Организационно-экономический аспект развития налоговой системы

В научной литературе нет однозначного понятия организационно-экономического механизма. Под организационно-экономическим механизмом в целях изучения курса предлагается понимать совокупность налоговых инструментов и закрепленных в организационноправовых формах методов их использования в целях обеспечения инвестиционного и предпринимательского роста в экономике.

Каждая сфера государственных интересов обладает необходимым и экономически обоснованным комплексом механизмов, позволяющих не просто регулировать самые разнообразные бизнес- процессы, но и мотивировать их развитие или стагнацию.

В этом плане «налоги влияют на стимулы фирм к производительному инвестированию, ослабляя связь между усилиями и вознаграждением и увеличивая стоимость материалов, поступающих для обеспечения производственного процесса. Имеют значение и ставки сборов, и стоимость выполнения требований. Если налоги применяются или взимаются в неравной мере, они могут также подорвать конкуренцию».

Перефразируя один из тезисов разработанной лауреатом Нобелевской премии по экономике Ф.А. Хайеком концепции денационализации денег, можно выделить те точки напряжения, которые, по мнению предпринимательского страта, препятствуют нормальному ведению бизнеса: «Мы считаем противоестественными попытки государства заставить нас пользоваться своей слабой валютой, контролировать наши счета, подвергать произвольному налогообложению. Мы испытываем также своего рода отвращение к попыткам «планировать» нас, определяя, например, количество денег, необходимых России тем же самым манером, каким еще недавно определялись потребности в чугуне, электроэнергии или мужских костюмах».

В определенной степени обоснованная денежная монополия государства стала источником негативной тенденции, когда денежная политика направляется финансовыми соображениями. Вред может причинить и обратное влияние власти над предложением денег на финансовую политику. Доказательством этого служит рост государственных расходов в большинстве европейских стран за последние 30 лет за счет национального дохода. С другой стороны, инфляция переводит людей с данным уровнем дохода в категорию с большим уровнем налогового изъятия, чем они могли предвидеть, когда одобряли налоговую шкалу.

Вместе с тем утвердившееся в качестве нормы для некоторых государств положение бюджетного дефицита и выход за пределы утвержденных бюджетных показателей еще больше увеличивают размеры той доли продукта в реальном выражении, которая направляется на удовлетворение потребностей государства в расходах. Даже если саму налоговую систему нельзя «обвинить» в том, что заложенное природой государственных интересов ее главное назначение в претворении в жизнь всех потребностей государственного аппарата, поскольку согласно «теории договора» ее цели шире и имеют выраженную общественную полезность, то система и методы налогового администрирования напрямую зависят от проводимой финансовой политики.

Охарактеризовав содержание и свойства методов налогового администрирования с позиции анализа мнений хозяйствующих субъектов, можно прийти к выводу о том, что инвестиционный прорыв в национальной экономике в настоящий момент неосуществим вследствие отсутствия серьезных сдвигов в тенденциях. Серьезное усиление деловой и инвестиционной активности невозможно в условиях, когда почти 53% респондентов опроса считают налоговые органы наиболее бюрократизированными и 17% опрошенных - наиболее коррумпированными органами в структуре государственной власти.

Методы налогового администрирования являются рабочей схемой выражения налоговой политики государства. Как известно, налоговая политика характеризуется смешением фискальной и регулятивной функций налогообложения, которое, в свою очередь, берет начало от политики перераспределения. Вместе с тем, целесообразно отметить, что налоговое администрирование не считается единственной составляющей диалектики перераспределения.

Предусмотренные теорией налогов типы налогообложения также являются активной составляющей политики перераспределения. Вместе с тем существует мнение, что «политика перераспределения всегда связана с дискриминацией меньшинств, поскольку она неминуемо должна быть направлена на удовлетворение предпочтений и интересов большинства». Любая экономическая система провоцирует расслоение общества, определяя его социальную структуру, и делит его на бедный класс, средний и богатый классы. Налоговая система, а именно тип налогообложения, свойственный той или иной налоговой системе, закрепляет такую экономическую иерархию.

Экономисты, исследовавшие теорию и этику перераспределения, например, Б. де Жувенель и Ф. Хайек, под большинством понимали представителей среднего класса, которые и должны нести наибольшую налоговую нагрузку, поскольку одновременно являются получателями в схемах перераспределения доходов. Сложившаяся в России социально-экономическая структура предполагает следующие пропорции классов: 10-11% - беднейшая группа, 84-85% - средний класс и 5% сопоставимы с высшим классом. Если учитывать, что средний класс играет роль гаранта экономической стабильности государства, то вполне закономерен вопрос, почему пока в России средний класс находится не в авангарде экономических реформ?

В любом стабильном обществе принадлежность к среднему классу определяется сочетанием трех компонентов. Во-первых, это уровень доходов и набор материально-имущественных активов. Во- вторых, уровень образования и статус - должностной, профессиональный, положение на рынке труда. Наконец, в-третьих, самоидентификация человека. В России целостность нарушилась, и эти три признака работают разнонаправленно.

Прослойка общества, которая удовлетворяет всем трем признакам, составляет примерно 7%, еще для 8% характерно совпадение двух признаков из трех, в целом, принадлежность к среднему классу 15% населения - неплохой результат, учитывая особенности экономической эволюции российского государства. Однако оставшиеся

70% общества оказались в группе «ниже среднего или выше среднего».

Поскольку для российской налоговой системы в основном характерен пропорциональный тип налогообложения, то прослойка в 70%, с одной стороны, несет налоговой бремя, соответствующее статусу среднего класса, но, с другой стороны, не включены в программу социального развития, что в принципе логично, поскольку государственная социальная политика не может распространяться на 70% населения.

Появление защищенного класса в любом случае влечет увеличение государственных расходов и рост налогообложения, распространение же условий социальной защиты на все общество изменяет роль государства в перераспределении доходов и вызывает более значительный рост системы общественных финансов, чем это необходимо для выполнения социально-экономической функции. Государство с помощью налогового механизма в такой ситуации неизбежно будет опекать налогоплательщиков, чтобы легализовать централизованное использование бюджета для стабилизации экономики в целом и субсидирование общественной и культурной деятельности.

С другой стороны, нельзя не учитывать, что 70% населения страны практически исключены из хозяйственного процесса, а это, несомненно, снижает потенциал налоговой системы российского государства. Экономические реформы и преобразования не доходят до большинства населения, а если и доходят, то в очень ограниченном аспекте. Благоприятный вектор экономического развития может потенциально вывести в идеальный средний класс до 50% населения, в случае неуправляемого экономического кризиса 40-50% населения могут оказаться в зоне бедности. Необходимо прийти к пониманию, что за группу «выше и ниже среднего» ответственна именно экономическая политика, социальные рычаги здесь могут оказать только вспомогательное действие. При этом необходимо вести осмотрительную налоговую политику, избегая «подводных камней» политики перераспределения.

Неадекватное восприятие модели перераспределения доходов и расходов может изменить правильно и последовательно рассчитанный курс экономических реформ, а в качестве инструмента будет использован опять-таки налоговый механизм. Критикуя политику перераспределения, Б. де Жувенель указал, в частности, что «правители, конечно, склонны считать, что чем большую часть личных доходов им удается привнести в казну, тем это лучше для общества в целом. Ведь кто, как не они, являются лучшими радетелями за общественное благо, которое не дано понять индивидам, занятым преследованием своих эгоистических интересов? Налогоплательщики, однако, в течение веков демонстрировали плохое понимание высшей способности своих правителей тратить заработанные гражданами деньги и упрямо отстаивали свое право использовать свои доходы, как они сами считают нужным».

Созданное в результате такой налоговой опеки общество бесплатных услуг только на словах будет являться таковым, поскольку услуги, оплачиваемые за счет взимаемых налогов, нельзя считать бесплатными. Более того, если государство изымает высокие доходы и вводит обоснованные лишь с точки зрения бюджетных интересов ставки налога на сбережения и инвестиции, оно само должно взять на себя эти функции, так как индивиды уже не в состоянии их осуществлять. Таким образом, государство неизбежно усиливает контроль над всеми сферами общественной жизни. Политика централизации в таком ключе приведет к отсутствию в необходимости налогового регулирования, что само по себе недопустимо.

Возможность деловой и инвестиционной инициативы, устранение бюрократических барьеров и другие элементы должны быть органично включены в фундаментальные экономические процессы.

Существуют различные экономические методы, применяемые государством для балансирования бюджета и регулирования экономического цикла. Такая политика направлена на сглаживание колебаний экономики и преодоление негативных последствий спадов. Она носит название фискальной политики и может быть использована для стабилизации экономики.

Дискреционная фискальная политика представляет собой сознательное манипулирование налогами и правительственными расходами с целью изменения реального объема национального производства и занятости, контроля над инфляцией и ускорения экономического роста.

Фундаментальная цель фискальной политики состоит в том, чтобы ликвидировать безработицу или инфляцию. В период спада на повестке дня возникает вопрос о стимулирующей фискальной политике. Она включает:

  • 1. Увеличение государственных расходов.
  • 2. Снижение налогов.
  • 3. Увеличение государственных расходов с одновременным снижением налогов.

Если в исходном пункте имеет место сбалансированный бюджет, фискальная политика должна двигаться в направлении правительственного бюджетного дефицита в период спада или депрессии. И наоборот, если в экономике имеет место вызванная избыточным спросом инфляция, этому случаю соответствует сдерживающая фискальная политика. Она включает:

  • 1. Уменьшение правительственных расходов.
  • 2. Увеличение налогов.
  • 3. Уменьшение правительственных расходов при увеличении налогов.

Фискальная политика должна ориентироваться на положительное сальдо правительственного бюджета, если перед экономикой стоит проблема контроля над инфляцией. Однако важно помнить о том, что размеры чистого национального продукта зависят не только от разницы между правительственными расходами и налогами (т.е. от размеров дефицита и положительного сальдо), но и от абсолютных размеров бюджета. Главным показателем бюджета считается размер бюджетного дефицита (излишка).

Не дискреционная политика предполагает действие встроенных стабилизаторов, поэтому необходимые изменения в относительный уровень государственных налогов и расходов вносятся автоматически. Эта автоматическая или встроенная стабильность не включается в рассмотрение дискреционной политики, т.к. при этом предполагается существование аккордного налога (обеспечивающего взимание определенного процента ЧНП).

Встроенная стабильность возникает в связи с тем, что в реальности налоговая система обеспечивает изъятие такого чистого налога (общая величина налога за вычетом трансфертных платежей и субсидий), который варьируется пропорционально величине ЧНП. Почти все налоги дают увеличение поступлений по мере роста ЧНП. В частности, индивидуальный подоходный налог имеет прогрессивные ставки, следовательно, по мере роста ЧНП дает более чем пропорциональное увеличение поступлений. По мере роста ЧНП увеличиваются налоги с дохода корпораций, с оборота и акцизы. И увеличивается величина налогов на зарплату по мере создания новых рабочих мест.

Трансфертные платежи имеют прямо противоположное поведение. Выплаты пособий по безработице, пособий по бедности, субсидий фермерам - все они сокращаются во время экономического подъема и возрастают во время спада производства.

Встроенный стабилизатор - любая мера, которая имеет тенденцию увеличивать дефицит государственного бюджета (или сокращать его положительное сальдо) в период спада и увеличивать его положительное сальдо (или уменьшить его дефицит) в период инфляции без необходимости принятия каких-либо специальных шагов со стороны политиков. Как раз этим характеризуется большинство современных налоговых систем.

Однако встроенные стабилизаторы не способны скорректировать нежелательные изменения равновесного объема ЧНП. Все, что делают стабилизаторы - ограничение размаха или глубины экономических колебаний. Поэтому кейнсианские экономисты соглашаются, что для коррекции спада сколь либо значительных масштабов требуются дискреционные фискальные мероприятия, то есть изменения налоговых ставок, налоговой структуры и величины расходов.

В ответ тем, кто выражает обеспокоенность по поводу существенной (опасной) величины федеральных долгов, к которым может привести проведение политики функциональных финансов[1], ее сторонники выдвигают три аргумента. Во-первых, налоговые поступления автоматически возрастают по мере ускорения роста экономики. Следовательно, при данном уровне правительственных расходов дефицит, успешно стимулирующий рост объемов равновесного ЧНП, будет отчасти самоликвидироваться. Во-вторых, при данных правах по установлению налогов и способности создавать деньги возможность правительства финансировать дефицит практически безгранична. Наконец, признается, что проблемы, порождаемые большим федеральным долгом, на самом деле намного менее обременительны, чем полагают большинство людей.

Современная фискальная политика признает использование бюджетных дефицитов для целей стабилизации экономики. А это может привести к образованию и росту государственного долга.

Анализируя фискальную политику в рамках модели совокупного спроса-совокупного предложения, мы пришли к выводу, что в краткосрочном периоде фискальная экспансия, финансируемая за счет заимствований, приводит к увеличению выпуска и, соответственно, может успешно применяться для стабилизации экономики в период спада. И, наоборот, жесткая фискальная политика, приводящая к снижению выпуска, может использоваться при перегреве экономики.

Итак, согласно традиционному взгляду, фискальная политика оказывает значительное влияние на уровень экономической активности и может успешно использоваться в качестве автоматического стабилизатора экономики. Посмотрим, сохранится ли этот вывод в свете современных теорий.

Рассмотрим современный взгляд на фискальную политику на примере налоговой политики. Предположим, что для оживления экономики государство планирует снизить налоги в первом периоде в рамках двухпериодной модели. Если снижение налогов не сопровождается снижением государственных расходов, то есть государственные закупки и государственные трансферты остаются на прежнем уровне, то в результате образуется первичный бюджетный дефицит. Будем считать, что дефицит покрывается за счет заимствования у населения (продажи населению государственных облигаций).

В результате увеличивается государственный долг. Считая, что снижение налогов в первом периоде не сопровождается снижением государственных расходов ни в одном из периодов, а также, полагая, что величина конечного долга остается неизменной, мы получаем, что заимствования государства, осуществленные в первом периоде, должны быть полностью погашены в следующем вместе с процентами. Для этого государству приходится во втором периоде повышать налоги, причем это повышение оказывается большим, чем первоначальное снижение, что объясняется необходимостью выплаты процентов по государственным облигациям.

Заметим, что полученные выводы об изменении налогов во втором периоде существенно опираются на предположение о том, что государство обязано выплатить долг (вместе с процентами) за рассматриваемый временной отрезок за счет своих доходов, не привлекая для этого новые заимствования.

Данное условие означает, что мы не позволяем государству строить пирамиду, оплачивая старые долги и процентные платежи по ним за счет новых займов. Это условие называют условием отсутствия пирамиды или условием отсутствия игры Понци (по имени ученого, описавшего данную пирамиду). Заметим, что данное условие имеет отношение не только к бюджетному ограничению государства, но и к бюджетному ограничению потребителя: выводя бюджетное ограничение потребителя, мы также предполагали, что он обязан выплатить долги вместе с процентами исходя из своих доходов, не прибегая к дополнительным займам.

Таким образом, из анализа бюджетного ограничения государства следует, что при сохранении неизменной расходной части бюджета, изменения в налоговой политики должны быть таковы, что приведенная стоимость этих изменений должна равняться нулю.

Посмотрим, как подобная политика отразится на потреблении. Поскольку приведенная стоимость налогов остается прежней, то и приведенная стоимость располагаемого дохода, стоящая в правой части бюджетного ограничения, не изменяется. Таким образом, подобная налоговая политика никак не влияет на бюджетное ограничение, а значит, остается прежним и потребление в каждом периоде. Этот результат, впервые полученный (и, заметим, отвергнутый) Давидом Рикардо еще в XIX веке, а затем уточненный Р. Барро в 1974г., носит название эквивалентности Барро-Рикардо.

  • [1] В соответствии с идеей функциональных финансов, вопрос о балансировании бюджета на ежегодной или циклической основе является второстепенным.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >