СОЦИАЛЬНОЕ СТРАХОВАНИЕ КАК НОВЫЙ ВИД СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ

Во второй половине XIX в. возникает принципиально новый, но все еще тесно связанный с государственной помощью, вид социальной помощи — социальное страхование. Причина появления данного вида заключалась в том, что защита от объективно существующих массовых, предвидимых рисков, воспроизводимых капиталистическим характером хозяйственной деятельности развитого индустриального общества, была неосуществима способами, предлагаемыми властной социальной помощью. Ведь даже экономически активный, вполне самоответственный за свое социальное поведение индивид не имел и не имеет возможности самостоятельно противостоять рискам наступления старости, потери работы, болезни, инвалидности, профессионального заболевания, скоропостижной смерти, оставлявшим его самого и (или) его родных без средств к существованию. А это противоречит интересам не только самих рабочих, но и общества в целом. Оно, в силу неготовности масс противостоять этим рискам, постоянно находилось под потенциальной угрозой роста массовой преступности и революционных выступлений. Такая ситуация не отвечала и интересам капиталистов. Ведь они нуждались в сохранении на период кризисов резервной армии труда. Рабочий и в это время должен был, по расчетам работодателя, сохранять свою трудоспособность, не впасть в уныние и не вести асоциальный образ жизни. Государственная помощь не могла успешно противостоять рискам, вызывавшим массовую бедность, и обеспечить эти потребности общества путем создания высокого уровня защищенности трудящегося населения. Ведь колоссальная нагрузка, которая в этом случае ложилась на бюджет, неизбежно снизила бы и предпринимательскую активность, и производительность труда. Такая помощь способствовала бы лишь снижению трудовой мотивации и росту иждивенческих настроений. Помимо того с такой помощью не могло примириться общественное сознание, исповедовавшее, наряду с принципом ответственности общества за судьбу индивида, принцип личной ответственности индивида за свою судьбу.

На помощь обществу пришел многообразный практический и теоретический опыт, накопленный к середине XIX в. западной цивилизацией. Во-первых, к нему можно отнести социальное страхование, существовавшее в это время в рамках отдельных корпораций. Во-вторых, существенную роль здесь сыграли теоретические разработки ряда философов, рассматривавших взаимную помощь индивидов как инструмент защиты жизни, гарантированной им в соответствии с концепцией естественного права, и в то же время как средство обеспечения общественной справедливости. В-третьих, социальное страхование легитимировало такие базовые принципы общественной морали, как: индивидуальная ответственность трудящихся за свою судьбу (в том числе и за потенциальные риски своего существования); солидарная взаимопомощь работодателей и работников (которые будучи взаимно заинтересованы в реализации своих экономических интересов должны, следовательно, совместно противостоять угрожающим им социальным рискам); взаимная ответственность нанимателя, работника и государства (последнего — как основного инструмента обеспечения социальной стабильности) через установление и соблюдение правовых норм, регулирующих социальную взаимопомощь. В-четвертых, распространение социального страхования опиралось на уже привычную для общества субсидиарность социальной помощи (предполагавшую осуществление взаимопомощи работника и работодателя в рамках самоуправляющихся структур гражданского общества как наиболее эффективных).

На этой основе и была сформирована система социального страхования, распространившаяся на все западноевропейские страны и США.

В отличие от государственного призрения социальной основой страхования являлась не безвозмездная помощь, оказываемая государством от лица всего общества, выражавшего так свою общественною солидарность, а возмездная помощь, связанная с участием индивида в формировании страховых ресурсов. Она выражала самоответственность индивида и корпоративную солидарность. Если социальная помощь государства была направлена на защиту от бедности как свершившегося факта, требующего в глазах общества помощи, то социальное страхование было призвано предотвратить потенциально возможную массовую бедность. Если социальная помощь предоставлялась и экономически неактивному населению, то социальное страхование распространялось лишь на трудящихся. Если социальное страхование было направлено на основные риски, связанные с существованием индустриальной цивилизации, то социальная помощь — на риски в большей степени случайные и дополнительные, не охваченные системой социального страхования.

Объем услуг, предоставляемых сформировавшейся в модернизированных странах к концу XIX в. системой социального страхования, был весьма значителен. Во-первых, социальное страхование компенсировало возможное снижение дохода в связи с заболеванием. Компенсация осуществлялась путем выплаты части зарплаты и материальным обеспечением лечения. Во-вторых, компенсировались состояния старости и инвалидности. Формой компенсации здесь обычно служила пенсия. В-третьих, социальное страхование было направлено против угрозы производственного травматизма и профессиональных заболеваний. В этом случае социальное страхование предполагало возможность выплаты пострадавшим особой компенсации, позволяющей восстановиться и поддерживать прежний уровень жизни. Наконец, в-четвертых, социальное страхование было призвано минимизировать вредные последствия безработицы. Подвергшемуся этому риску застрахованному лицу полагалась выплата соответствующего пособия. Властная социальная помощь не охватывала столь широкого спектра рисков. Она носила более ограниченный во времени характер. Помощь со стороны государства обеспечивала лишь определенный, не зависящий от прежней работы, минимально приемлемый для общества уровень существования индивида, оказавшегося в жизненной ситуации, признаваемой государством объективно трудной.

Субъектами социального страхования, в соответствии с принципом субсидиарности, являлись не государственные учреждения, а страховые фонды. Они формировались за счет взносов работодателей, работников и (иногда) государства. Суть формирования фондов и выплат из них — в распределении рисков утраты трудоспособности на всех работодателей и работающих, платящих взносы. Резервирование средств осуществлялось при этом на основе социального партнерства. И наниматель, и наемные рабочие, и служащие отчисляли часть своих доходов во внебюджетные фонды социального страхования, из которых в случае наступления страховой ситуации производились выплаты. Поскольку фонды охватывали достаточно большие группы работников, то они могли использовать эффект распределения социальных рисков, которым подвергается меньшинство, на всех. Это обстоятельство делало ранее и делает сейчас систему экономически крайне эффективной. Размеры выплат не носят, в отличие от властной социальной помощи, минимального характера, обусловленного социальными представлениями о справедливости и богатством общества. Они жестко увязаны с размером предыдущих взносов индивида. Эти взносы, в свою очередь, обусловлены размерами заработной платы работника и его стажем. В связи с этим обычно предусматривается определенный минимальный страховой период, который служит основанием для выплат подвергшемуся риску члену фонда.

Несмотря на явно выраженные отличия государственной социальной помощи от социального страхования, между ними существует очень тесная взаимозависимость. Главное, что связывает государство как институт социальной помощи и социальное страхование — это нормативно-правовая база последнего. Право на выплаты у пострадавшего возникает на основе норм права. Именно необходимость их соблюдения гарантирует ему страховые выплаты в качестве члена фонда, вносящего страховые взносы. Это придает социальному страхованию устойчивость, стабильность. Это позволяет также создать действенный обязательный механизм общественного перераспределения доходов с целью социальной защиты подавляющего большинства населения. Это дает возможность оформить социальные гарантии прав застрахованных за счет постоянно осуществляемого государственного надзора. Поэтому, хотя в отличие от социальной помощи экономический механизм перераспределения общественных средств носит не бюджетный, налоговый характер, а страховой, корпоративный, все же это перераспределение строго обязательно.

Классическим примером законодательного регламентирования социального страхования стали законы, инициированные канцлером Германии О. фон Бисмарком (1815—1890). В 1883 г. Бисмарк добился от законодательного органа империи закона о принудительном страховании рабочих на случай болезни, в 1884 г. — от несчастного случая, а в 1889 г. — от инвалидности и старости. Причем это страхование осуществлялось в основном за счет предпринимателей. Такими мерами Бисмарк (и небезуспешно!) пытался противодействовать радикальной социалистической пропаганде и вывести рабочий класс из-под влияния марксистов-революционе- ров. Во Франции в 1889 г. принимается закон о производственном травматизме, так же обязывающий работодателей выплачивать вознаграждение рабочим, пострадавшим вследствие несчастных случаев на производстве. В Великобритании социальное страхование в основном реализовывалось силами многочисленных профсоюзов, последние стали главными учреждениями, осуществлявшими страхование своих членов и заставлявшими предпринимателей активно в этом участвовать.

В силу стабильности, устойчивости и гарантированности к концу XIX в. социальное страхование и социальная помощь становятся базовыми организационно-правовыми формами социальной защиты населения. Они взаимно дополняли друг друга. Если социальное страхование обеспечивало защиту от объективных массовых рисков трудоспособного населения, то социальная помощь государства — защиту нетрудоспособного населения от рисков, не охваченных системой социального страхования.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >