СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО: РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ ПЕРСПЕКТИВА?

Социальное государство сегодня во всем мире, как мы уже показали, переживает не лучшие времена. Кризисные явления в мировом масштабе провоцируют не только критику социального государства, но и более радикальные требования. На этом фоне именно Россия пытается «вдохнуть новую жизнь» в теорию и практику социального государства, провозгласив себя в конце XX века на конституционном уровне социальным государством.

Обратимся к истории вопроса. В мае 1993 года по поручению Конституционного совещания в Академии труда и социальных отношений был созван Конгресс на тему «Человек, социальная политика, социальное партнерство». По итогам Конгресса было внесено предложение утвердить в качестве идеи конституционного устройства России модель социального государства. Одним из участников Конституционного совещания был первый проректор Академии труда и социальных отношений, профессор М.В.Баглай - будущий председатель Конституционного суда РФ. Именно он предложил совещанию включить в Конституцию формулировку: «Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».[1]

Данное предложение было воспринято неоднозначно. С одной стороны, его активно поддержали делегаты от Федерации независимых профсоюзов России, ученые и ряд депутатов. С другой стороны, было немало противников конституционного закрепления концепции социального государства. Ради справедливости надо сказать, что самые острые разногласия касались распределения прав и полномочий между ветвями власти, а в отношении положений о правах и свободах человека, разногласий не было. Наконец, в результате референдума 12 декабря 1993 года Конституция Российской Федерации была принята с утверждением конституционной нормы о социальном государстве.

В качестве социальных прав в Основном законе РФ получили конституционное закрепление следующие права:

  • - право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34);
  • - право иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ст. 35);
  • - трудовые права, в том числе право на отдых (ст. 37);
  • - право на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (ст. 39);
  • - право на жилище (ст. 40);
  • - право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41);
  • - право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением (ст. 42);
  • - право на образование (ст. 43);
  • - право на свободу творчества (ст. 44);
  • - право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям (ст. 44).

К социальным правам также следует отнести и право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, закрепленное в ст. 29 Конституции РФ.

Это лишь те права, которые наиболее непосредственным образом воплощают цели социального государства по созданию «условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». В соответствии с обязательственно-правовой природой социального государства закрепление социальных прав в Конституции государства является важнейшим критерием.

Однако правовое закрепление социальных прав - хотя и важный, но всего лишь один из критериев социального государства. Большое значение имеет то, в какой мере обеспечены предоставляемые государством правовые гарантии социальных прав. Степень обеспеченности социальных гарантий определяется множеством факторов, среди которых можно выделить политические, экономические, организационно-управленческие, экологические и др. Сегодня о высоких социальных гарантиях в нашей стране говорить не приходится. Достаточно вспомнить сам процесс перехода к новым общественным отношениям.

Сложность становления социального государства в России состояла в том, что смена ценностей и моделей развития происходила одновременно с разрушением прежней институциональной системы. Практически вся система социальных институтов, регулирующих социально- экономические отношения, была разрушена. Основная проблема того периода состояла в неподготовленности общества к восприятию новой системы отношений.

Результатом либерализации курса государственного управления стало резкое падение уровня производства: в 1992 году - на 19%, в 1993 году - на 12%, в 1994 году - на 15%. К началу 1995 года уровень производства сократился почти вдвое, составив 53% от уровня 1990 года.1 Следствием этого стало сокращение количества рабочих мест в этом секторе экономики и падение престижа профессий, связанных с производством. Сферу производства стали покидать инженерные работники и рабочие высокой квалификации. Кардинальным образом изменились сферы приложения квалифицированного труда: большая часть людей с высшим и средним профессиональным образованием перетекала из сферы производства в сферу коммерции и предпринимательства, занявшись менее квалифицированным, но более высокооплачиваемым трудом. Та же участь постигла сферы образования и медицины, оказавшиеся в упадке. И в целом поведение населения в эти годы приобрело адаптивный характер.

Как следствие такой политики, вскоре появились социально уязвимые категории населения, нуждающиеся в социальной помощи, но не получающие ее из-за отсутствия необходимых механизмов. Так, по данным выборочного обследования, проведенного в апреле 1995 года Госкомстатом России, из 68,6 млн. человек, занятых в народном хозяйстве страны: 42,7% получали заработную плату ниже прожиточного минимума работающего, а 22,2% - ниже средней пенсии. Систематически возрастала задолженность по выплате заработной платы. В январе 1994 года размеры задолженности доходили до 12% и далее оказывали постоянное устойчивое давление на экономическое положение предприятий и рынок труда.

Между тем дифференциация населения в зависимости от распределения доходов продолжалась, и в целом экономическая политика государства перекладывала бремя реформ на плечи наименее обеспеченных социальных групп. Так, система налогообложения и порядок сбора налогов, которые способствовали тому, что именно высокодоходные группы населения сравнительно легко избегали налогового контроля, в то время как инфляционный налог затрагивал в первую очередь малообеспеченные категории российских граждан. Шкала налогообложения была неадекватна реальному распределению богатств.

Таким образом, социальная политика оказалась «заложницей» макроэкономической стратегии и тактики. Существовавшие у населения в начале реформ финансовые и материальные ресурсы были растрачены, полностью исчерпался «запас прочности» отраслей социальной сферы. Организационные рамки системы здравоохранения, среднего и высшего образования, других институтов, реализующих социальную политику,

'См.: Некипелов А.Д. Российские реформы: результаты и перспективы. //Проблемы прогнозирования. 1995. № 4. С. 4-5.

устарели и утратили свою инерционную силу, позволявшую этим институтам некоторое время существовать и выполнять свои функции практически без выделения им необходимых финансовых средств и без радикальных институциональных изменений. По сути, за первые 6 лет реформ не было предпринято никаких шагов по реформированию отраслей социальной сферы.

Прямым следствием этого стал тот факт, что к 1995 году число сторонников рыночных преобразований в России стало сокращаться. По результатам опросов ВЦИОМ соотношение числа сторонников и противников реформ к этому моменту оказалось примерно равным: 29% и 31% соответственно, в то время как в 1992-1993 гг. оно составляло 2,5:1 в пользу сторонников. Доля тех, кто предпочел бы снова жить так, как до 1985 года, возросла с 45% на начало 1993 года до 58% на начало 1995 года. Главная причина этих настроений заключалась в том, что первоначальный импульс реформ не был подкреплен действием социальных стимулов, а потому быстро истощился. Несмотря на глубокие институциональные реформы, население не приобрело нового статуса активного и полноценного экономического субъекта. Эффективные условия для участия населения в сфере среднего и малого бизнеса, хозяйствования на земле и других нетрадиционных для российской экономики сферах и формах деятельности фактически не были созданы. В новых экономических реалиях трудоспособные граждане в своем подавляющем большинстве остались по-прежнему не более чем рабочей силой, а из-за резкого падения спроса на нее - и самым «дешевым» из всех факторов производства.

Таким образом, реальное обеспечение социальных гарантий, предоставленных государством в форме законодательных установлений, находилось на чрезвычайно низком уровне: реальная ситуация в сфере реализации социальных прав шла прямо вразрез с закрепленными в Конституции и законах правовыми гарантиями. Население России оказалось в радикально новой ситуации, характеризующейся беспрецедентно высоким уровнем всех видов социальных рисков. Причины этого положения имеют многофакторный характер, они связаны не только с ошибками правительства, допущенными в процессе реформирования экономики и социальной сферы. Сыграли свою роль неблагоприятная демографическая ситуации, обострение конкуренции на мировых рынках финансов и труда, глобализация мировой экономики.

Прежняя социалистическая система социальной защиты не могла противодействовать резко возросшим по своим масштабам социальным рискам. Основным институтом социальной защиты выступало государственное социальное обеспечение, однако в изменившихся условиях сфера государственного социального обеспечения, как и его возможности, резко сократились. Для советской модели государственного социального обеспечения была характерна значительная зависимость (более чем на 60%) от государственного бюджета.

Встала задача развития системы социального страхования для распределения наиболее массовых социальных рисков между самими работниками, работодателями и государством.

Для решения этой задачи в начале 90-х годов была разработана законодательная база социального страхования, созданы 4

государственные внебюджетные социальные фонды: 1) Пенсионный фонд Российской Федерации (ПФР), 2) Федеральный и региональные фонды обязательного медицинского страхования (ФОМС), 3)Фонд социального страхования Российской Федерации (ФСС) и

4)Государственный фонд занятости (ГФЗ). Именно эти фонды существенно облегчили адаптацию населения к рынку, обеспечили социальную стабильность, несмотря на грандиозные экономические потрясения, и заложили основы построения социального государства.

При этом не вызывает сомнений, что формирование эффективной системы социального страхования еще далеко не завершено. По мнению федеральных органов исполнительной власти и государственных внебюджетных фондов, в рамках реформирования системы обязательного социального страхования необходимо решить ряд крупных задач национального масштаба:[2]

  • - завершить формирование законодательной базы;
  • - оптимизировать соотношение уровня обязательств и финансовых ресурсов;
  • - повысить эффективность администрирования расходов в системе обязательного социального страхования;
  • - создать условия для долговременного баланса доходов и расходов государственных социальных внебюджетных фондов.

Однако специалисты оценивают состояние дел в данной сфере лишь как робкие и непоследовательные попытки создания системы социального страхования в стране, а с начала 2000-х годов практика пошла фактически в обратном направлении, и ныне действующая система социальной защиты является страховой главным образом по своему названию.2

В 2001 году был ликвидирован Государственный фонд занятости населения, главной функцией которого было социальное страхование в связи с безработицей; затем были отменены страховые отчисления работников в Пенсионный фонд России, а ставка подоходного налога повышена с 12% до 13%. При этом накопленные пенсионные средства работников были ликвидированы без сохранения каких-либо обязательств со стороны государства перед застрахованными. Страховые взносы работодателей (в пользу работников) в государственные внебюджетные фонды были заменены в 2001 году на единый социальный налог (ЕСН). Тем самым этим платежам был придан налоговый характер, что противоречит сути социального страхования. Средства, вносимые в качестве налога, утрачивают свое целевое предназначение. По своей природе социальное страхование основывается на принципах возмездности и эквивалентности. Страховые платежи и выплаты должны быть связаны с заработной платой конкретных работников.

К тому же, поскольку средства, уплачиваемые в качестве налога, поступают в федеральный бюджет, это позволяет федеральным финансовым органам использовать данные средства не по назначению, что противоречит рекомендациям Международной организации труда и отечественному законодательству. Так, согласно ст. 16 Федерального закона от 16.07.99 № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» бюджеты фондов обязательного социального страхования не входят в состав федерального бюджета. Именно для того, чтобы «обойти» это законодательное установление, страховые взносы были заменены на единый социальный налог.

В результате в 2002 году из 339,4 млрд, рублей, поступивших в федеральный бюджет за счет части ЕСН, в последующем в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации на выплату базовой части трудовой пенсии была перечислена не вся сумма средств, предназначенных на эти цели, а только 331,6 млрд, рублей, а 7,8 млрд, рублей, не перечисленных средств были оформлены как задолженность федерального бюджета перед Пенсионным фондом Российской Федерации.

Негативные последствия изменения страховой природы взносов и замены их на налоговый способ формирования доходов для системы социального страхования проявляются в снижении финансовой устойчивости бюджетов государственных внебюджетных фондов, что, в свою очередь, влечет снижение уровня социальных гарантий в системе социального страхования и понижение уровня социальной защиты застрахованных. [3]

Вот некоторые показательные данные. Если в 2002 году доля страховой части пенсии составляла в общей ее величине 70%, в 2004 году - 65%, то в 2005 году - уже 56%, а в 2007 и 2010 годах эта доля понизилась до 35% и 25%, соответственно. В 2005 году дефицит бюджетов государственных внебюджетных фондов составил порядка около 300 млрд, рублей. Покрытие дефицита финансовых ресурсов в 2006 финансовом году потребовало дотаций из государственного бюджета в размере около 380 млрд, рублей, в 2007 году эта величина приблизилась уже к 440 млрд, рублей, а в 2008 году - к 600 млрд, рублей, что может быть осуществлено в рамках перераспределения средств из федерального бюджета с серьезными трудностями, а возможно, и в неполной мере. Фактически, начиная с 2005 года, федеральный бюджет стал ответственным за финансовое обеспечение бюджетов Пенсионного фонда Российской Федерации и других социальных фондов.

Данная тенденция ведет к ликвидации страховых механизмов и реанимации социалистической модели государственного социального обеспечения, основанной на дотациях из федерального бюджета. Однако пока рано говорить о том, что в России произошел возврат к государственному социальному обеспечению социалистического типа, поскольку размер дотаций из государственного бюджета в настоящее время в десятки раз меньше, чем это было в советское время. В итоге, по мнению специалистов из Комитета Совета Федерации по социальной политике, получился своего рода гибрид, вобравший в себя элементы и механизмы социальной помощи, государственного социального обеспечения, социального страхования и личного страхования (накопительная часть пенсионной системы), который с точки зрения экономических законов не имеет каких-либо перспектив на развитие в дальнейшем.

Думается, что в основе этой тенденции лежат и культурноидеологические факторы, а именно отсутствие развитой культуры социального страхования в нашей стране, что выражается в незнании основных принципов данного института социальной защиты. Традиционный для нашей страны взгляд на социальную защиту как прерогативу государства по-прежнему сохраняется, несмотря на то, что государство уже не только не дотирует социальное страхование, но нередко и само использует страховые ресурсы на нестраховые цели.

Для адекватного понимания и принятия населением института социального страхования необходимо такое состояние менталитета нации, которое сочетало бы персональную ответственность личности за свое благосостояние и коллективную (солидарную) взаимопомощь.

Задача формирования института социального страхования уже однажды в истории стояла перед нашей страной. Это было в начале прошлого века, в период демократических преобразований. Однако революция 1917 года помешала становлению этого института, и формирование системы социальной защиты пошло по пути государственного социального обеспечения. Это способствовало восстановлению и закреплению патерналистской модели социальной защиты, разложение которой началось в России в связи с развитием в ней капиталистических отношений.

Недооценка социального страхования в России в значительной мере обусловлена и определенным повышением уровня жизни, которое началось с конца 1990-х годов. Рост экономики России, начиная с 2000 года, составлял в среднем 7% ежегодно, что превышает показатели большого количества развитых стран и стран с переходной экономикой. Рост реальных доходов населения составлял в 2004 году 5,5%; в 2005

году около 9% . Такая тенденция преобладала вплоть до начала мирового кризиса 2008 года.

За последнее десятилетие уровень жизни россиян повысился более чем вдвое, и хотя социальное неравенство по-прежнему велико, эта проблема уже не воспринимается столь остро. Россией были выплачены внешние долги, в страну потоком шли прямые иностранные инвестиции (только за 2006 год пришло 30 миллиардов долларов), государство стало занимать все более сильные позиции, как в экономике, так и в социальной сфере.

Если для периода начала реформ была характерна ориентация на развитые капиталистические страны, стремление подражать им, заимствуя типичные для них институты, в том числе институт социального страхования, то по мере возрождения экономического могущества государства, опять возникает вера в «особый путь» России и отказ от использования западного опыта. В этом аспекте первый удар приняли на себя институты социального государства, прежде всего, институт социального страхования, с которого начиналось становление социального государства в европейских странах.

Уже в 2000 году в процессе разработки «Стратегии развития Российской Федерации до 2010 года» был сформулирован приоритет, так называемой, субсидиарной концепции социального государства. Выраженная в этой программе мысль о том, что в настоящее время система социальной поддержки, основу которой составляют социальные трансферты, субсидии на товары и услуги, а также категориальные льготы, принципиально неспособна решать задачи перераспределения ресурсов в пользу наиболее нуждающихся домохозяйств и что реформирование социальной политики стало задачей, решение которой нельзя откладывать. Данная мысль была воспринята рядом ученых и политиков как попытка вообще поставить под сомнение саму идею социального государства.

Отчасти причиной такой оценки послужила терминология программы. В проекте документа было сказано буквально следующее: вместо социального государства (патернализма) создается субсидиарное государство, которое обеспечивает социальные гарантии в той мере, в которой общество не может этого сделать самостоятельно. Таким образом, принцип субсидиарности был противопоставлен не патернализму социалистического типа, который, как было показано, ничего общего не имеет с социальным государством, а самому социальному государству.

Поскольку указанный проект был открыт для обсуждения, в октябре 2000 года в Академии труда и социальных отношений состоялось заседание «Круглого стола» на тему «Стратегический путь России: социальное или субсидиарное государство?» К счастью, участники данного форума отметили неправомерное противопоставление принципа субсидиарности социальному государству. Кроме того, термин «субсидиарное» подвергся буквальному толкованию, его значение было сведено к значению юридического понятия «субсидиарной ответственности», которое означает право кредитора после предъявления иска к основному должнику взыскивать недополученную часть долга с другого обязанного лица. Отсюда был сделан вывод, что по сути дела, никакого отношения к модели государства это определение не имеет, а в «Стратегии развития России до 2010 года» была усмотрена попытка изменения конституционного положения о социальном государстве. Негативная позиция профсоюзов и научной общественности по данному вопросу была доведена до правительства и Федерального Собрания Российской Федерации.

После этих обсуждений авторы концепции «субсидиарного государства» исключили сомнительный термин из своего документа вместе с термином «социальное государство». В принятом варианте текста были лишь определены следующие цели социальной политики:

  • - обеспечение максимально эффективной защиты социально уязвимых домохозяйств, так как они не обладают возможностями для самостоятельного решения социальных проблем и потому объективно нуждаются в государственной поддержке;
  • - обеспечение всеобщей доступности и общественно приемлемого качества базовых социальных благ, к числу которых относятся, прежде всего, медицинское обслуживание и общее образование;
  • - создание для трудоспособного населения экономических условий, позволяющих гражданам за счет собственных доходов обеспечивать более высокий уровень социального потребления, включая комфортное жилье, лучшее качество услуг в сфере образования и здравоохранения, достойный уровень жизни и в пожилом возрасте;
  • - формирование в социально-культурной сфере институтов, создающих возможность максимально полной мобилизации средств населения, и предоставление возможностей широкого выбора населением предоставляемых социальных благ и услуг.
  • - в сфере предоставления социальной помощи населению предполагается обеспечить адресность государственной социальной помощи, а полномочия по определению размеров и форм предоставления социальной помощи целесообразно передать на региональный и муниципальный уровень.

Предлагаемые в «Стратегии развития» меры укладываются в принцип: «все, что отдельный человек или профессиональная группа работников могут достичь в сфере социальной защиты собственными силами, поощряется; в случаях, когда требуется солидарная взаимопомощь, она оказывается». Все это было представлено под видом новой концепции субсидиарного государства.

Многие ученые и общественные деятели не без оснований увидели в разработанной и принятой «Стратегии развития Российской Федерации до 2010 года» попытку отказа от социального государства и замены его либеральной утопией монетаристского толка. На практике это могло привести к социальной катастрофе, когда подавляющее большинство граждан вообще оказалось бы лишенным всякого социального и пенсионного обеспечения.

Интересно отметить, что в споре о модели социального государства для России как противники, так и сторонники принципа субсидиарности используют одни и те же аргументы. Так, исследователь Ж.Х.Македонская в своей диссертации «Правовая природа Российской федерации как социального государства», критикуя субсидиарную концепцию государства, пишет: «социальное государство порождает патернализм, иждивенчество и такие условия, при которых люди будут стараться не работать, а сесть на шею государству и обществу. Возможно, в благополучных западных странах такая точка зрения может иметь определенные основания, но не в сегодняшней России. У нас миллионы людей хотят, но не имеют возможности работать, потому что элементарно не хватает рабочих мест. В таких условиях государству бросать своих граждан на произвол судьбы и делать вид, что оно здесь совершенно не причем, просто безнравственно».[4]

С другой стороны, в пользу субсидиарной концепции приводится тот же самый аргумент: пока Россия бедна, концепция субсидиарного государства для нее наиболее реалистична, так как государство не в состоянии взять на себя роль единственного социального гаранта прав и свобод личности, необходимо развивать стимулы, побуждающие каждого гражданина стремиться к самостоятельному решению своих проблем, тем самым внося посильный вклад в развитие общества и национальной экономики. Нереалистично требовать от государства того, что оно не в состоянии обеспечить.

На наш взгляд, этот спор носит терминологический характер, причем обе позиции терминологически некорректны. Принцип субсидиарности вполне совместим с социальным государством, это принцип организации уровней власти. Субсидиарное государство является одним из методов реализации принципов социального государства, основанным на признании больших полномочий местного самоуправления. По сути, субсидиарное государство - это не антипод социального государства, а способ его воплощения, достаточно хорошо зарекомендовавший себя в разных странах. Вся эта терминологическая путаница является попыткой «увести» общественное сознание подальше от идеи социального государства и ответственности государства перед своими гражданами. Возникает извечный вопрос Римского права: « Кому это выгодно?»

Таким образом, в России на современном этапе развития существуют необходимые предпосылки для достижения целей и задач социального государства. К таковым можно отнести, с одной стороны, свободную рыночную экономику, частную собственность на средства производства и классовую структуру общества, с другой стороны, наличие мощного государственного сектора в экономике и в целом сильные позиции государства в управлении обществом.

Важной предпосылкой социального государства в современной России является конституционное закрепление принципа социального государства, а также основных социальных прав и в целом выраженная тенденция к построению в нашей стране правового государства. К этим предпосылкам следует также отнести наличие исторически конкретных ориентиров социальной политики. В качестве этих ориентиров выступают недавний опыт социалистического государства и большие достижения в плане социальных гарантий западных моделей социального государства. При этом надо заметить, что в восприятии обоих типов ориентиров наблюдается ярко выраженная идеализация, к которой склонно не только население, но порой и ученые. Этим объясняется острота дискуссий о модели социального государства, приемлемой для нашей страны: одни участники этих дискуссий выдвигают в качестве образца для подражания модель государственного обеспечения социалистического типа, другие - модель государства всеобщего благосостояния. При этом не учитывается, что социальная политика социалистического государства имеет принципиально иную природу, нежели социальное государство, а добиться высоких результатов, к которым шло западное государство всеобщего благосостояния в течение нескольких десятилетий, быстрыми темпами невозможно.

Сегодняшний этап развития нашего государства в целом нельзя охарактеризовать как социальное государство. Это подтверждают слова академика В.И.Жукова о том, что «оценивая ситуацию в области социальной политики, можно отметить, что она остается сложной, противоречивой и не всегда предсказуемой. Условия для её проведения в параметрах, соответствующих социальному государству, в стране не созданы».[5] Таким образом, в лучшем случае сегодня можно говорить о процессе формирования и становления социального государства в России на основе конституционного императива. В настоящее время стратегической задачей является переход от провозглашения принципов социального государства к выработке и внедрению механизмов их реализации.

Не случайно в своем определении социального государства мы зафиксировали такое важное понятие, как «стандарты материальной жизнедеятельности», т.к. именно они являются необходимым условием реализации принципов социального государства. Именно честные социальные стандарты переводят абстрактные понятия «достойная жизнь» и «свободное развитие человека», провозглашенные в Конституции РФ и многих определениях социального государства, на понятный для всех язык цифр и конкретных положений. Необходимо подчеркнуть, что содержание социальных стандартов является предметом серьезных переговоров между работодателями и представителями наемного труда, и только после этого они должны санкционироваться государством в лице законодательных органов власти.

К стандартам материальной жизнедеятельности или социальным стандартам, ориентированным на обеспечение минимальных социальных гарантий, как правило, относят:

  • • прожиточный минимум отдельных категорий населения;
  • • минимальный размер оплаты труда;
  • • минимальный размер пенсий;
  • • минимальный размер ряда социальных пособий;
  • • нормы обеспечения бесплатным образованием и медицинскими услугами;
  • • нормативы социального обслуживания инвалидов, престарелых, детей, оставшихся без попечения родителей, и др. лиц;
  • • нормативы обеспечения жильем и его доступность;
  • • форма типового трудового контракта для молодёжи и профессионалов.

К сожалению, установленные на сегодняшний день в РФ социальные стандарты не соответствуют целям социального государства, т.к. не могут обеспечить ни «достойную жизнь», ни «свободное развитие человека», а значит, не может быть выполнено главное ценностное предназначение социального государства - создавать условия для частной и публичной автономии граждан.

В этой ситуации важную роль может сыграть гражданское общество, призванное контролировать власть и способное превратить своими усилиями государство в институт, который реально служит интересам общества.

Подводя итоги рассмотрения непростой судьбы социального государства в России, необходимо отметить следующие важные моменты:

На рубеже XIX-XX вв. благодаря усилиям ряда выдающихся деятелей общественных наук в России были выделены и проанализированы такие важные составляющие концепта «социальное государство», как достоинство личности, права гражданина, правовое государство, социальные функции государства и др. Однако, данные идеи не получили воплощения в институциональной форме из-за их абстрактности и недальновидности политической элиты Российской империи, а также из- за усиливающейся в то время в русском общественном сознании социалистической концепции общественного развития.

Возникшее после 1917 года в России государство было социалистическим, которое по своей природе, целям, задачам и способам решения социальных проблем отличается от социального государства.

В середине 90-х годов XX века в России впервые была заявлена цель построения социального государства. На конституционном уровне были закреплены все необходимые принципы социального государства и 144

социальные права граждан. Однако это всего лишь возможность, реализация которой зависит от того, будет ли социальное государство воспринято современной российской элитой и гражданским обществом как ценность или общественный идеал, для воплощения которого требуется совместная работа.

Формирование и становление социального государства в России неразрывно связано с развитием данного института во всем мире. Эпоха индустриального капитализма, породившая феномен социального государства, в экономически развитых странах заканчивается. На смену ей приходит новая постиндустриальная стадия развития общества, предъявляющая новые требования к человеку и государству, меняя способы их взаимосвязи. Адекватные ответы на вызовы постиндустриального капитализма в рамках парадигмы социального государства и определят дальнейшие перспективы существования и функционирования данного феномена.

  • [1] Конституция Российской Федерации (Основной Закон), ст.7. - М.: 1993.
  • [2] См.: Доклад к заседанию Правительства Российской Федерации 17.11.2003 г.«О реформировании системы обязательного социального страхования». См.: Концепция совершенствования системы социального страхования вРоссийской Федерации (проект) /Аналитическое управление Аппарата СоветаФедерации; Комитет Совета Федерации по социальной политике (под рук проф.В.Д.Ройка). //Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2005. № 13 (265).
  • [3] См.: Аналитическая записка Счетной палаты РФ по результатам анализаэффективности действующей процедуры исчисления, уплаты иадминистрирования единого социального налога (Письмо Счетной палаты РФ от15.04.2005 г.№ 01-494/14-1)
  • [4] Македонская Ж.Х. Правовая природа Российской Федерации каксоциального государства. - С. 41.
  • [5] Жуков В.И. Российские реформы: социология, экономика, политика. - М.:РИЦ ИСПИ РАН, 2002. С.334.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >