ЦЕРКОВЬ КАК СУБЪЕКТ СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ В РОССИИ В XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

В связи с сохранением религиозного мировоззрения доминирующей идеологической основой конфессиональной социальной помощи и в этот период оставались христианские догматы милосердия и любви к ближнему. Это предполагало необходимость и возможность добровольного перераспределения доходов через церковные структуры. Однако с переходом к государству роли доминирующего субъекта социальной помощи и секуляризаци- онными процессами, развернувшимися при Петре I, РПЦ стала фактически частью государственного аппарата, а ее служащие в определенном смысле были чиновниками, реализующими функции общественной пользы, в том числе и в области социального призрения. Все церковное имущество и церковные доходы были поставлены под жесткий государственный контроль и направлялись на государственные нужды, в том числе и в сферу, относящуюся к социальной помощи. Причем затем эта помощь осуществлялась отнюдь не только церковными учреждениями. Церковная инфраструктура в связи с этим переходит в ведение государства и начинает использоваться в соответствии с государственным пониманием сущности призрения и методов его осуществления. Так, уже в 1701 г. появляется так называемый Монастырский приказ, который, выполняя государственную волю, занимался в том числе и такой формой необходимой государству деятельности, как оказание социальной помощи. Для этой цели в 1706—1709 гг. в его составе был даже образован особый богадельный приказ. В 1721 г. после упразднения патриаршества и учреждения Синода Монастырский приказ не был ликвидирован, а стал структурным подразделением, подчиненным Синоду.

Как уже указывалось выше, монастыри обязывались в принудительном порядке содержать за свой счет направляемые в них государством категории нуждающихся. В основном это были больные, раненые солдаты, ветераны-инвалиды и старики. Им за счет монастыря и через его организационные структуры должна была оказываться как открытая помощь, выдачами одежды, продовольствия и денег, так и помощь закрытая. Для этого при монастырях надлежало выстроить церковные богадельни, лазареты, приюты и странноприимные дома. Государство здесь жестко регламентировало объекты оказания социальной помощи, определяло финансовую основу, формы, методы ее предоставления и т.д. Уже при учреждении Монастырского приказа определялось, что объектом попечения в богадельнях и монастырях должны быть нищие, больные, престарелые, неспособные к работе. Для борьбы с профессиональным нищенством по богадельням и монастырям была проведена перепись, и лица, способные к труду или проживающие в иных местах, отлучались от церковной помощи. Под страхом наказания монастырям запрещалось принимать на содержание людей, не установив их личность и не заручившись санкцией государства. Привилегированными объектами конфессиональной помощи становились неимущие и неспособные к труду отставные военные (последние должны были приниматься на содержание монастырями даже с семьями).

Формы оказания социальной помощи также определялись государством. Синод, выполняя монаршую волю, обязан был размещать богадельни в местах, где строительные материалы и питание стоили дешевле, чем в столицах. Государство создало и пыталось жестко регламентировать финансовую, материальную основу конфессиональной помощи. На содержание нищих в богадельнях уже в начале правления Петра предписывалось брать деньги из «патриаршей домовой казны». Периодические переписи неимущих проводились в том числе с целью упорядочивания расходов на их содержание. Регламентировались государством и нормы содержания объектов конфессиональной помощи (например отставной солдат должен был в монастыре получать содержание монаха, а офицер — полуторное его содержание).

После учреждения Синода на него был возложен контроль над церковными сборами, которые расходовались на нужды благотворительности (кошельковый сбор, продажа свечей), и над финансовой отчетностью монастырей. Вышедший в 1724 г. указ Петра обязывал не менее трети монастырских доходов тратить на нужды социальной помощи. В случае нехватки средств монахи и монахини, непосредственно не задействованные в деле оказания социальной помощи, обязывались работой на земле, а также занимаясь ремеслом, обеспечивать ее финансирование. Устанавливались также правила и нормы содержания «пенсионариев» богаделен и монастырей. Так, в 1701 г. для обслуживания инвалидов и больных в богадельнях предполагался штат обслуги из расчета один человек на десять нуждающихся в уходе.

Однако церковь не ограничивалась только выполнением государственной воли, проявляя в определенных пределах творческую активность в деле оказания социальной помощи, учреждая по своей инициативе больницы, гостиницы, странноприимные дома, нищепитательницы и многие другие закрытые учреждения. Тем самым она реализовывала богатые благотворительные традиции в новых, не всегда способствовавших этому, условиях. Причем иные предпринятые церковью начинания были настолько успешны, что охотно заимствовались государством. Так, основанный в 1706 г. новгородским архиепископом приют для «зазорных младенцев» (незаконнорожденных детей-подкидышей) оказался настолько эффективен в деле оказания социальной помощи, что церковный опыт был перенят государством.

После проведенной Екатериной II конфискации земельных владений и крепостных РПЦ (1764 г.) возможности оказания подобной социальной помощи, понятно, заметно снизились. В связи с этим церковная инфраструктура фактически перестает использоваться государством, и монастырские функции призрения начинают передавать государственным учреждениям. Однако неготовность государства в полной мере взять на себя заботу о нетрудоспособных нуждающихся и стремление использовать церковь как институт благотворительности стимулировали частичное возвращение церкви земель и крестьян в качестве экономического источника церковного призрения при Павле I (годы правления 1796—1801) и, особенно, при Николае I (годы правления 1825—1855).

Функции социального призрения возлагались государством и на приходы. Синод обязывал приходы оказывать помощь впавшим в крайнюю нужду прихожанам. Для этого церковные старосты обязаны были собирать церковные пожертвования, а также использовать на благотворительные цели доходы с продажи восковых свечей.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >