КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ В НОВОЕ ВРЕМЯ

Церковь в силу секуляризации, вызвавшей уменьшение ее экономической и политической роли в обществе, а следовательно, и возможности оказания социальной помощи; смены идеологии социальной помощи с конфессиональной на светскую, научную; появления новой парадигмы социальной помощи, предусматривавшей доминирование государства и общественных форм благотворительности; развития гражданского общества, предпочитавшего принципы самоуправления в деле организации призрения, — утеряла роль доминирующего института социальной помощи. Однако она оставалась одним из ведущих субъектов призрения. Это было обусловлено тем, что социальная основа конфессиональной благотворительности, предусматривавшая оказание добровольной и безвозмездной помощи членам общества на основе религиозного сознания и церковных догматов, сохраняла и в этот период для подавляющей части членов общества свою актуальность. Церковь и сама, как своеобразный социальный институт, четко осознавала свою миссию основного реализатора идей христианского милосердия. Объектами социальной помощи, оказываемой церковью, были лица, субъективно определяемые на основе церковных канонов и догматов как объекты такой помощи. Нормативная база здесь, следовательно, не была правовой.

Экономической основой конфессиональной помощи являлись добровольное перераспределение общественных ресурсов через пожертвования, завещания, безвозмездный и добровольный труд верующих. На ранних этапах секуляризации (т.е. уменьшения влияния церкви на светскую жизнь) церковь сохраняла значительные земельные владения, могла использовать доходы от своей довольно значительной хозяйственной деятельности и пользовалась определенными государственными привилегиями, например освобождением от налогов. Однако секуляризационные процессы постепенно нарастали. Отменялась церковная десятина, конфискации подлежали церковные земли, ограничивались налоговые преференции церкви, в связи с чем ее экономические возможности постепенно падали. Конфессиональная помощь, как и раньше, отличалась универсальностью и полиморфизмом. Нуждающиеся получали все возможные виды помощи (материальную, трудовую, психологическую, медицинскую, социальное обслуживание и т.д.).

Субъектами помощи являлись прежде всего церковные приходы и монастыри (роль последних постепенно падала из-за развернувшихся процессов секуляризации). Наиболее распространенными формами такой помощи, как и ранее, являлись приходские пособия и предоставление приходами еды и одежды. Социальная помощь оказывалась и в специальных учреждениях (приютах, богадельнях, лечебницах), где она, естественно, носила закрытый характер. Эти учреждения также в основном функционировали на уровне приходов. То есть церковь, как и государство, строила свою работу по территориальному принципу.

Постепенно церковь, становясь частью гражданского общества, стала разделять цели и методы светской социальной помощи. Церковь, в том числе католическая, начала исповедовать концепцию необходимости борьбы с профессиональным нищенством. Она, как и государство, применяла для борьбы с ним исправительно-трудовые учреждения типа работных домов (правда, в этих заведениях цель исправления посредством религиозного воспитания и труда превалировала над целью изоляции). Борьбой церкви с причинами нищенства было вызвано и появление при приходах многочисленных образовательных учреждений — церковно-приходских школ, которые давали возможность детям бедняков адаптироваться в социуме.

Еще одной новой тенденцией церковной благотворительности стало объединение усилий церкви на местах с деятельностью светских благотворительных организаций и органов самоуправления в области социальной помощи.

В этот период возникает и принципиально новый субъект конфессиональной помощи. В связи со слиянием принципа религиозного милосердия с концепцией социальной и национальной солидарности и ответственности появляются религиозные благотворительные организации. Зарождались они еще в XVII в., чаще всего в виде монашеских орденов, специализирующихся на определенных видах социальной помощи. Во Франции они трансформировались в так называемые конгрегации, объединявшие деятельность множества местных миссий. Самой мощной конгрегацией подобного типа стала конгрегация лазаристов. Кроме того, в 1633 г. именно во Франции Винсентом де Полем учреждается первая община сестер милосердия, объединяющая женщин, видевших в оказании помощи больным свой религиозный долг. В XIX в. во Франции образовалось несколько монашеских орденов, объединявших сестер милосердия, организовавших и систематизировавших их благотворительную деятельность.

В XIX в. подобные религиозные организации преобразовывались в национальные благотворительные ассоциации. Так, в Германии в 1849 г. протестантской Евангелистской церковью был образован Центральный комитет по внутренней миссии Евангелистской церкви, ставящий своей целью активизацию и координацию благотворительной деятельности в рамках каждого прихода этой конгрегации. Созданная несколько позже германская католическая организация «Каритас» вела обширную социальную работу, последняя охватывала самые разнообразные объекты социальной помощи и отличалась большим количеством форм. В их числе и открытие детских садов, и организация сезонных работ для безработных, и учреждение больниц, госпиталей для инвалидов, и борьба с алкоголизмом, и помощь людям, впавшим в нищету.

Во второй половине столетия религиозные благотворительные организации начали обретать межнациональный, трансконтинентальный характер. Такой организацией являлась, например, знаменитая «Армия спасения», созданная англичанином Уильямом Бутсом в 1865 г. и вскоре распространившая свою деятельность на многие страны не только Европы, но и Америки. Она была ориентирована на борьбу с бедностью путем реализации целевых социальных программ. Эти программы были направлены на учреждение ночлежных домов и приютов, сельских колоний и школ, раздачу одежды, организацию бесплатных столовых, уход за больными и т.д.

Очень часто конфессиональные организации (особенно этим отличались благотворительные ассоциации в США) были, в соответствии с духом времени, ориентированы не на поддержание жизни бедных на минимально приемлемом уровне за счет материальной помощи, а на создание институциональных условий для формирования ресурсов самопомощи. Церковные ассоциации учреждали спортивные залы, читальни, детские сады, медицинские пункты, курсы производственного обучения, бюро по трудоустройству, клубы, кружки самодеятельности.

Религиозные благотворительные организации отличались, так же как и другие институты помощи этого периода, переходом от бесконтрольной раздачи милостыни, противоречащей интересам общества, к индивидуализации помощи. В связи с этим деятельность каждой такой организации обычно носила территориальный характер. Работа же каждого участкового подразделения организации была нацелена на изучение потребностей жителей данной местности, их материального положения, а также конкретных видов распространенных там социальных патологий. Только на основании этих сведений принимались решения о дифференциации размеров помощи, ее методах и видах. Таким образом, церковная благотворительность стала органической частью государственнообщественной модели социальной помощи.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >