НОВЫЕ ИНСТИТУТЫ КОНФЕССИОНАЛЬНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX в.

Церковь также продолжала оставаться влиятельным субъектом благотворительности, оказывая ее на основе догматов религиозного милосердия и добровольного перераспределения церковью материальных благ. Однако многое изменилось. Либеральные реформы 1860— 1870-х гг. затронули и церковь. Монастыри получили больше возможностей для самодеятельности и поиска самостоятельных путей пополнения своей финансовой базы. Это не замедлило сказаться самым благоприятным образом на их благотворительной деятельности. К началу XX в. церковь содержала около 660 богаделен и 500 больниц. Но наибольшее значение для активизации церковной работы по оказанию социальной помощи имела реформа церковных приходов. Согласно «Положению о приходских попечительствах при православных церквах» и «Основным правилам для учреждения православных братств» (оба документа 1864 г.), при приходах создавались церковные попечительства и церковные братства. Эти ассоциации функционировали на основе определенной автономии от церковно-бюрократической организации, т.е. самоуправления. В состав попечительства входили непременные члены в лице местного священника, церковного старосты, волостного старшины и выборные лица, избиравшиеся приходом. Причем этот орган обязан был представлять отчет о проделанной работе и израсходованных на нее суммах общему собранию прихожан в форме письменного акта, зафиксированного в особой «Ведомости о церковно-приходском попечительстве». Еще более демократичным был состав руководства братств. Это способствовало прогрессу конфессиональной формы помощи, поскольку такие ^бюрократизированные структуры, функционировавшие на основе добровольности и инициативы своих членов, гораздо эффективней привлекали благотворительные пожертвования. Немаловажным являлось и то обстоятельство, что сбор средств на благотворительные цели носил целевой характер и фиксировался документально.

Автономия и самоуправление попечительств сказались и на увеличении разнообразия методов конфессиональных помощи, и на их индивидуализации. Помимо предусмотренных «Положением...» традиционных для конфессиональной помощи форм, таких как организация школ, богаделен, приютов и содействие бедным, попечительства практиковали и иные. Наиболее распространенными видами конфессиональной помощи, оказываемыми попечитель- ствами в деревне, стали учреждение церковно-приходских школ и изб-читален, приютов для детей-сирот; оказание финансовой и натуральной помощи нуждающимся; бесплатная раздача пищи. В городах большее внимание уделялось предоставлению бездомным бесплатного жилья и содействию в его приобретении и благоустройстве (выдачей льготных кредитов, организацией ремонта жилья за счет средств прихода). Церковные братства практиковали такие нетрадиционные формы помощи, как борьба с пьянством и алкоголизмом путем организации разнообразной культурно-просветительной работы. Они учреждали благотворительные лавки, где нуждающимся продавали товар по сниженным ценам, а также ссудные кассы, выдававшие беспроцентные ссуды в связи с трудной жизненной ситуацией. Однако эти общественные организации, согласно законодательству, обязаны были заниматься в основном содержанием культовых учреждений, борьбой с ересями, укреплением религиозных устоев населения, а социальная помощь носила факультативный характер. Она была отделена от чисто религиозной составляющей попечительств только в 1905 г. учреждением в приходах так называемых приходских советов. Все это привело к тому, что благотворительная деятельность, по существу, никогда не рассматривалась попечительствами как основная, а потому благотворительный потенциал таких обществ был серьезно ограничен.

Еще одним видом организации, осуществлявшей конфессиональную помощь в этот период, служили создаваемые церковью так называемые дома трудолюбия (первый из них появился как организация при церковном приходе в 1882 г.). Главная цель домов трудолюбия заключалась в социальной адаптации попавших в трудную жизненную ситуацию лиц путем предоставления им работы и жилья. Однако вскоре создаваемые дома стали выполнять более сложные и объемные функции, поскольку обрастали такими социальными структурами, как ночлежки, столовые, приюты для сирот, училища, читальни, воскресные школы, общежития, богадельни, детские сады. Оплата труда в таких домах была равная. Содержание членов приюта финансировалось из их зарплаты.

Подобные заведения основывались не только структурами РПЦ, но и органами управления и приходами иных российских конфессий. Так, дом трудолюбия, открывшийся в столице в 1886 г. евангелической общиной, отличался от православного полным пансионом для проживающих и отсутствием зарплаты, которая тратилась на содержание пансионеров. Дома трудолюбия от работных отличались добровольностью поступления туда нуждающихся, получением ими зарплаты и доминирующей целью перевоспитания и социализации безработных. Государство, поняв эффективность этого вида помощи, стало координировать, направлять и развивать деятельность по основанию таких домов. Для этого по указу последнего российского императора Николая II (годы правления 1894—1917) в 1895 г. было учреждено «Попечительство о домах трудолюбия и работных домах», целью которого было поддерживать и помогать таким учреждениям и приумножать их количество. К началу Первой мировой войны благодаря инициативе снизу и содействию государства количество этих заведений в России удвоилось и достигло 240. Они стали основой новой стратегии борьбы с социальными патологиями, которая получила название «трудовая помощь» изаключалась в организации целой системы мероприятий, осуществляемых не только церковью, но и благотворительными союзами, государством, органами самоуправления, и направленных на трудоустройство нищих и безработных. Такие «дома» сделались действенным инструментом профилактики нищенства среди лиц наемного труда и средством их социальной реабилитации.

Материальной основой деятельности всех этих организаций, созданных по инициативе церкви и общества, было в основном добровольное финансирование, что делало ее нестабильной. Ведь это финансирование сильно различалось в зависимости от местности. Кроме того, как уже указывалось выше, организации конфессиональной благотворительности, созданные на общественных началах (приходские попечительства) занимались в основном обеспечением культовых нужд прихода, а на благотворительность уходило всего около шестой части собранных средств.

Таким образом, во второй половине XIX — начале XX в. в результате выросшей вместе с формированием гражданского общества социальной активности населения конфессиональная помощь стала оказываться не только монастырями и церковными приходами, но и религиозно-общественными организациями. Их деятельность позволила создать новые формы помощи нуждающимися, новую инфраструктуру оказания такой помощи, индивидуализировать ее, сделать более эффективной.

Вместе с тем работа многих организаций отличалась субъективизмом, несистемным характером, а место этих ассоциаций в общей структуре социальной помощи церкви не было определяющим. Религиозно-общественные объединения стали ареной противоречий между церковью, земствами и руководством самих этих организаций, которые боролись за право их контролировать, а это затрудняло их деятельность. Кроме того, сама РПЦ по-прежнему отличалась, вследствие зависимости от государства, бюрократизи- рованностью, формализмом, а потому низкой степенью креативности, мобильности, разнообразия в оказании социальной помощи. Ко всему, церковь не рассматривала благотворительность как основную сферу своей деятельности. Все эти обстоятельства не только делали конфессиональную помощь менее адекватной социальным потребностям, но наносили ущерб ее авторитету и способствовали нарастанию в обществе нигилистических настроений.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >