ОБЩИННАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ В РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX в.

Общинная помощь в этот период видоизменяется главным образом в ответ на появление и развитие в деревне капиталистических отношений. Возросшая товарность крестьянских хозяйств, необходимость выплачивать огромные выкупные платежи и в то же время возможность вести прибыльное предпринимательское хозяйство создали условия для расслоения российской древни. Бедность (как впрочем и богатство) стала наследственной. Она начала массово воспроизводиться. Нищета превратилась в главный социальный риск деревни. Однако формы борьбы с этим злом нарождавшейся индустриальной цивилизации продолжали оставаться сугубо традиционными, патриархальными. По-прежнему главным видом общинной социальной помощи оставалась милостыня. Этому содействовали и христианская традиция нищелюбия, и слабая материальная база общинного самоуправления, и зачаточный характер инфраструктуры социальной помощи в деревне. Крестьянские общины согласно закону обязаны были содержать закрытые заведения, оказывающие социальную помощь, на свои средства. Но «мирских сборов» и штрафов на это не хватало. Кроме того, крестьянское мировоззрение было ориентировано на открытые, натуральные формы семейной и общинной благотворительности и на настороженное отношение ко всем институтам, внедряемым государственной властью. Поэтому богадельни и приюты вовсе иногда отсутствовали не только в общинах, но даже в некоторых волостях (административных образованиях, включавших в себя несколько сел-общин).

Финансовая база общинного призрения комплектовалась из отчислений формируемых общинами «общественных денежных сумм»; пожертвований частных лиц (весьма незначительных в сельской местности); собственно сборов на содержание благотворительных заведений и повинностей (работа и предоставление натуральной помощи) в пользу нуждающихся. В целом она не соответствовала размерам и формам социальных рисков и потому не была эффективной.

В силу низкой степени урбанизации и особенностей ментальности большинства россиян того времени общинная помощь продолжала оставаться основной. Она носила индивидуальный характер и была приближена к реальным потребностям человека. Однако слабая финансовая база, неразвитость закрытых форм помощи, отсутствие системы государственной социальной помощи в деревне, традиционализм подходов делали ее неспособной к борьбе с социальными рисками индустриальной цивилизации. Община была остатком архаики, патриархального уклада, феодализма. Она не могла, при общей экономической слабости и стремлении воплотить уравнительные идеалы справедливости, не дававшие селу расслоиться на буржуазию и пролетариев, организовать новые прибыльные формы хозяйствования и мощные специализированные институты социальной помощи. Как следствие, община не была готова эффективно противостоять новым социальным рискам стремительно развивающегося капитализма.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >