История зарубежного правоведения

Древневосточная и античная традиции развития правовой науки: аспекты методологии, поиск оснований государственного устройства, разработка концепций осуществления власти, обоснование ценности права

Основные закономерности развития юридического научного знания могут быть прослежены по разным направлениям — можно вести речь о количественном росте и усложнении структуры юридической науки, о процессах дифференциации и интеграции, сопровождающих развитие любого научного знания, о характерных особенностях, свойственных идеям о государстве и праве в Древнем мире, в Средние века, в Новое и Новейшее время, о понимании права в то или иное историческое время.

В рамках истории политических и правовых учений, преподаваемой в высших учебных заведениях юридического профиля, рассматриваются закономерности развития взглядов на общетеоретические проблемы государства и права. В большей или меньшей степени разработана история отраслевых юридических наук[1] — международного, конституционного, уголовного, гражданского права и т. д.

В дальнейшем изложении речь пойдет об истории самых общих (методологических) подходов к юридическим исследованиям, к постановке юридических проблем, в рамках которых развивалось как общетеоретическое, так и отраслевое юридическое научное знание. Правовые идеи и доктрины до XIX в. разрабатываются в древневосточной, античной, средневековой традициях, в связи с естественноправовыми и договорными теориями XVIII—XIX вв.

Длительный период своего развития правовые концепции базировались на теологической парадигме. При анализе государственной и правовой жизни признавалась ее зависимость от Бога, от высших сил. Религиозным мистицизмом проникнуты многие древневосточные произведения, трактаты, правовые памятники.

Античные мыслители (Сократ, Платон и др.) нередко использовали обращение к Богу для доказательства объективного характера правовых явлений. Так, в мифе, рассказанном Платоном в диалоге «Политик», проблема развития человеческого общества получает религиозную окраску; человечество, как оказывается, возникло и некоторое время находилось на попечении иерархии божественных существ. Как отмечают исследователи, в трактовке древнеримского философа

Цицерона возникновение государства и права не по произволу людей (в противоположность распространенным в то время представлениям эпикурейцев о договорном происхождении государства), а согласно всеобщим требованиям природы, в том числе и велениям человеческой природы, означает, что по своей природе и сущности они (государство и право) носят божественный характер и основаны на всеобщем разуме и справедливости. Цицерон считает, что полезно убеждение граждан в том, что «над всем владычествуют и всем правят боги и что все совершается по их решению и воле»[2].

В античных учениях развивалась и материалистическая традиция. Так, при характеристике правового учения Аристотеля отмечают, что он занят поисками именно их естественно-человеческих (а не божественно-мифологических) оснований, что именно в человеке и его политической природе он усматривает истоки и объективные начала политико-правовых явлений. Тем самым позиция Аристотеля предстает как определенный синтез и дальнейшее развитие предшествующих подходов к политико-правовой проблематике и к ее рационально-теоретическому исследованию[3].

Одна из основных тем древневосточной политико-правовой мысли — разработка концепции управления государством, предлагаемой правителю. В отличие от ранних западных форм государства (политико-правовая практика древнегреческих городов-государств знала различные разновидности единоличной, аристократической и демократической власти, что влекло рассуждения о достоинствах и недостатках различных форм правления, поиск наилучшей формы правления) организация верховной власти на Древнем Востоке могла быть только монархической. Поиск иной формы правления здесь был невозможен, главенствующую роль в политической мысли занимали управленческие теории, основным содержанием которых стали практические рекомендации правителю относительно организации и методов управления страной. Поэтому мы имеем ряд достаточно интересных управленческих теорий, каждой из которой свыше 2 тыс. лет.

Истории юридической науки известны правовые взгляды, существовавшие еще в государствах Древнего мира — Древнем Египте, Вавилоне, Индии, Китае. Эти взгляды не развились до формирования теоретических правовых положений и концепций, но в то же время получили определенное отражение в законодательных актах, судебных решениях, религиозных, этических, философских учениях и проч.[4]

Значение истории правовой мысли Древнего Китая для человечества столь велико, а Китай дал миру так много выдающихся мыслителей, что эта тема практически неисчерпаема, и ее серьезное исследование еще только начинается[5]. В соответствии со взглядами Лао-цзы (VI—V вв. до н. э.), легендарного основателя даосизма («Дао дэ цзин»), дао представляет собой лежащую в основе всех вещей естественную закономерность, абсолютное мировое начало; постичь дао и следовать ему, в том числе и в социальной жизни, — такова задача «совершенномудрого», к этому должен стремиться и наилучший правитель.

Учение Конфуция (Кун-цзы, 551—479 гг. до н. э.) содержится в «Лунь юй» («Беседы и суждения»). Это записи высказываний Конфуция по различным вопросам или в разных ситуациях, которые сделаны учениками и последователями великого китайского философа. Конфуций разрабатывает моральный эталон «благородного мужа», находящий применение и в социально-политической жизни, в управлении государством.

Противоположная традиция в древнекитайской политико-правовой мысли представлена легизмом. Один из его основоположников — Шан Ян (Гунсунь Ян, 390—338 гг. до н. э.) в управлении государством предлагает делать ставку не на освященные древностью обычаи, не на моральные качества государя, должностных лиц и подданных, а на создание абсолютно послушного воле государя централизованного аппарата, с помощью которого достигается абсолютное повиновение народа, на жестокие наказания («Книга правителя области Шан»).

Древнеиндийские представления о правилах надлежащего управления, которым должен следовать государь, достаточно полно представлены в «Законах Ману» («Манавадхармашастра» — предписания, составленные как будто бы мифическим прародителем людей Ману, создавались в период между II в. до н. э. и II в. н. э.) и «Артхашастре» (варианты переводов — «Наука политики», «Наставление о пользе»; первоначальное авторство трактата приписывается брахману Каути- лье, IV в. до н. э., его содержание также в дальнейшем дополнялось на протяжении нескольких веков).

  • [1] См., например: Грабарь В. Э. Материалы к истории литературы международногоправа в России (1647—1917). М., 1958.
  • [2] Платон. Политик // Платон. Собр. соч.: в 4 т. Т. 4. М., 1994. С. 21; Цицерон. О законах // Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. М., 1994. С. 114.
  • [3] См.: История политических и правовых учений. Древний мир / отв. ред.В. С. Нерсесянц. М„ 1985. С. 258, 259, 279.
  • [4] См.: Нерсесянц В. С. Право и закон. Из истории правовых учений. М., 1983. С. 17.
  • [5] См.: Ударнее С. Ф. История политических и правовых учений. Древний Восток:академический курс. СПб., 2007. С. 327.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >