ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ КАК СУБЪЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ В НОВОЕ ВРЕМЯ

Светская благотворительность в период крайнего материального расслоения общества проявлялась как добровольное субъективное волеизъявление индивидов помочь нуждающимся. Это волеизъявление базировалось на желании в обмен на материальную помощь бедствующим получить нематериальное вознаграждение в виде религиозного спасения, психологического комфорта либо социального престижа. Государство в этот период времени нуждалось также в светской благотворительности, как дополнительном институте и ресурсном источнике помощи, обеспечивающем социальную амортизацию. Кроме того, общество, которое в этот период приобретало черты общества гражданского, хотело и могло брать на себя ответственность за оказание социальной помощи. Оно рассматривало социальную помощь как сферу выражения своих собственных интересов, сферу самореализации личностей и потому стремилось создавать самостоятельные организации социального призрения, поскольку помощь исключительно государственная перестала такое общество удовлетворять.

В силу этого в XVII—XIX вв. появляется новый вид социальной благотворительности — благотворительность организованная. Она отличалась автономией, самоуправлением, самофинансированием, добровольностью. Осуществление благотворительной деятельности в рамках организаций позволяло придать этому виду общественной социальной помощи определенную системность и упорядоченность. Хотя как и прежде характерными чертами частной благотворительности являлись субъективизм и необязательность, она позволяла в новых условиях эффективно дополнять государственную помощь. Ведь организованная благотворительность распространяла свою деятельность на самые разнообразные виды социальных патологий и способствовала снижению иждивенческих настроений в широких слоях общества.

Оказание помощи в рамках благотворительных организаций отличалось большей степенью неформальности, ^бюрократизированное™, а следовательно, и креативности, творческого начала. Такие черты были тесно связаны с относительно широким разнообразием контингента лиц, которым оказывалась помощь. В него входили люди, которые не могли получить официального признания в качестве объектов государственной помощи. Многообразием отличались и виды помощи таким людям. При этом особым типом благотворительности стала работа таких организаций с детьми, имевшими отклонения в физическом и умственном развитии, путем открытия школ-интернатов для них. Именно благотворительные организации впервые приступили к организации детских садов, что позволяло родителям зарабатывать средства на содержание семей. Появились новые формы закрытой помощи, но в основном продолжала преобладать открытая помощь. Зачастую благотворительные организации специализировались на оказании какого-либо отдельного вида социальной помощи (иногда их деятельность имела конкретно-целевой, временный характер), что не могло не сказаться положительно на результатах. Так, «Бостонское общество предотвращения пауперизма» специализировалось на социальной поддержке бедных семей. Американская «Ассоциация улучшения условий жизни бедняков» занималась трудоустройством безработных и улучшением жилищных условий городских низов. «Детская благотворительная организация», также возникшая в США, ставила своей цель борьбу с беспризорностью путем организации обучения и досуга уличных подростков. Деятельность берлинского «Союза по защите детей от жестокого обращения и эксплуатации» была направлена на улучшение условий труда и быта несовершеннолетних пролетариев. В Британии существовали организации, о функциональной специализации которых красноречиво свидетельствовали их названия: «Общество эмансипации и защиты женщин», «Общество мальчиков-чистилыциков сапог», «Общество устройства богослужения для глухонемых» и т.д.

Подобную роль выполняли и различные благотворительные фонды, специализировавшиеся на оказании помощи деятелям науки, культуры и разнообразным категориям бедняков (фонды Рокфеллера, Карнеги и др.).

Зачастую подобные организации и фонды объединялись и координировали свою деятельность на территории всего государства (например германское «Центральное общество для улучшения благосостояния рабочих», «Американское общество организованной благотворительности» в США). В некоторых странах с развитым гражданским обществом деятельность всех благотворительных организаций координировалась общей ассоциацией («Национальная конференция благотворительных действий» в США). Деятельность некоторых специализированных организаций приняла всемирные масштабы (Общество Красного Креста). Как и иные институты социальной помощи, эти объединения оказывали ее на основе локальности, децентрализации. Деятельность подразделений таких организаций носила территориальный характер. Избранные в муниципалитеты филантропы как правило руководили деятельностью местного отделения.

Здесь наблюдались те же тенденции, которые отличали в Новое время и церковную благотворительность. Во-первых, светская благотворительность осуществлялась на основе индивидуализации, последняя в деятельности ряда организаций приняла ярко выраженный характер рационализации и даже теоретизации социальной помощи. Эти новые черты противопоставлялись субъективизации и корыстности прежнего призрения. Еще одной характерной тенденцией благотворительной помощи стала постепенная профессионализация ее оказания, внедрение практики социальной работы в деятельность благотворительных организаций. Местные органы изучали различные виды конкретных социальных патологий и разрабатывали дифференцированные подходы к способам их ликвидации. Так, созданная в США (1843 г.) Нью-Йоркская ассоциация улучшения условий жизни вначале проводила консультационную деятельность, надеясь лишь советами по ведению домашнего хозяйства решить социальные проблемы нуждающихся. Однако, осознав иллюзорность этого начинания, ее члены приступили к поиску рабочих мест для безработных, аренде квартир для бездомных, стали обращаться с законодательными инициативами к легислатуре штата и т.д. Особенно деловым, дифференцированным и специализированным подходом к оказанию социальной помощи отличалось так называемое «движение работы в сеттльментах», организованное в США в 1889 г. Это движение обратилось от проповеди морального совершенствования человека к борьбе с бедностью через улучшение социальных условий жизни, что потребовало ориентации на конкретные потребности людей и сотрудничества с ними в деле их реализации. Поэтому «резиденты сеттльментов» сосредоточились на учреждении на окраинах городов детских садов, мужских клубов, курсов, досуговых учреждений, больниц, бирж труда, аптек и т.д.

Во-вторых, благотворительные организации на местах объединяли, координировали свои усилия с деятельностью властных структур, а также страховых обществ и корпораций, что придавало социальной помощи в целом большую системность и эффективность. Этому же содействовало регулирование благотворительной деятельности со стороны государства (хотя помощь базировалась на актах самой организации). Наиболее отличалась этим французская модель благотворительности. Во Франции еще в XVII в. королевские эдикты устанавливали экономическую и правовую основу благотворительности. Они регулировали учрежденные общественностью и церковью так называемые благотворительные бюро, оказывающие помощь нетрудоспособным нищим, а также национализировали созданные благотворительными организациями закрытые учреждения социального призрения. Позже власть вводила разрешительный порядок создания благотворительных обществ и даже настаивала на официальном утверждении их управленческого состава. В этой связи необходимо отметить, что чрезмерная государственная опека иногда негативно сказывалась на эффективности благотворительной деятельности. Ведь к основным достоинствам такого вида помощи всегда относились субсидиарность, полиморфность, динамичность.

Но в основном государство регулировало благотворительную деятельность не напрямую, а косвенно. Делая это постоянно и системно, оно минимизировало стихийность такой помощи. Власть санкционировала создание благотворительных обществ, контролировала соблюдение ими устава, вводила для их деятельности разнообразные льготы (в том числе налоговые), а иногда и напрямую субсидировало. Так, в США государство вообще предпочитало оказывать социальную помощь не напрямую, а финансируя благотворительные организации через установленные законодательно программы социальной помощи. Создание такой нормативно-правовой базы отражало как интересы всех субъектов благотворительности, так и общества в целом.

Экономической основой оказания благотворительной светской помощи в этот период являлись горизонтальное добровольное перераспределение материальных благ через предоставление личных средств благотворителей — учредителей организаций и фондов, средств благотворительных организаций; разнообразные пожертвования; членские взносы; а также безвозмездная работа волонтеров. В силу добровольного характера такой основы она не могла быть стабильной, что, впрочем, представляет собой характерную черту любого вида общественной социальной помощи.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >