-просветительское общество «Арарат» — общественная организация, созданная для сохранения языка, религии, культуры и национальных традиций, встречи проводятся в Московском Доме национальностей.

Союз армян России финансирует содержание детских домов и домов ветеранов войны, строит церкви, занимается благотворительной помощью малоимущим слоям населения. Сейчас на Трифоновской улице вблизи Олимпийского проспекта идет строительство храма Апостольской армянской церкви на тысячу прихожан. Совсем рядом на улице Советской Армии находится армянский культурно-просветительский центр. Небольшая армянская церковь строится на Поклонной горе в память воинов-армян, погибших во время Второй мировой войны. В честь дружбы России и Армении у Никитских ворот в Москве стоит памятник скульптора Сагоняна.

Интересные постановки осуществляет Московский армянский театр под руководством С. Степаняна. В Государственном музее Востока представлено собрание средневекового и современного искусства Армении (в основном керамика, изделия из металла, ковры, вышивка).

После распада СССР в Москве активизировалась еврейская национальная жизнь. Появился Московский еврейский общинный дом (МЕОД), при котором начали работать различные клубы, ориентирующие людей на восприятие ценностей национальной культуры, начал выходить журнал «Домашние новости». МЕОД проводит благотворительную деятельность. На Фрунзенской набережной находится Московское еврейское культурнопросветительское общество (МЕКПО) с обширной библиотекой, открылись Еврейский университет, а также Государственная классическая академия им. Маймонида. Начали выходить еврейские газеты и журналы («Лехаим», «Еврейское слово» и др.), издается национальная литература на русском языке и иврите. На Большой Никитской улице открылся Еврейский культурный центр, при котором работают Дом еврейской книги, библиотека и художественные студии.

Активно работают еврейские благотворительные организации («Рука помощи», «Врата справедливости» и др.), которые осуществляют поддержку престарелых, инвалидов и малоимущих.

Наряду с еврейскими организациями в Москве появились еврейские детсады, школы, интернаты, летние лагеря, курс иудаики вошел в программы как общих гуманитарных, так и еврейских вузов. В 1989 г. в Москве открылся еврейский театр «Шалом», был создан хор Турецкого и т.д.

В последние 15—20 лет началось возрождение духовной и национальной жизни татарской общины в Москве. В 1990-е гг. Москва становится крупным духовным центром ислама в Российской Федерации. Начато расширение Соборной мечети в Выползовом переулке, строятся новые: наул. Новаторов (1995 г.), в Отрадном (1997 г.), в парке Победы (1995 г.). При каждой мечети существует медресе, успешно действует Высший исламский колледж и Ассоциация ученых-исламоведов. В Подмосковье создана Региональная татарская национально-культурная автономия (РТНКА МО). В разных районах Подмосковья действуют культурно-образовательные центры (КОЦ) для обучения детей и взрослых родному языку, истории и культуре татарского народа.

Украинская община Москвы также имеет довольно разнообразный инструментарий для взаимодействия с другими этническими общинами Москвы. В частности, в Москве при поддержке московского правительства открыта Украинская библиотека, Украинский музыкальный салон, а также галерея искусств Украины, компьютерный клуб. С 1998 г. на Арбате действует Украинский культурный центр, построенный на средства Украины, поэтому он является украинским государственным учреждением в Москве.

Таким образом, необходимо отметить, что рассмотренные этнические общины в Москве имеют достаточно многообразные инструменты взаимодействия как внутри себя, так и с другими общинами, а также с государственными органами столичного мегаполиса.

Москва — один из крупнейших мегаполисов мира, национальный состав которого неоднороден. Возникают проблемы, которые необходимо решать посредством гармонизации этнических отношений через систему образования. Правительством Москвы была принята Программа интеграции мигрантов в московскую образовательную среду и их социокультурной адаптации к условиям столичного мегаполиса. Это связано с уникальной для Москвы миграционной ситуацией. Огромный столичный мегаполис с мощной инфраструктурой остро нуждается в специалистах и квалифицированной рабочей силе. Поэтому для Москвы актуален выбор миграционной стратегии. В 2007 г. в Москве, например, обучались более 25 тыс. детей мигрантов.

Среди нескольких известных миграционных стратегий для Москвы наиболее правильным путем признается интеграция, которая вмещает в себя натурализацию, аккультурацию и профессиональную адаптацию. Аккультурация — важнейшее направление в интеграционной политике государства и принимающего общества. Это приобщение мигрантов к культурному наследию общества, овладение языком, формирование соответствующей ментальности и идентичности, знакомство с законодательством, включение в образовательную среду.

Наиболее сильным каналом аккультурации выступают образование и воспитание в школе, досуговых детских центрах, интеграционных центрах для мигрантов. Вполне понятно, что в Докладе глобальной комиссии ООН по международной миграции в 2006 г. отмечена необходимость гарантий, что образовательные потребности детей мигрантов полностью признаются всеми членами общества. Хотя общество имеет много интеграционных механизмов, образование остается основным каналом аккультурации мигрантов.

Важную аккультурационную роль играет идентификация — процесс формирования, поддержания, смены идентичности человека. Идентичность — состояние людей, в котором отражаются позиции человека, соотношение этих позиций с позициями других людей.

Идентификационные ресурсы в интеграционной работе с мигрантами важны для объяснения социальной адаптации человека к новой среде, в конечном счете его приживаемости (натурализации), аккультурации, профессиональной адаптации. Важно, что социальные педагоги должны уметь оценивать социально-психологическую среду, в которой оказываются дети мигрантов, различные трудности, препятствующие адаптации к новой среде и аккультурации.

Для мигрантов характерна эклектическая (двойная) идентичность. В одном из документов коллегии департамента образования Москвы отмечена задача формирования у детей мигрантов российской идентичности (гражданской солидарности) и московской идентичности, чтобы они чувствовали свою принадлежность к многонациональному и поликонфессио- нальному российскому социуму.

Часть представителей неславянских этносов в Москве имеют двойную идентичность: одна — по этническому происхождению, а русская идентичность — по культуре. В Москве серьезно поставлена работа по использованию двойной идентичности для аккультурации и интеграции мигрантов.

Мигранты и их дети, попадая в условия мегаполиса, испытывают влияние культуры принимающего общества. Если различия культур значительны, то возникают сложности интеграции. Должны быть сформулированы толерантные установки принимающего общества.

Москва достаточно притягательна для мигрантов, они занимают, как правило, низкостатусные или маргинальные социальные роли в сообществе мегаполиса, их культурный уровень не может повышаться без специальных программ, способствующих интеграции в принимающее общество.

Интеграционные возможности образования проявляются в том, что оно вводит детей мигрантов в российскую языковую среду, поддерживает двуязычную коммуникацию, открывает представления о разнообразии народов, культур, размыкает изолированное пространство этносов, закладывает правовые основы межкультурной коммуникации, учит приоритетам толерантности, взаимоуважения людей разных культур.

Национальное образование в Москве имеет длительную историю. Уже в XVII в. в особых поселениях — слободах существовали татарские, немецкие, польские, литовские школы. Сегодня в Москве более 80 учебных заведений, включая дошкольные учреждения, этнокультурной направленности. Главная особенность наших национальных школ как раз в том, что они предполагают углубленное изучение той или иной национальной культуры и при этом объединяют в своих коллективах учеников разных национальностей.

В то же время Москва всегда была и будет центром русской культуры. Из 80 учебных заведений системы этнокультурного образования 23 — с углубленным изучением русской культуры.

Сохранение и развитие национальных культур в Москве — стратегическое направление деятельности правительства города. Департаментом образования г. Москвы создана сеть образовательных учреждений и классов с этнокультурным компонентом образования (более 74), в 152 общеобразовательных школах работает 243 группы по изучению русского языка как иностранного. Разработан целый ряд учебных программ: «Методика преподавания русского языка как иностранного в школе», «Народоведение и межкультурные коммуникации», «Этнопсихология», «Основы миграционного права», разработан учебник для старшеклассников «Народоведение».

В Москве создаются центры социокультурной интеграции — подготовительные классы для детей, которые совсем не владеют русским языком. Это позволит детям мигрантов прийти в обычный класс и учиться вместе с русскоязычными школьниками, что ускорит аккультурацию.

Необходимо отметить, что в Москве аккультурация не замыкается только на общеобразовательной школе. В интеграционной политике задействованы вузы, большую работу проводит организация «Этносфера».

В столице проводятся конкурсы, фестивали интеграционной направленности, праздники этнических общин и конфессий, что в конечном итоге способствует установлению триады идентичности для иноэтнических мигрантов и иноэтничных москвичей — граждан России (этническая идентичность — московская идентичность — российская идентичность).

Например, с 30 ноября по 4 декабря 2011 г. в Москве в Центральном доме художника проходила 13-я Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction с серьезной претензией на статус ярмарки межнационального и межконфессионального общения. На ярмарке выделялись национальные и религиозные стенды, где посетители могли многое узнать о культуре, истории и взаимодействии других народов.

Ежегодно 19 декабря в Москве отмечается иудейский праздник Ханука (обновление), возникший как память об освобождении евреями Иерусалимского храма от захвативших его греко-сирийцев.

В начале сентября 2011 г. в кинотеатре «Баку» в Москве состоялся вечер, посвященный одному из главных мусульманских праздников Ураза-байрам. Этот день венчает пост священного для мусульман месяца Рамадан. Гости познакомились с обычаями и традициями ислама. Главная цель этого мероприятия — разрушение мифов и негативных стереотипов, которые сложились вокруг ислама. Гости слушали выразительное чтение Корана, исполнение нашидов (религиозных песнопений), участвовали в викторинах, смотрели познавательные фильмы об исламе и праздновании Ураза-байрам во всем мире. Организаторами вечера были Союз студенческих землячеств «Даруль-Аркам», Российский конгресс народов Кавказа и Фонд «Содействие развитию карачаево-балкарской молодежи “Эльбрусоид”».

Например, 16 ноября 2011 г. в Москве прошел Международный день толерантности: круглые столы в вузах, уроки дружбы в столичных школах, коллоквиум молодых ученых в Московском доме национальностей. Кстати, всю осень в Москве проходил VI Международный конкурс образовательных проектов «Диалог — путь к пониманию», посвященный вопросам интеграции мигрантов и представителей иноэтнических общин средствами образования.

12 ноября 2011 г. в клубе «Атлантис» в Москве прошла этновечеринка под девизом «Сближение культур». Конкурсы и живая музыка сменяли друг друга, вечер полностью шел на марийском языке. Все это создает положительные эмоции, причем в таком крупном столичном мегаполисе, которым является Москва.

В сентябре уже много лет подряд Московский дом национальностей проводит межнациональную акцию «Аллея Дружбы». В саду им. А.Н. Баумана собираются представители Московского общества греков, Союза армян России, молодежных организаций Москвы.

Таким образом, проводимые этническими общинами московского мегаполиса различные мероприятия — концерты, вечера, встречи — способствуют усилению положительных эмоций во взаимоотношениях многонациональной российской столицы.

Терпимость к соседям, стремление понять их и боязнь обидеть были исконной чертой народов, населявших Россию и, в частности, Москву. При усилении многонациональное™ Москвы возрастает задача усиления терпимости друг к другу. Поэтому принципиально важно дружеское взаимодействие представителей разных народов, которым придется долгие десятилетия жить рядом друг с другом. Важно воспитывать у детей терпимое отношение к соседям по городу, школе, двору. Делается это через совместное изучение сказок многих народов, так как сказки складывались веками и аккумулировали мудрость и доброту сложивших их людей. Изучение культурного опыта соседей благотворно для каждого.

Согласно данным первичных эмпирических исследований, проведенных авторами в 2011—2012 гг.[17], более 80% респондентов знают о существовании этнических общин и землячеств Москвы, хорошо информированы или являются членами одной из диаспор. Более 60% анкетируемых хорошо знают об этнических общинах и являются членами одной из них, четверть ответили, что хорошо информированы о деятельности этих организаций, и только 12% не знают или плохо знают об их существовании. Кроме того, около 70% анкетируемых принимали участие в такого рода мероприятиях, что свидетельствует о большой активности этнических общин в московском мегаполисе.

Какие мигрантские и национально-этнические СМИ в Москве знают опрошенные? Большинство назвали газеты (29,6%), далее по убывающей — журналы (28,1%), телепередачи (25,3%), интернет-порталы (13%), другое (4%). На вопрос: «Как Вы относитесь к изучению русского языка, традиций русского народа, будучи представителем другого этноса?» — «Надо изучать русский язык» ответили почти 70% респондентов, и только 18% не считают необходимым изучать русский язык, а 12% затрудняются ответить.

Рассмотренный нами опыт позитивного сотрудничества этнических общин в Москве показал, что первостепенную роль здесь играет система образования, в том числе формирование московской идентичности у детей мигрантов, расширение сети образовательных учреждений и классов с этнокультурным компонентом образования, проведение фестивалей интеграционной направленности, праздников этнических общин и конфессий в целях установления триады идентичности (этнической, московской и российской).

Анализ этнических общин свидетельствует, что в их составе имеются разнообразные инструменты взаимодействия как внутри общины, так и с другими общинами и коренным населением. Инструменты взаимодействия этнических общин (культурные общества, землячества, общинные дома, учебные заведения с национальным компонентом и др.) характеризуются многофункциональностью, выполняя, как правило, следующие функции: досуг, устройство быта, образование, трудоустройство, защита — физическая и юридическая. Эти инструменты были проанализированы нами в рамках азербайджанской, армянской, еврейской, татарской, а также украинской общин.

В российском обществе после начала рыночных реформ произошло заметное перераспределение акцентов в сторону значимости первичных связей. В первичных группах (общинах) формируется социальный опыт и сохраняются основные навыки: базисное доверие, инициативность, готовность изменить социальные роли. Первичные группы являются элементами социальных сетей взаимодействия и выступают ядром трансформационных процессов, определяя динамику и направленность (ре)конструирования идентичности членов группы. В результате формирующиеся в российских городах этнические общины мигрантов становятся источником конфликтов и вызывают обострение различных (в том числе социальных) проблем, хотя и являются отчасти решением демографических и трудовых вопросов в мегаполисах.

Принципиальное значение имеет поиск путей сотрудничества этнических общин в мегаполисах, а также механизмов и форм взаимодействия как между этническими общинами, так и принимающим сообществом. Межэтническое взаимодействие во многом зависит от той модели социальной структуры, системы социальных отношений между стратами, возможностями взаимопроникновения и перемещения субъектов, которые будут утверждаться в обществе, от представлений людей о складывающихся отношениях.

Особую значимость играет фактор миграции: наряду с бесспорными плюсами миграция является и причиной дестабилизации местного социального поля. Причинами дестабилизационной роли миграции являются: низкий уровень толерантности принимающего населения, отсутствие внятной миграционной политики в субъектах РФ, невнимание властей к миграционным процессам на мезо- и микроуровнях, сворачивание программ поддержки мигрантов и вынужденных беженцев, с одной стороны, и отсутствие четких адаптационных установок на интеграцию, проявление «прагматичной культуры» у части мигрантов, с другой. В крупных российских городах (прежде всего в Москве), являющихся центрами притяжения миграционных потоков, идет взаимодействие не просто со временными трудовыми мигрантами, составляющими часть определенной этнической общины, а с субкультурой мигрантов-прагматиков, рассматривающих принимающую среду преимущественно как экономический ресурс, а не как среду обитания.

Для совершенствования процесса регулирования миграции в московском мегаполисе и с целью формирования социальной сплоченности социума можно выделить следующие основные направления:

  • • ограничение масштабной миграции в Москву из других (прежде всего приграничных) регионов страны экономическими инструментами (инвестирование в экономику приграничных территорий, развитие в них инфраструктуры и рабочих мест). Это позволит приостановить процесс сокращения населения в геополитически важных регионах страны, что чревато для государства потерей национальной безопасности;
  • • выведение из теневой и криминальной экономики нелегальной трудовой миграции. Это не только обеспечит поступление дополнительных доходов в бюджет, но также позволит соблюсти права мигрантов, местного населения и экономические интересы работодателей, работающих на легальных условиях, что в конечном итоге будет способствовать ослаблению межэтнических конфликтов и формированию социально сплоченного гражданского общества.

При разработке миграционной политики и политики взаимоотношений между этническими общинами важно учитывать переходность модели взаимодействия этнических общин в московском регионе. Выравнивание стартовых возможностей для миграционных и этнических групп предполагает равный уровень социальной защиты, доступ к образованию, здравоохранению, защиту занятости и гарантированную охрану труда. В обеспечении этой политики должны в равной доле участвовать не только государство, но и работодатели.

Необходимо определить приоритетные интересы и права принимающего сообщества в социокультурной сфере и нормативно-правовом поведении. Эти требования должны быть сформулированы и доведены до сведения всех въезжающих в нашу страну.

Для профилактики межэтнических столкновений и формирования социально сплоченного российского социума крайне важно продолжить усилия государства и общества по развитию оптимальных механизмов и моделей взаимодействия этнических общин, как тех, которые давно проживают в российских регионах, так и новообразовавшихся вследствие активных миграционных процессов.

Литература

  • 1. Глушкова В.Г. Социальный портрет Москвы на пороге XXI в. М.: Мысль, 1999.
  • 2. Журавлев Г.Т. и др. Общественное мнение населения Москвы // Пульс.
  • 1995. № 1 (49). С. 13.
  • 3. Журавлев Г.Т. и др. Межнациональные отношения в Москве // Пульс.
  • 1996. № 44 (128). С. 15.
  • 4. Здравомыслов А. Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М., 1997.
  • 5. Клупт М.А. Демография регионов Земли. СПб.: Питер, 2008.
  • 6. Москва глазами социологов // Симптом. 1995. № 2 (26). С. 45.
  • 7. Население СССР за 70 лет. М., 1988. Гл. 2.
  • 8. Официальный сайт Следственного комитета РФ. 21.05.2009. http://www. sledcorn.ru/actual/4637/ (дата обращения 23.01.2013).
  • 9. Пайн Э.А., Попов А.А. Межнациональные конфликты в СССР // Советская этнография. 1990. № 1.
  • 10. Середина М.И. Этнические аспекты социального взаимодействия в мегаполисе на примере Москвы // Эффективное антикризисное управление. 2012. № 3 (72). С. 104—111.
  • 11. Середина М.И., Фодоря А.Ю. Методологические основы социального взаимодействия этнических групп в современных мегаполисах мира // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2011. № 41. С. 73-80.
  • 12. Середина М.И., Фодоря А.Ю. Проблемы социального взаимодействия этнических общин и профилактика этнических конфликтов в современном мегаполисе: Тезисы докладов // Социология в системе научного управления обществом: Материалы IV Всероссийского социологического конгресса. Москва, 2—4 февраля 2012 г.
  • 13. Середина М.И., Фодоря А.Ю. Проблемы формирования и взаимодействия этносов в современных мегаполисах (на примере Лондона, Нью-Йорка и Москвы) // Модернизация регионального экономического пространства: зарубежный и отечественный опыт: Сб. ст. М.: Финансовый университет при Правительстве РФ, 2012. С. 118—121.
  • 14. Социология: Учебник для вузов / Под ред. проф. Н.Г. Скворцова. М.: Проспект, 2009.
  • 15. Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997.
  • 16. Фодоря А.Ю. Социальный институт взаимопомощи и его эволюция в процессе модернизации модельных этносов: Монография. М.: МГУС,
  • 2005.

Фодоря А.Ю. Использование опыта общинной взаимопомощи в системе местного самоуправления // Россия: идеи и люди: Сб. науч. ст. / Под науч. ред. д-ра ист. наук, проф. В.Э. Багдасаряна. Вып. X. М.: МГУС,

2006. С. 189-195.

Фодоря А.Ю. Общественные ассоциации как организационная форма института взаимопомощи в современном российском обществе // Образ жизни различных групп населения, находящихся в трудной жизненной ситуации: Материалы II междунар. науч.-практ. конф., 30—31 мая 2006 г. / Под общ. ред. проф. П.Д. Павленка. Ч. IV. М.: МГУС, 2006. С. 246-256.

  • 17. Фодоря А.Ю. Ранние институты социальной поддержки в самоорганизующихся системах традиционного общества: Монография. М.: Изд-во МГОУ, 2006.
  • 18. Фодоря А.Ю. Место и роль традиций взаимопомощи в современных условиях // Личность и общество: проблемы педагогики, психологии и социологии: Сб. науч. тр. / Под ред. проф. П.Д. Павленка. М.: РГУТиС, 2010. С. 180-190.
  • 19. Фодоря А.Ю. Социальный институт взаимопомощи в современной молодой семье Подмосковья // Сервис Plus. 2011. № 1. С. 28—36.
  • 20. Фодоря А.Ю. Традиции молодой городской семьи Подмосковья в современных условиях. Ч. 2: Культурно-исторический опыт семейной стратегии и сохранение элементов традиционализма (семейной взаимопомощи и солидарности) как важнейший фактор стабилизации российского общества // Сервис Plus. 2011. № 3. С. 26—35.
  • 21. Фодоря А.Ю. Концептуальные основы изучения социального института взаимопомощи в социологии и социальной антропологии // Сервис в России и за рубежом. 2012. Т. 28. № 1. С. 68—74.
  • 22. Фодоря А.Ю. Место и роль института взаимопомощи в становлении гражданского общества в современной России // Сервис в России и за рубежом. 2012. Т. 28. № 1. С. 75—80.

  • [1] Население СССР за 70 лет. М., 1988. Гл. 2.
  • [2] Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997. С. 480.
  • [3] Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве.М„ 1997. С. 6.
  • [4] Там же. С. 7.
  • [5] Пайн Э.А., Попов А.А. Межнациональные конфликты в СССР // Советскаяэтнография. 1990. № 1.
  • [6] Здравомыслов А.Г. Указ. соч. С. 7—8.
  • [7] Клупт М.А. Демография регионов Земли. СПб.: Питер, 2008. С. 138.
  • [8] Социология: Учебник для вузов / Под ред. проф. Н.Г. Скворцова. М.: Проспект,2009. С. 278.
  • [9] Социология. С. 17.
  • [10] Журавлев Г.Т. и др. Межнациональные отношения в Москве // Пульс. 1996. № 44 (128). С. 15.
  • [11] Журавлев Г.Т. и др. Общественное мнение населения Москвы // Пульс. 1995. № 1 (49). С. 13.
  • [12] Там же. С. 37.
  • [13] Глушкова В.Г. Социальный портрет Москвы на пороге XXI в. М.: Мысль, 1999. С. 91.
  • [14] Москва глазами социологов // Симптом. 1995. № 2 (26). С. 45.
  • [15] Официальный сайт Следственного комитета РФ. 21.05.2009. URL: http://www. sledcom.ru/actual/4637/ (дата обращения 23.01.2013).
  • [16] ~ Официальный сайт Института демографических исследований. URL: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=44&idArt=1419 (дата обращения23.01.2013).
  • [17] Социологическое исследование на тему «Потенциал взаимодействия этническихобщин в условиях возрастающего социального многообразия национальностей»проводилось в 10 административных округах и 20 районах Москвы в 2011 г.В каждой точке опроса методом случайной выборки опрашивалось 15 женщини 15 мужчин. Объем выборки составлял 600 человек (из них 123 человека отказались участвовать в опросе). Второе исследование на тему «Этнические общиныв мегаполисе: проблемы формирования и взаимодействия» проведено в 2012 г.среди населения Москвы и Московской области (N = 1350 человек. Выборкаквотная (по времени проживания в московском регионе, по социальному статусу и гендерному составу, по возрасту и образованию)).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >