Религиозная идентификация современных россиян

Возрождение религиозной практики различными конфессиями в России находит различные оценки в обществе. Это и понятно, так как объяснение этому кроется в долговременной практике другой религии в обществе - воинствующем атеизме. Интересно в этой связи отметить, что в начале XX века критическое отношение к религии присутствовало в большинстве своем у части русской интеллигенции, которое было большевиками реализовано как определенная доктрина «воинствующего атеизма». Носителями и распространителями религиозных верований в настоящее время в российском обществе является также часть интеллигенции различной профессиональной принадлежности и разного образовательного ценза. Эти «властители дум» (в основном художественная и творческая часть российского общества) противопоставляют себя атеистическим воззрениям, но понимают религию зачастую «не религиозно», а социально-утилитарно, т.е. как средство поддержания норм морали и соотнесения себя с культурным историческим прошлым. Однако, как показывают исследования, степень религиозности у этих «властителей дум» значительно ниже, чем в целом у населения.

Отношение молодежи к возрождению религии довольно интересно, эта часть российского общества более открыта новым веяниям, она оценивает разрушение морально-нравственных опор прошлого в жизни общества и личности в соответствии со своим опытом жизни, поэтому в ней наиболее заметна склонность в тяготении к религии. Хотя следует отметить, что это тяготение ощущается больше к внешним проявлениям религиозной жизни, некоторой ее театральности и декоративности религиозных церемониалов, нежели к глубинным основам религии. Выборочные исследования показывают, что 1/3 респондентов из молодежи идентифицирует себя как религиозно верующие, но содержание и ценности религии для них еще далеки.

Довольно противоречивая ситуация сложилась в 2012-2013 гг. в ряде городов страны среди молодежи по отношению к Православной церкви, на которую обратили внимание социологические службы. Так, группа «Левада-центр» в 2012 году обратила внимание на заметное снижение доверия со стороны молодых людей к Православной церкви, что объясняется конфликтом по поводу поступка группы Pussy Riot. По мнению того же «Левада-центра», 27% респондентов в разных регионах страны осуждают церковь за жестокость позиции, появился даже «антиэлекторат» церкви, сторонники которого консолидировались в своем протесте.

Довольно нестандартную картину конфессиональной самоидентификации среди молодежи выявили исследования М.Мчедлова, проводившиеся по заказу Фонда Ф.Эберта в конце 90-х годов прошлого века. Вырисовывалась картина сложной структуры и размытости мировоззрения у молодежи (среди опрошенных молодых людей, верующих в Бога, оказалось 32,1%, колеблющихся между верой и неверием - 27%, безразлично относящихся к религии - 13,9%). Понимание религиозного мировоззрения среди молодежи различных конфессий оказалось размытым (колеблющихся между верой и неверием оказалось около - 30%, среди православных около 30%, мусульман- 14,3%). К верующим в сверхъестественные силы отнесли себя 6,5% православных, мусульман- 6,7%, католиков - 6,3%, иудеев - 10,0% [4:17]. Представители интеллигенции и молодежной среды, как показывают исследования, неоднородны в своих религиозных предпочтениях. Наряду с православным вероисповеданием, среди этой части общества формируются приверженцы новых религиозных движений. Их можно охарактеризовать как потребителей так называемого «рынка спиритуальных товаров». Интерес этой части людей в обществе реализуется во вневероисповед- ной мистике (вера в общение с духами, магию, знахарство, гадание, колдовство, астрологию). Природу подобного религиозно-мистического предпочтения можно объяснить не только освобождением от тотальной государственной идеологии в прошлом, но выбором ценностей и ориентаций в новых религиях. По всей вероятности, эти ориентации исходят из психологических установок людей, поиска ими новых социальных и эмоциональных ощущений. Так, чем можно объяснить поведение отдельных россиян (в большинстве своем женщин), проживавших в крупных городах, имевших достаточно высокий образовательный и материальный ценз, которые порвали со своим общественным положением и уехали в глубинку Сибири к новому гуру.

Велика ли религиозная вера у «новых верующих»? Какое религиозное содержание вкладывают они в понятие «религия»? Социологические исследования показывают, что большинство «новых верующих» не столько верят в Бога и основные положения религиозного уклада, сколько считают религию полезной для общества (из 100% респондентов, назвавших себя верующими, только 10-20% совершают молитвы в церкви, посещают проповеди, соблюдают пост). Вероятно, в мотивах «новых верующих» в большей степени присутствует конформизм, следование «за модой», или их идентификация осуществляется исходя из культурно-религиозной принадлежности к историческому социуму России.

Выбор религии современными россиянами представляет интерес в плане определения их конфессиональной принадлежности. По данным Всероссийского опроса ВЦИОМ, проводимого в 2010 году, и Левада-центра в 2012 году население страны распределялось по религиозной принадлежности следующим образом: исповедующие православие - 79%, (74% в 2012 г.), ислам - 5% (7% в 2012 г.), католицизм, протестантизм, иудаизм и буддизм - по 1% в обоих исследованиях, убежденные атеисты - 8% населения. Самоидентификация россиян в качестве респондентов тех или иных опросов зачастую не совпадает с общим числом верующих (количество приверженцев конкретных конфессий колеблется в пределах 70%). В большей степени идентификация основывается на отождествлении национального образа жизни с культурой, что для респондентов естественно [4:5]. Исходя из гендерного аспекта самоидентификации населения в качестве верующих и неверующих, заметим, что среди верующих россиян женщины превалируют (в разных исследованиях численность верующих женщин колеблется на уровне 60% от всех опрашиваемых респондентов). Даже беря во внимание визуальную оценку присутствующих прихожан в церкви во время богослужения, то невооруженным взглядом видно, женская часть верующих значительно доминирует над мужской частью прихода.

Религиозная среда любого города формируется как единство легально функционирующих в ней конфессий, религиозных общин (приходов) и верующих, имеющих право свободно выражать свои религиозные чувства. Состояние религиозной среды характеризуется своей подвижностью, что является отражением политического курса в стране и задач, решаемых в ходе его реализации.

Город Иваново является интересным объектом исследования этой проблемы, так как в его истории проявились все те процессы, присущие советской политической системе, отражающей маятниковое движение в оценке состояния религиозной среды. Направление социального «маятника» в городской среде в первой четверти XX века было четко очерчено советской властью на атеистическое развитие общества со всеми вытекающими из этого курса мероприятиями. Город Иваново являлся в советское время строительной площадкой новой атеистической социалистической идеологии в мировоззрении людей, ее результатом было уничтожение многих религиозных сооружений, даже несмотря на их архитектурную ценность.

Ворота Введенского женского монастыря в Иванове

В конце XX века, как следствие процесса возрождения религии, религиозная картина в городе и регионе была следующей. В регионе зарегистрировались и осуществляют религиозную практику 185 приходов в 3 православных епархиях, функционирует более десяти монастырей. Наиболее известными в области и за ее пределами являются: Свя- то-Николо-Шартомский мужской монастырь с подворьями в Москве и ряде других городов России, Свято-Николо-Тихона Лухского мужской монастырь, оба основаны в XV веке. Религиозную деятельность осуществляют женские монастыри: Свято-Введенский в Иванове, Свято-Успенский в селе Дунилове и др.

Только в городе Иваново свою деятельность осуществляют 8 православных церквей, мусульманская мечеть, 3 монастыря и молитвенные центры 30 религиозных конфессий, практикующих как самостоятельно, так и в помещениях производственных предприятий, медицинских и офисных учреждений. Учебно-образовательную и религиозную просветительскую деятельность проводят в городе Православное духовное училище и богословское отделение на территории местного гуманитарного университета. В Иванове в стадии завершения и освящения новый Покровский храм (попечителем его является известный московский адвокат И. Резник), завершена реконструкция кафедрального Успенского собора, строятся новые религиозные сооружения. В городе зарегистрирована деятельность следующих конфессиональных объединений: Русская Православная Церковь, старообрядческое объединение, мусульмайская община, церковь ангельских христиан-баптистов, иудаистская община, Ивановский христианский центр «Веры Евангельской», католическое объединение, Армянская церковь, Церковь христиан-адвенти- стов седьмого дня, Новоапостольская церковь, Ивановский центр «Общества сознания Кришны», объединение Свидетели Иеговы, Российская ассамблея Бога, Церковь «Благодать», Церковь Объединения, Городская общественная организация «Общество Рерихов Свет» и др.[4:2].

Исследование религиозной среды в Иванове происходило в инициативном порядке преподавателями кафедры социально-экономических теорий ИГХТУ в связи с научным проектом «Идентификация жителей промышленного города в соответствии с их религиозными представлениями и нормами» (грант РГНФ 12- 1337001 от 2012 года). Целью исследования являлось выявление состояния религиозной среды в городе, принадлежности его жителей к той или иной конфессии, оценка религиозного плюрализма и толерантности среди верующих, влияние межпоколенных связей на формирование религиозных верований. Также был сформулирован и ряд других целей.

Часовня в центре Иванова

Во-первых, необходимо было определиться в понимании устойчивости городского социума посредством идентификации респондентов в качестве «коренных» или «некоренных» жителей города.

Во-вторых, выявить посредством идентифицирующего признака

«глубоко верующий», «верующий», «скорее верующий» степень религиозности респондентов.

В-третьих, выявить предпочтение выбора респондентами той или иной религиозной конфессии.

В-четвертых, определить степень интенсивности участия респондентов в деятельности религиозного прихода (общины).

В-пятых, выяснить степень толерантности жителей города разного вероисповедания.

В-шестых, определить оценку респондентами государственно-религиозных отношений.

В-седьмых, определить корреспондирующую взаимосвязь между выбором респондентом той или иной религии и уровнем, видом его образования.

Выборка респондентов в исследовании составила 300 жителей города, проживающих в различных его административных районах. В качестве генеральной совокупности жителей города от 18 лет и старше бралась численность населения этого возраста на 01.01.2011 года - 296, 6 тысяч человек. Из общей численности респондентов мужчины составили 43,6%, женщины 56,4%. По национальному признаку респонденты распределились следующим образом: русские 88,1%, представители кавказского и среднеазиатского регионов - 1,9%.

По занятости в той или иной сфере деятельности респонденты распределилась следующим образом: предпринимательский сектор - 6,4%, служащие учреждений - 16,2%, квалифицированные рабочие - 17,5%, представители гуманитарной и технической интеллигенции- 14,1%, студенты - 16,7%, работники офисов и сферы услуг - 19,7%, свой вариант сферы занятости выбрали 3,8%. Безработные составили 1,7%.

Выборка предполагала учет вида и уровня образования респондентов: гуманитарное - 26,9; техническое - 11,8; медицинское - 5,9; экономическое- 48,7; другое - 6,7. Лица с образованием составили: неполным средним - 3,4%, средним - 11,1%, средне специальным - 23,4%, неполным высшим - 12,3%; высшим - 48,1%. Основным методом исследования являлось анкетирование, предусматривающее постановку более 30 вопросов для респондентов от 18 лет и старше. Характерный для социума города гендерный аспект принимался во внимание [4:18].

Коренные жители Иванова, начиная с 20-х годов прошлого столетия, были свидетелями действий власти по планомерному организованному уничтожению и массовому закрытию религиозных центров, памятников истории и материальной культуры. По меткому замечанию пролетарского поэта В.Маяковского: «...город Иваново строился заново». Вследствие этой «новизны» в городе были уничтожены архитектурные ансамбли известных зодчих К.Тона, Ф.Шехтеля, И.Бондаренко - всего было уничтожено более 20 религиозных сооружений. Интересен в связи с этим факт оценки деятельности городских властей главным архитектором Ленинграда, профессором Л.А.Ильиным (автором первого генерального плана Иванова) по поводу намерения разрушить 106

архитектурный ансамбль Покровского монастыря. Ильин Л.А. писал в письме, датированном 1929 годом., о том, что с уничтожением этого архитектурного сооружения «...будет снесена, безусловно, живописная и ценная не только в масштабах Иваново-Вознесенска старинная игрушка.... Я считал бы это большой потерей для живописности города и большой ошибкой». Однако этой оценки не услышали городские власти, и храмы были взорваны [4:4]. Последний акт вандализма по разрушению храмового комплекса произошел в 1977 году, когда была взорвана церковь иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость». Вместо уничтоженного храмового комплекса иконы Богородицы властями предполагалось строительство на зачищенной территории легкоатлетического манежа по типу московского манежа имени братьев Знаменских. Надо отметить, что после зачистки территории и проведения земляных работ строительство было прекращено и заброшено. У коренных жителей города, несмотря на множество препон функционированию православной церкви со стороны советских властей и разрушению памятников материальной религиозной культуры, все-таки сохранилась память о местах, где функционировали православные храмы. В настоящее время храмовый комплекс восстановлен на том же месте как сооружение-новодел.

На рубеже XX-XXI вв., когда стрелка маятника «социального барометра» качнулась в обратное направление (от воинствующего атеизма к возрождению религии), на местах взорванных монастырей, храмов и часовен воздвигаются и освящаются церковные сооружения-новоделы и в них формируются религиозные приходы горожан. Православной епархии передаются бывшие религиозные сооружения, используемые в советское время под промышленные объекты. Это наблюдается в Ивановской области повсеместно. В начале XXI века в Ивановской области стало функционировать три православных епархии, которые объединяют в себе 12 монастырей, 185 приходов и епархиальное училище. Таким образом, в городе стала активно формироваться религиозная среда.

Доминантой городской жизни, в том числе и религиозной среды, являются коренные жители, формирующие его устойчивость и сохраняющие представления о традиционных социально-культурных и экономических формах жизни города. По нашему мнению, именно коренные жители, характеризующиеся критерием «проживание двух-трех поколений в данном месте», отличаются устойчивой социальной памятью о жизни городской среды, в том числе и о функционировании религиозных организаций в городе. Однако устойчивость социумов городов никогда не была абсолютной, она нередко зависит от экономических, демографических и социально-политических условий. Даже в период жестких мер в 20-30-е и в 50-е годы XX века, когда большей части населения страны не выдавались паспорта и ограничивалось его передвижение, существовали мигранты-лимитчики, которые вливались в состав жителей городов. В настоящее время миграционные потоки стали повсеместным явлением. Учитывая это обстоятельство, в исследовании предполагалось выделение в составе жителей категории «коренные жители города». Респондентам предлагался вопрос: Ваши родители родом из Иванова? При обработке социологической информации выяснилось, что у 48,5% респондентов мать являлась уроженкой Иванова, а у 47,7% респондентов отец являлся также уроженцем Иванова. Таким образом, можно экстраполировать количественный уровень коренного населения в городе - примерно 48%. Не отнесли себя к категории коренных жителей по рождению матери - 50,2% и по рождению отца - 50,2% респондентов.

При всем том, что исторически (советский период истории России) население города Иваново во многом формировалось за счет привлекаемой рабочей силы со стороны, в нем, как видно из социологических данных, сохранялся и воспроизводился слой его коренных жителей, носителей социально-культурной памяти о городе. Что представлял собой миграционный поток в город и повлек ли он последствия для оценки состояния в нем религиозной среды. Этот вопрос следует также рассматривать исторически, учитывая особенность города как в недалеком прошлом текстильного центра страны. В настоящее время Иваново является городом с многонациональным составом населения, это объясняется чисто экономическими факторами, развитие текстильного производства в советское время потребовало множества рабочих текстильных профессий. Постановлением Совмина СССР разрешалось вербовать молодежь из территорий Поволжья, поэтому на текстильных фабриках города работали татары, мордва, чуваши, удмурты, марийцы, башкиры и др. Многонациональный состав жителей города стал пополняться и вследствие миграции людей в 90-е годы прошлого века. Причинами этого процесса явились: распад СССР, взрыв межэтнических конфликтов на бывшей его территории, экономический кризис, вызвавший массовую безработицу, как в самой России, так и в странах СНГ. Потоки мигрантов прибывали из других территорий РФ и СНГ (кавказского и среднеазиатского регионов), они направлялись в центр России, в промышленные города, в том числе и в Иваново. Так, мигрантов, выходцев из других территорий СНГ в 2011 году прибыло в город более 28 тысяч (по данным областного Управления Федеральной миграционной службы) в основном из Украины, Узбекистана, Азербайджана, Киргизии и Армении. Среди респондентов идентифицировали себя именно как выходцы из этих территорий бывшего СССР узбеки, кипчаки, таджики, азербайджанцы, армяне, грузины, а также северокавказского региона России - дагестанцы, чеченцы, ингуши.

Мигранты этнически нерусского происхождения, обладавшие характерным для них менталитетом, культурно-историческими особенностями, создавали «многоцветность» в социальной жизни городов России, в том числе и религиозное многообразие. Эти люди объединяются в рамках своих этнических диаспор, и религиозные требы исполняют на новом месте. Усиление потока мигрантов из указанных регионов привело не только к увеличению численности жителей города, но и вместе с татарской диаспорой к росту численности горожан мусуль- 108

майского вероисповедания. Это обстоятельство привело к необходимости создания исламского центра и строительства в Иванове мечети (в настоящее время она не вмещает всех верующих мусульман и вынесен вопрос о ее расширении или строительства еще одной мечети). Этому религиозному многообразию способствовала и миссионерская деятельность представителей различных религиозных движений. Все вместе это влияло на разрушение монополии одной конфессии на религиозную практику.

Святой Георгий на площади Победы в Иванове

Как следствие миграционных процессов происходило активное изменение мононационального состава жителей города. В настоящее время в Иванове с населением 408 тысяч человек (по данным на 01.01.2011 года) проживают представители 112 наций и народностей. Процесс постепенного превращения Иванова из мононационального города, в недалеком прошлом, в город с многонациональным составом населения вызвал необходимость создания Дома национальностей, объединяющего различные конфессионально-этнические группы для проведения социально-культурных просветительских мероприятий (в России это третий центр национальностей).

Таким образом, миграционные потоки в прошлом и настоящем повлияли на появление множества конфессий в религиозной среде города. Вполне естественно в таком многонациональном социуме города вопрос о религиозной идентификации его жителей приобретает особую актуальность.

Для выяснения сути вопроса о религиозном многообразии респондентам предлагалось ответить на ряд вопросов: Знаете ли Вы о религиозных группах, практикующих в городе? Назовите их. Чем Вы можете объяснить наличие множества религиозных практик в городе? Практически, большинство респондентов знают о функционировании в городе религиозных конфессий, хотя затрудняются их идентифицировать с этническими группами населения. В качестве причин, вызвавших такой религиозный плюрализм, респонденты отнесли и такие, как: крушение коммунистической идеологии воинствующего атеизма, а также причины экономического, социального и психологического содержания. К ним респонденты отнесли также юридическое признание свободы вероисповедания (16,2% респондентов), что естественно заложено конституционными положениями в стране, приток мигрантов в городской среде (26,1% респондентов), (освобождение от атеизма - 5,1%, не ответило - 52,6%). Такой расклад мнений респондентов подтверждает вышеуказанное положение о влиянии миграционных потоков на религиозное многообразие в Иванове.

Складывание современной религиозной среды в городе базируется на принципах открытого самовыражения религиозных чувств и участия в религиозной практике, отражающих положения Конституции РФ и закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 1997 года.

Возможностью открыто выражать свои религиозные чувства, а также открыто мотивировать свое отношение к религии, т.е. принадлежность к этому социальному институту, является одной из существенных координат, определяющих положение и поведение индивида. Как показало исследование, многие респонденты свою связь с религией выражают в категориях «глубоко верующий», «верующий», скорее верующий». Объединение этих групп респондентов в категорию «верующие» показало, что в возрасте до 18 лет, а также 18 лет и старше, они составляют 71,5%, т.е. в совокупности - доминирующее большинство. Это достаточно высокий уровень идентификации респондентов в качестве «религиозно верующих» среди населения в городском социуме. Наибольший процент респондентов, идентифицирующих себя в качестве верующих, приходится на возрастные группы 18-29 лет и 30-50 лет. Так, 78,1% респондентов в возрасте от 18 до 29 лет идентифицировали себя как «глубоко верующие», «верующие» и «скорее верующие»; 70,0% респондентов в возрасте 30-50 лет отнесли себя к группе просто «верующих». Объяснение этого феномена лежит на поверхности социальной жизни современного российского общества, которое положительно восприняло откат от монополизма коммунистической религии к возрождению традиционных исторических религий, функционированию в религиозном движении множества конфессиональных групп. Снятие всяких идеологических запретов на деятельность религиозных организаций и различного рода проповедников, широкое освещение религиоз- 110

ных тем в различных формах СМИ создало благоприятную основу для иной, нежели коммунистической, социализации людей, в том числе молодежи. Это также является доказательством растущей популярности религии в обществе. Даже некоторые попытки приостановить растущее влияние со стороны церкви (как это было в Иванове, конфликт власти и верующих в связи с передачей Введенского храма епархии) уже не давали должного успеха.

Несколько меньший процент верующих был идентифицирован в возрасте 50 лет и старше (66,7% респондентов), что может объясняться влиянием воспитания этого поколения жителей страны и города, в частности, в духе советского воинствующего атеизма и сохранения традиционного антирелигиозного мышления. Респонденты, заявившие о себе в категориях, как «скорее неверующий», «неверующий», составили 18,7%.

В процессе исследования религиозных предпочтений со стороны жителей города выяснилось, что доминирующее положение в религиозной среде среди конфессий занимает Русская Православная Церковь, т.е. православная конфессия, на это указали около 70% респондентов. О том, что в городе действует мусульманская община, респонденты знают, однако выборка среди них о принадлежности к этой конфессии оказалось малочисленной. Также выяснилось, что респонденты знают о том, что в городе действуют нетрадиционные религии, однако они не смогли назвать их разновидности.

Отметим, что самоидентификация респондентов к той или иной категории «верующий» сформировалась не случайно, а под влиянием определенных факторов. В ходе исследования в качестве гипотезы выделялся фактор влияния межпоколенных связей внутри семьи, т.е. влияния родителей на формирование религиозного мировоззрения. Для выяснения сопряженности между фактором влияния родителей на религиозность в семье и личным выбором самим респондентом религиозного воззрения был поставлен вопрос: Какова степень религиозности Ваших родителей и Вас лично? Так, 3,8% респондентов в возрасте 18-29 лет отметили, что их родители были глубоко верующими людьми, но только 3,7% респондентов данного возраста отнесли себя к такой категории верующих. Значительно выше был процент респондентов, назвавших своих родителей как «верующие» и «скорее верующие» (35,7% и 28,1%), и идентифицировавших себя как «верующие» и «скорее верующие» (37,9% и 26,4%). Респонденты в возрасте 30-50 лет назвали своих родителей «глубоко верующими» (6,1%), «верующими» (34,1%), скорее верующими (32,9%). Сами же респонденты идентифицировали себя в этих категориях соответственно 10,3%, 33,3%, 26,4%. Респонденты в возрасте 51 год и старше не идентифицировали своих родителей по критериям религиозности. Это объяснимо, так как социализация людей этого возраста происходила в условиях коммунистической идеологии. Такой расклад оценок респондентов в возрасте 18-29 лет и 30-50 лет по критериям уровня «религиозной веры» их родителей и лично опрашиваемых подтверждает гипотезу о влиянии родителей в семье на степень религиозности самих респондентов. Эта гипотеза подкрепляется и в ответах об оценках респондентами основ формирования религиозного воззрения, среди которых наряду с верой в Бога, знанием Библии и Евангелия, называлась также семья.

Выяснение глубины религиозной самоидентификация респондентов являлось одной из важных задач исследования. С этой целью перед респондентами была поставлена группа вопросов: 1) Что является основой Вашего религиозного воззрения? 2)Какие базовые принципы Вашего вероисповедания Вы знаете (соблюдаете)? 3) Читаете ли Вы религиозную литературу? При ответе на первый вопрос респондентами в качестве основы религиозного воззрения назывались религиозные источники: Библия, Евангелие, Коран, а также семья, любовь к Богу, вера, надежда на спасение, милосердие и др. Разброс ответов был большим, но доминирующим являлись религиозные источники, семья и вера в Бога. В качестве базовых принципов респонденты отметили такие, как: Заповеди Христа, Вера в единого Бога, принципы, изложенные в Коране (при всем этом не было названы сами принципы). Чтению религиозной литературы уделяется незначительное внимание, это интересно, такое положение наблюдается и среди людей, относящих себя к верующим. В ответах по этому вопросу сложился разброс мнений: читают постоянно только 4,3%, читают иногда 33,4%, читают редко 34,6 респондентов. Причем вопрос о чтении религиозной литературы вызвал интерес в большинстве своем у женщин-респондентов и в меньшей степени отвечали на него мужчины-респонденты. Подобные ответы респондентов могут быть свидетельством подтверждения тезиса об интересе к той или иной религии, но и в то же время об автоматической самоидентификации людей с религией (на это обстоятельство указывают также данные других исследовательских групп). Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что большинство респондентов, идентифицировав себя в качестве «верующих», исходили из исторически культурно-этнического признака: «русский - значит православный», «житель Кавказа - значит мусульманин». Таким образом, в самоидентификации индивида с той или иной конфессией срабатывает принцип автоматического соединения индивида с религией.

Признание религиозной принадлежности со стороны респондентов- горожан естественным образом должно выражаться в степени интенсивности их участия в религиозной практике. Респондентам предлагалось ответить на вопросы: 1). Являетесь ли Вы постоянным членом общины? 2) Как часто посещаете Вы центр (место) Вашей религиозной общины? 3) Помогаете ли Вы материально общине? 4) В каких мероприятиях общины Вы принимали участие? Как уже было выше сказано, уровень религиозности в городской среде достаточно высокий. Однако заявив о себе как верующий человек, лишь только каждый пятый респондент (21,0%) идентифицировал себя в качестве постоянного члена общины, около 50% респондентов ответили, что не являются таковыми. Таким образом, лишь 50% глубоко верующих и верующих людей являются членами религиозной общины.

На вопрос о частоте посещения центра религиозной общины ответы распределились следующим образом: о посещении прихода (общины) каждый день не дал ответа ни один респондент; посещают несколько раз в неделю 2,6%; посещают, по крайней мере, раз в неделю 5,1%; посещают несколько раз в месяц 2,1%; посещают несколько раз в год 8,5%; посещают меньше чем несколько раз в год 2,1% респондентов. Опрос ВЦИОМ, проводимый в 2010 году, показал, что 75% россиян, относящих себя к православным, регулярно посещают церковь, но причащаются лишь 4%. В нашем исследовании 70% «глубоко верующих» респондентов посещают центры своей религиозной общины несколько раз в неделю, или же, по крайней мере, раз в неделю. Среди респондентов категории «верующие», посещающих религиозные центры, оказалось около 30,0%.

Исследование также позволило, с определенной вероятностью, сделать предположение, что из идентифицировавших себя в качестве постоянных членов общины 21% являются истинно верующими людьми. Остальных респондентов, заявивших о себе в качестве верующих, можно характеризовать как невоцерковленных людей, которым все-таки небезразлична вера в Бога и религиозная культура. Отметим и такой еще момент в опросе респондентов-ивановцев, отдельные вопросы не привлекли внимания большинства респондентов. Автоматизм отнесения себя к верующим к той или иной религии «срабатывает» и в этом случае.

Существенным вопросом, отражающим отношение верующих к религиозной среде, является оказываемая материальная помощь религиозной общине. В настоящее время есть множество примеров, когда представители бизнеса или просто состоятельные россияне оказывают материальную и финансовую помощь в восстановлении религиозных центров в городах и на периферии, в сельской местности. Как показало исследование, респонденты по мере возможностей оказывают такую помощь. Так, среди респондентов, определивших себя как «глубоко верующие», помощь оказывают регулярно 60%; среди определивших себя как «верующие» оказывают помощь 62,5% и, наконец, среди «скорее верующих» оказывают помощь 60%. Конечно, это можно объяснять различными причинами, но в большей мере это может быть свидетельством невысокого, если не сказать, низкого уровня жизни прихожан.

Участие в жизни религиозной общины является одним из важных и вместе с тем необходимым признаком принадлежности к той или иной религиозной конфессии. Именно через общение и участие в религиозных церемониях прихода формируется общность и солидарность между единоверцами, сближающая их. Для выяснения степени участия в жизни религиозной общины респондентам был предложен вопрос: «В каких мероприятиях общины Вы принимали участие»? Многие респонденты, в основном это были православные верующие, ответили традиционно: причастие, в воскресных службах, в пасхальных службах, ежегодном крестном ходе в честь Казанской иконы Божьей Матери, рождественских мероприятиях, участие в проповеди, помощь в восстановлении храмов (ремонт, реставрация, уборка и т.п.). Респонденты-мусульмане назвали службы в мечети, участие в религиозном празднике Ура- за-байрам, Курбан-байрам (мусульманская Пасха), соблюдении поста Рамазан, а также в конкурсе чтецов на знание текстов (сур) Корана.

Религиозная среда характеризуется ценностными представлениями людей, реализуемыми в повседневной жизни. Какие ценностные представления являются в жизни людей определяющими и насколько они (ценности) влияют на поведение и стиль жизни людей? Респондентам предлагалось из предложенного перечня ценностных параметров (14 наименований) выбрать три наиболее важных. Разброс выбора ценностных параметров стиля жизни и поведения был большим. Процентное соотношение этих ценностных параметров в ответах респондентов позволило выделить три наиболее важных: нравственность (16,4%), духовность (15,6%), семья (10,0%). Оценка других ценностных параметров выглядела следующим образом: желание помочь другим людям - 9,1%, терпимое отношение к другим культурам - 8,0%, память о предках и посещение мест их погребения - 7,4%, сердечность и сопереживание - 6,8%, уважительное отношение к старшим - 6,7%, справедливость - 5,9%, жизненный оптимизм и патриотизм определились по 3,8%, родственные чувства - 2,4%, трудолюбие - 2,1%. Таким образом, можно отметить, что в стиле жизни, поведении современного жителя города переплетаются религиозные и светские нормы, что обогащает жизнь людей. Тезис о доминирующем влиянии религии на поведение и стиль жизни людей вряд ли состоятелен. При всем том, что респонденты религиозным нормам отдают значительное предпочтение и считают их определяющими (38,0%), гражданские нормы и правила пока все-таки превалируют в жизни людей.

Религиозная идентификация жителей города предполагает формирование особых групп верующих, в которых большую важность приобретает признание ими религиозных норм и принципов конфессии. Единоверцы сближаются и объединяются, солидаризуются в конфессиональной группе, несмотря на различие в профессии, партийной принадлежности, материальном состоянии. Вместе с тем наличие в городской среде множества функционирующих религиозных конфессий, исповедующих различные религиозные верования (в Иванове их около 30), приводит к разъединению людей, хотя они могут иметь схожие признаки по другим критериям связей и отношений. Подобное состояние религиозной солидарности и религиозного отторжения имело место в истории многих народов и выливалось в различные формы противостояния между людьми. В настоящее время данная проблема приобретает свою актуальность в связи с постановкой вопроса о формировании в сознании и поведении людей толерантного отношения верующих людей одного вероисповедания к представителям другой веры. Религиозные верования и нормы отражаются в психологическом настрое людей и в их поведенческих установках. В современной жизни известны межнациональные конфликты, природа которых кроется в религиозных преставлениях людей, переплетающихся с политическими пристрастия- 114

ми. События в ряде городов страны, где возникали конфликты между этническими группами населения (Кондопога, Кировская область, драка на Манежной площади и др.), свидетельствуют о неоднозначности оценок состояния толерантности и в российском обществе. Решение данной проблемы становится одним из важных вопросов социальной политики для городов с их многонациональным составом жителей.

Промышленные города в настоящее время характеризуются своей космополитичностью за счет притяжения в свою сферу мигрантов. Мигранты в этих городах испытывают двойственное положение. С одной стороны, они объективно вынуждены приспосабливаться к новому для них положению и зачастую терять свою социально-культурную идентичность, но, с другой стороны, мигранты стараются выживать в новой среде, формируют свои диаспоры и «навязывают» свои социальнокультурные установки городскому сообществу. В процессе исследования решалась проблема, каким образом респонденты, исходя из своей религиозной идентификации, оценивали отношение к толерантности? На вопрос о влиянии религии на отношение к представителям другой веры респонденты определились следующим образом: «Да, влияют», - заявили 38,0% респондентов, «Скорее нет» и «Нет», - отметили 18,4%. Для выяснения эмоционального настроя респондентов по отношению к людям другой веры был поставлен вопрос: Какие чувства вызывают у Вас люди другой религиозной веры? Большая часть респондентов заявили, что не различает людей по религиозной принадлежности (27,8%), однако значительная часть респондентов (20,5%) указали, что испытывает настороженность и неприязнь к таким людям. Это касается отношения к выходцам с Северного Кавказа. Смешивание этнической неприязни с религиозной дополняется эмоциональной окраской. В случае неприязни к людям другой религии, особенно выходцам из северокавказского региона, вероятнее всего срабатывает «след» чеченской войны, террористические акты со стороны мусульман-ваххабитов, а также оценка возможных перекосов в национальной политике, которые нашли отражение в сознании и оценках респондентов-жителей города. В то же время, если посмотреть на проблему толерантности с позиции деловых партнерских отношений, то большинство респондентов считают, что в подобных отношениях религия не является помехой (79,5%), есть и другая позиция, высказанная против деловых контактов с людьми другой веры (12,8%).

Проблема толерантности просматривается и в отношения людей к бракам молодежи разной религиозной принадлежности. Отрицательную оценку к смешанным бракам с представителями другой веры дали 52,1% респондентов, причем более категоричную позицию в этом вопросе заняли респонденты-мужчины. Вместе с тем 41,0% респондентов заявили, что не против подобного рода браков, это отметили в большинстве своем респонденты-женщины. Отметим, что в ответах жен- щин-респондентов по вопросу о смешанных браках было меньше неприязни. Вероятно, в этом случае срабатывает психологический фактор, т.е. умение выходцев с Кавказа «красиво» ухаживать за девушкой и располагать тем самым к себе, эти мужчины в меньшей степени употребляют алкоголь, они стремятся материально обустроить бытовую жизнь.

Церковь святой Троицы в центре Иванова

Современное возрождение и становление религии поднимает вопрос о развитии новых государственно-религиозных отношений в стране. Городской обыватель столкнулся с новым поведением политической элиты страны, когда ее представители участвуют в религиозных церемониях и открыто высказывают свою положительную позицию к религии. Г ородской житель является свидетелем восстановления религиозных центров, строительства храмов-новоделов и формированием религиозных приходов. Конечно, все это не могло не отразиться на оценках этому процессу. В исследовании была поставлена группа вопросов для оценки современной государственно-религиозной политики. Так, на вопрос: Следует ли размещать религиозную символику в государственных учреждениях (организациях)? ответы респондентов распределились следующим образом - согласны с этим 25,1%, в том числе мужчины-респонденты - 29,4%, женщины-респонденты - 23%. Это мнение поддерживают 25,1%, не поддерживают 60,4%, затруднились ответить 11,9%. По вопросу: Должна ли религия влиять на политику и дела государства? мнения респондентов были неоднозначными. Согласными оказалось 18,4%, согласен, но не совсем - 26,5%, не согласными сданным тезисом - 41,8%. Вопрос о введении в школах курсов религиоведения или истории религии также вызвал противоречивые суждения. «За введение» высказались 37,4%, «Согласен, но не совсем» - 24,4%, «Против» - 24,4%. Причем был поднят вопрос: Кто же должен проводить эти занятия? Специалистов-религиоведов в системе образования крайне мало, и проводят эти занятия в большей мере учителя истории и обществоведения, а в вузах - преподаватели философии. И те и другие не имеют специальной подготовки. Вопрос о том: Должна ли религиозная община платить налоги как все учреждения (организации)? Ряд респондентов считают, что религиозная община должна платить налоги, как и все налогоплательщики (41,9%). Определенный интерес вызвал ответ о том, что общину надо освободить от любых налогов на период ее становления (24,0%). Такой разброс мнений свидетельствует о том, что вопросы государственно-религиозных отношений по своей сути сложные, ответственность за воспитание молодежи в светском или религиозном аспекте лежит на всех социальных институтах, в том числе и религии, сохранение религиозных ценностей должно находиться не только во внимании церкви, но и в ведении государственных институтов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >