Эмпиризм и рационализм

Эта сторона науки Нового времени породила в философии линию эмпиризма (эмпирио-«чувственный опыт». Представители эмпиризма — англичане Френсис Бэкон, Джон Локк, Давид Юм, французские материалисты Гельвеций, Кондильяк. Главное правило эмпиризма: нет ничего в рассудке, чего бы не было раньше в опыте. То есть все знание, даже самые абстрактные понятия, в конечном счете происходят из внешнего опыта, который поставляют субъекту его ощущения.

Вторая основа эксперимента — математические методы обработки данных. Но математика основана на постулатах и абстракциях, которые не выводимы из опыта, они даются нашим разумом. Эта сторона науки породила в философии линию рационализма (рацио — разум). Главное правило рационализма: нет ничего в рассудке, чего бы раньше не было в опыте, за исключением самого рассудка. Здесь важно добавление о рассудке, который прибавляет к опыту дополнительные свойства. Перед нами не просто опыт вообще, данные наших чувств, но организованный и упорядоченный опыт, приведенный в систему. Эти порядок и система привносятся в опыт нашим разумом — доопытными (априорными) математическими и логическими законами. Представители рационализма: французский философ Рене Декарт, голландский философ Бенедикт Спиноза, немецкий философ Готфрид Вильгельм Лейбниц. Дальнейшее развитие философии состояло в нахождении некоего синтеза обоих философских направлений — эмпиризма и рационализма. Это определенным образом удалось сделать много лет позже только немецкому философу Иммануилу Канту (но о нем позже).

Ф. Бэкон

Английский философ-эмпирик, писатель, политический деятель Ф. Бэкон обладал хорошими ораторскими способностями, быстро продвигался по государственной службе, стал хранителем большой государственной печати, потом великим канцлером и бароном. Был обвинен парламентом Англии во взяточничестве. Бэкону грозила смертная казнь, но король спас его от наказания, хотя и отстранил на время от политики. Потом снова призвал ко двору, но Бэкон не вернулся в политику, полностью сосредоточился на занятиях наукой и философией. Умер от простуды, делая опыты по замораживанию курицы, чтобы научиться продлевать срок хранения продуктов. Именно Бэкон додумался до гениальной идеи, что холод приостанавливает гниение[1]. Для Бэкона знание не самоцель, но средство для завоевания могущества, знание — сила: «Сколько кто знает, столько тот может. Можно господствовать над вещами или людьми, когда мы их понимаем».

По Бэкону, существует два типа ученых: первый — как паук ткет из себя, т.е. из собственного мышления, паутину знаний; второй — похож на муравья, который все тащит в свой муравейник. Но более правильно ученому быть подобным пчеле, которая собирает мед знаний, облетая цветы конкретного опыта. Бэкон — один из основателей идеологии технократизма, согласно которой все общественные проблемы, в том числе нищета, эксплуатация, неравенство, несправедливость и т.д., могут быть решены за счет развития науки и техники. Бэкон — автор утопии «Новая Атлантида», где правление обществом он полностью отдал ученым, которые все проблемы решали научными методами.

В философии Бэкона можно выделить два главных содержательных момента: (1) учение об идолах ума и (2) учение об индуктивном методе. Рассмотрим их более подробно в силу их чрезвычайной важности для развития философии.

Идолами ума Бэкон называет те препятствия на пути познания истины, которые порождаются свойствами самого нашего сознания. Эти препятствия искажают восприятие мира, поэтому необходимо их учитывать и нейтрализовать. Главное в научном исследовании — очиститься от идолов на пути к новому отношению к действительности.

Идолы и ложные понятия, которые уже пленили человеческий разум и глубоко в нем укрепились, так владеют умом людей, что затрудняют вход истине.

Бэкон различает четыре идола ума. Первый — идол пещеры — это искажения познания, связанные с особенностями восприятия мира отдельным человеком. Мы находимся, подчеркивал Бэкон, как бы в пещере, в собственных предрассудках, вытекающих из нашего воспитания, личного, всегда ограниченного опыта и т.д. Например, по-разному воспринимают мир люди различного социального происхождения, пола, возраста (здесь применима аналогия с известным мифом о пещере Платона, где закованные узники принимают за реальность тени на стене). Конкретный пример: молодой человек слышит в окно возглас строителей «Вира!» (т.е. «поднимай»), но воспринимает (в силу своего прошлого опыта) этот возглас как крик «Ира!», считая, что кто-то зовет определенную девушку. Избавление от идола пещеры возможно через сравнение опыта нескольких индивидов и отбрасывание того, чем эти опыты отличаются.

Второй тип идолов — идолы театра еще более опасны, поскольку это искажения познания, которые диктуются верой в ложные авторитеты и ложные философские системы. Бэкон имеет в виду догмы аристотелевской философии и средневековой схоластики, и здесь — только одно «лекарство», по Бэкону: необходимо развивать привычку смотреть на мир собственными глазами, без шор чужих воззрений и догм.

Третий тип — идолы базара, или площади: такого рода искажения привносятся употреблением привычных словесных выражений, которые на деле не имеют определенного смысла. Бэкон призывает к очищению языка от таких слов, он против словесной мудрости и призывает к познанию реального положения дел. Например, мы употребляем для объяснения событий в жизни слово «судьба»; в действительности же за этим словом, по Бэкону, не стоит ничего реального.

Идол рода или племени — четвертый тип заблуждений и препятствий на пути познания человека. Они самые трудные: искажения в восприятии мира, которые привносятся свойствами, общими для всех людей. Например, наше зрение так устроено, что мы видим предметы на расстоянии меньших размеров, чем они есть в действительности. Еще пример: мы во всем стремимся видеть реализацию божественных целей. Например, считают, согласно божественному замыслу, что мыши существуют для того, чтобы была пища для лисиц, а лисицы существуют для того, чтобы было из чего шить воротники. Разве это истина? Бэкон хочет не только освободиться от открытых им демонов познания, но и найти такой научный метод, который продуцировал бы истины, а не заблуждения. Для этого Бэкон разрабатывает методы постижения общих законов и причин различных явлений на основе исследования отдельных фактов. Его ход мыслей примерно таков. Индукция — движение от частного к общему. Ее противоположность — дедукция, движение от общего к частному. Следует различать четыре метода индукции: сходства, различия, сопутствующих изменений и остатков. Каждый метод дает лишь вероятностное знание. Для примера рассмотрим только один такой метод — сходства: сравниваются ситуации, где имеет место изучаемое явление и отбрасывается то, чем ситуации отличаются друг от друга. В качестве возможной причины принимается то, в чем ситуации сходны.

Схема метода сходства

Если есть А и В, то есть М.

Если есть А и С, то есть М.

Если есть А и Д. то есть М.

Возможно, что А есть причина М.

Рассуждая подобным образом, считает Бэкон, мы сможем постигать именно истины; заметим: все не так просто с методами познания и в наше историческое время, никто еще такого универсального метода не создал и сегодня. Тем не менее заслуги Бэкона в решении целого ряда проблем познания (и не только) неоспоримы.

  • [1] Есть еще и гипотеза, что Бэкон, а вовсе не Шекспир — истинный автор якобышекспировских пьес.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >