ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ И ОСОБЕННОСТИ ГОСУДАРСТВЕННООБЩЕСТВЕННОЙ МОДЕЛИ СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ

Все эти предпосылки привели к формированию новой парадигмы социальной помощи — государственно-общественной. Эта модель характеризовалась следующими основными чертами.

Во-первых, тем обстоятельством, что государство, выступая от имени всего общества, стало выполнять роль прямого и основного субъекта социальной помощи. Государство теперь не ограничивалось установлением правовых рамок благотворительности и контролем за исполнением законодательства в этой области. Оно создавало правовую базу, непосредственно регламентирующую социальную помощь в отношении практически всех ее видов, субъектов и институтов. Кроме того, власть в этот период формирует самостоятельную, мощную и разветвленную инфраструктуру социальной помощи. Государство создает и прочную экономическую базу этой деятельности на основе обязательных механизмов перераспределения, учреждаемых властью. Эта база создавала возможности для постоянного и систематического финансирования социальной работы, проводившейся государством. В силу чего одной из черт этой модели является гарантированность помощи. Социальная помощь теперь предоставлялась легально. Ее необходимо было оказывать и ее можно было требовать на правовой основе. Отсюда же — такая особенность властной социальной помощи, как минимализм. Государство предоставляло ее в размере меньшем, чем прожиточный минимум. Это было вызвано как ограниченностью экономических возможностей власти, так и стремлением избежать провоцирования социального иждивенчества, поскольку последнее противоречило интересам общества, от имени которого выступало государство.

Для данного периода развития социальной помощи характерны территориальный характер ее оказания и децентрализованность. Социальная помощь оказывалась преимущественно на уровне местного самоуправления. Это обстоятельство было обусловлено своеобразным характером государственности ранней индустриальной эпохи. С одной стороны, достоинство такой помощи заключалось в том, что муниципальное призрение осуществлялось органами, которые были в большей степени ориентированы на решение локальных проблем в интересах местного населения. С другой стороны, такая система чрезмерно зависела от местных экономических ресурсов, а потому не всегда могла быть достаточно эффективна.

Во-вторых, социальная помощь в рамках государственно-общественной парадигмы отличалась также сочетанием государственных и негосударственных институтов, форм, методов, принципов социальной помощи. Государство формировало институциональные условия для деятельности негосударственных субъектов социальной помощи, которые оказывали ее, если государственная помощь была недостаточной. Помощь, таким образом, должна была характеризоваться многосубъектностью и полиморфизмом основ. Гражданское общество привлекало к оказанию социальной помощи многочисленные и разнообразные в организационном, нормативном, экономическом и идеологическим плане субъекты для поддержания социального мира и согласия. Отсюда — субсидиарный (дополняющий) характер социальной помощи. Субсидиарность помощи заключалась в ориентации общества на взаимопомощь, предоставлении преимущественного права на оказание социальной помощи тем ее субъектам, которые находятся ближе к ее объектам. Общественными институтами, которые ближе всего соприкасаются с населением, являются семья, община, корпорация. Они и выступали в качестве субъектов социальной помощи, передавая функции призрения вышестоящим общественным структурам и особенно государству только в случае невозможности их реализовать самостоятельно. В силу этого такая модель предполагала и софинансирование различных по уровню субъектов социальной помощи.

В-третьих, эта помощь носила сугубо светский характер. Идеология, формы и экономические основы ее оказания (в том числе и со стороны церкви) базировались на отрицании подходов прежней конфессиональной модели помощи ввиду ее неприемлемости в новых исторических условиях. Идеологической основой светской модели благотворительности стала концепция национальной солидарности и социальной справедливости. Национальная солидарность означала, что, исходя из признания естественных и равных прав всех членов национального сообщества, социум принимает на себя обязанность оказывать помощь тем лицам, которые в силу объективных причин оказываются в трудной жизненной ситуации. Концепция социальной справедливости предполагала возможность распределения не только трудового (по результатам труда), но и уравнительного. Причем приоритет все же оставался за формами помощи, нацеленными на то, чтобы стимулировать индивида решать свои жизненные проблемы трудовыми методами, в рамках рационально определяемых интересов общества. Кроме того, в отличие от средневековой парадигмы, предполагалось оказание помощи всем индивидам, всем слоям населения без исключения. Основаниями для оказания помощи становились не сословный статус индивида и вероисповедание, а гражданство и место жительства. Таким образом, общественное сознание предполагало возможность перераспределения богатств на основе гуманистических и рационалистических ценностей, в интересах поддержания социального мира и согласия, а не на основе религиозного мировоззрения.

В-четвертых, государственно-общественная помощь была нацелена на противостояние определенным социальным рискам, характерным для этого этапа развития индустриальной цивилизации (социальное расслоение, безработица, вредные условия труда и т.д.). Однако, поскольку все они массово генерировали наиболее опасный риск — бедность, то к борьбе именно с этим социальным злом сводился смысл социальной помощи, именно борьба с бедностью центрировала все усилия общества как организатора социального призрения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >