ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД (1917-1991 гг.)

СОЦИАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ В РОССИИ ПЕРИОДА СТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1917-1920 гг.)

Советский период развития социальной помощи в России характеризовался многими новыми чертами ее организации, среди которых главной и определяющей являлось доминирование (доходящее до монополизма) властной помощи и редукция всех остальных ее видов. Это было тесно связано с идеологической доктриной большевистской партии, пришедшей к власти в результате революционного переворота 25 октября (7 ноября по новому стилю) 1917 г. Большевики декларировали необходимость проведения в обществе радикальных преобразований, которые должны были привести к построению в России основ социалистического строя, уничтожению эксплуатации человека человеком путем обращения средств производства в общественную собственность и упразднения таким образом антагонистических классов.

Политико-правовой базой переворота выступало установление режима диктатуры пролетариата. Это означало передачу всей государственной машины исключительно в руки эксплуатируемого класса, не имеющего частной собственности. Ведь только он был способен провести политическим путем социалистические преобразования. Правда, в условиях реальной российской действительности, т.е. отсталости страны и преобладания в ней малоимущего крестьянского населения, большевикам пришлось скорректировать эту позицию классического марксизма и признать необходимость допуска к власти трудящихся, т.е. не только рабочего класса, но и многочисленного крестьянства. Крестьяне, в массе своей будучи лишены частной собственности на средства производства, не являлись классом-эксплуататором. Поэтому органы власти трудящихся — Советы рабочих и солдатских депутатов в городах и Советы крестьянских депутатов в деревнях — объявлялись с первого же дня большевистского переворота «полновластными и единовластными» органами власти.

Теория возможности немедленного построения коммунистического общества в России и концепция диктатуры пролетариата, а также жесткие условия Гражданской войны привели большевиков к проведению так называемой «политики военного коммунизма». Она предполагала полную ликвидацию рыночных отношений и переход к централизованному распределению всех ресурсов органами государственной власти. В результате возникла крайне неэффективная, но позволившая большевикам выстоять в Гражданской войне система распределения продукта, при которой государственным органам было передано монопольное право распоряжаться не только всеми произведенными товарами, сырьем, но и людьми, путем введения всеобщей трудовой повинности. Таким образом, именно государство в лице советских органов, а не абстрактное «общество» стало основным собственником и распределителем средств производства, товаров и даже самих трудовых ресурсов. Именно оно заместило едва зародившееся гражданское общество в сфере не только экономики, но и политики, духовной жизни и т.д., в том числе и в деле оказания социальной помощи.

Исходя из этого, социальная помощь в РСФСР (так стало именоваться Российское государство с 1917 г.) имела следующие основные особенности:

1. Упразднение всех существовавших ранее институтов и форм социальной помощи. В соответствии с доктриной необходимости полного уничтожения эксплуататорского государства ликвидировались все государственные учреждения, занимавшиеся призрением. Рассматривая благотворительность, как частную, так и организованную, в качестве «буржуазного лицемерия», посредством которого капиталисты стремятся уменьшить проявления классовой борьбы, большевистская власть не могла, разумеется, терпеть сохранение разнообразных благотворительных ассоциаций. Поскольку религия в глазах советской власти была идеологией эксплуататоров, «затемнявшей сознание народа», а церковь — ее носителем и распространителем, упразднению подлежали и все организации, обеспечивающие связь церкви с обществом, в том числе и конфессиональные благотворительные учреждения. Что касается слаборазвитой в России корпоративной помощи, то она исчезла в связи с национализацией предприятий и огосударствлением профсоюзов. Последнее обстоятельство имело место в силу того, что власть считала пролетарское государство основным защитником интересов рабочего класса, а рабочим организациям отводила роль

«приводного ремня» от государства к трудящимся массам, который адаптировал ее идеологию для пролетариата и обеспечивал трудовую дисциплину, а также повышение производительности труда. Вследствие всех этих обстоятельств уже в ноябре 1917 г. были упразднены благотворительные учреждения и общества помощи инвалидам; в декабре — «Совет детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии Федоровны»; в январе 1918 г. — «Всероссийское попечительство по охране материнства и младенчества», а также «Алексеевский комитет», «Александровский комитет о раненых» и т.д.

  • 2. Ликвидация автономии и самофинансирования всех организаций со - циалъной помощи. Вследствие того что государство, выступавшее от имени общества, признавалось единственным орудием ликвидации классового господства эксплуататоров и построения основ социализма, а все иные формы социальной помощи, кроме государственной, были ликвидированы, организации, занимавшиеся оказанием социальной помощи, стали частью государственного аппарата, т.е. потеряли право на самоуправление. Что касается их финансирования, то оно производилось напрямую из государственного бюджета. Взносы предприятий и учреждений на социальные нужды направлялись не в организации, занимавшиеся социальной помощью, а через Народный комиссариат финансов (учреждение, ведавшее сбором налогов) прямо в казну.
  • 3. Централизация, бюрократизация и специализация оказания социальной помощи. Неизбежным в этих условиях стало то обстоятельство, что дело оказания социальной помощи полностью перешло в руки бюрократических административных структур. Ведь государство диктатуры пролетариата, в условиях отсутствия гражданского общества, демократических традиций и принципа разделения властей, быстро превращалось в привычную для России чиновничью пирамиду. Наряду с тем обстоятельством, что это делало социальную помощь менее креативной и мобильной, наблюдался и положительный эффект. Социальная помощь профессионализировалась и специализировалась. Ее оказанием в стране Советов занимались три правительственные управленческие структуры, народные комиссариаты (наркоматы): это были наркоматы труда, социального обеспечения и здравоохранения. Централизация здесь проявлялась в том, что соответствующие отделы местных исполкомов Советов и съездов Советов обязаны были подчиняться не только распоряжениям своих исполкомов и сформировавших их советских органов, но и указаниям соответствующего наркомата. Наркомат социального обеспечения сосредоточился на охране материнства и детства и работе в детских домах; работе по обеспечению несовершеннолетних, обвиняемых в противоправных действиях; выдаче продовольственных пайков; снабжении увечных воинов. Комиссариат труда выдавал пособия безработным, курировал деятельность бирж труда, занимался нормированием заработной платы, а также пенсий и пособий. Народный комиссариат здравоохранения ведал всеми медицинскими учреждениями и оказанием всех видов медицинской помощи.
  • 4. Оказание социальной помощи трудящимися. Согласно одному из первых декретов советской власти от 13 ноября 1917 г. «О социальном страховании» подчеркивалось, что он утверждает «распространение страхования на всех без исключения рабочих, а также на городскую и сельскую бедноту». Все декреты советской власти этого периода, касавшиеся социальной помощи, предусматривали (в отличие от дореволюционных традиций), что они действуют в отношении всех трудящихся, независимо от места их проживания и работы. Разнообразные виды социального страхования и социального обеспечения распространялись теперь на всю территорию России, охватывали все формы труда и всех наемных работников.
  • 5. Расширение видов социальной помощи. Тем же декретом «О социальном страховании» предусматривалось «распространение страхования на все виды потери трудоспособности, а именно на случаи болезни, увечья, инвалидности, старости, материнства, вдовства и сиротства, а также безработицы». Во исполнение положений декрета в течение буквально нескольких недель появились нормативно-правовые акты, название которых говорит само за себя: «Положение о страховании на случай безработицы» и «Положение о страховании на случай болезни». Согласно первому закону, создавались биржи труда и выплачивалось пособие по безработице. Это был первый властный акт в мировой истории, гарантировавший всему населению защиту от потери работы. Согласно второму закону, всем трудящимся обеспечивалось бесплатное лечение и выплата пособия по болезни. Вскоре появились акты, институционализировавшие такие виды социальной помощи, как выдача пособий по старости, в связи с потерей трудоспособности (как постоянной, так и временной), беременности и родам, а также помощь в связи с потерей кормильца.
  • 6. Стремление максимально повысить уровень оказания социальной помощи. Уже упоминавшийся декрет «О социальном страховании» обещал трудящимся «возмещение, по меньшей мере, полного заработка в случае утраты трудоспособности и безработицы». В соответствии с этим декретом через несколько дней был издан декрет «Об увеличении пенсий». Согласно ему всем пенсионерам, получавшим пенсии по несчастному случаю, выплаты увеличивалась вдвое. Подобным же образом предполагалось значительно повысить уровень оказания социальной помощи иным категориям нуждающихся трудящихся. Беда, однако, состояла в явной нереалистинности, утопичности этих намерений в условиях разрухи, Гражданской войны и краха экономики, наступившего вследствие политики военного коммунизма. Поэтому подобные обещания советской власти зачастую оставались лишь на бумаге.
  • 7. Характерная для первых месяцев советской власти (1917—1918) замена социального страхования, финансируемого работодателями и работниками, социальным страхованием исключительно за счет работодателя в целях защиты интересов трудящихся от эксплуатации. Теперь источником создания страховых фондов для выплаты пенсий являлись страховые взносы предприятий и лиц, использовавших наемный труд, застрахованных же освободили от каких-либо взносов вообще. Таким образом, осуществлялось страхование от безработицы, потери трудоспособности, болезни ит.д.
  • 8. Ликвидация в период военного коммунизма (1918—1921) социального страхования и замена его социальным обеспечением. В связи с проведением национализации, исчезновением предпринимательского класса, утерей государственными предприятиями финансовой самостоятельности, резким сокращением товарооборота и денежного обращения возникла необходимость в новых условиях проведения политики военного коммунизма гарантировать выплату социальных пособий трудящимся. Отныне финансирование социальной помощи стало производиться непосредственного из бюджета. 31 октября 1918 г. по декрету Совета народных комиссаров (СНК, Совнаркома) были ликвидированы все виды организаций, проводивших страхование рабочих (больничные кассы, кассы безработных, страховые присутствия, страховые советы, учреждения страховой медицины и т.д.). Дело социального обеспечения трудящихся окончательно перешло в руки централизованных правительственных структур и подчиненных им административных подразделений.
  • 9. Классовый характер социального обеспечения и резкое неравенство в социальном обеспечении различных категорий населения. Концепция диктатуры пролетариата предполагала и нацеленность государственной машины на жесткие действия государства против потенциально опасных, с точки зрения этой доктрины, представителей эксплуататорских классов. Это вызвало лишение имущих классов фактически всех прав, в том числе и права на получение социальной помощи, которая могла оказываться лишь трудящимся. Кроме того, в условиях предельной мобилизации сил и средств Советской республики для победы в Гражданской войне и преодоления хозяйственной разрухи в тылу, социальная помощь, вопреки декларативной риторике, все более ограничивалась и в отношении трудящихся. Ее получали лишь те категории рабочих и крестьян, которые были наиболее полезны в борьбе за сохранение и упрочение советской власти, т.е. наиболее «ударные» группы населения. В их числе были, разумеется, прежде всего красноармейцы и члены их семей, а также рабочие важнейших предприятий, работавших на снабжение армии. Поэтому привилегированными объектами оказания социальной помощи становились именно они (назначение «ударных» пайков работавшим на оборонных предприятиях, выделение дополнительных гарантированных пайков семьям, единственный кормилец которых служил в Красной армии, предоставление приютов и назначение пенсий «военно-увечным» и т.д.). Однако нужно отметить, что к привилегированным объектам социальной помощи в новых условиях стали относить и наиболее социально незащищенные слои населения, а также лиц, пострадавших от войны и стихийных бедствий.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >