Снятие информации с технических каналов связи

Модельный закон определяет снятие информации с технических каналов связи как получение, преобразование и фиксацию с помощью технических средств различных видов сигналов, передаваемых по любым техническим каналам связи, для решения задач ОРД.

Снятие информации может включать сканирование технического канала, радиоперехват, копирование и другие действия с последующей фиксацией информации на магнитных, текстовых (бумажных), электронных носителях.

К техническим относятся каналы электросвязи, используемые для передачи и приема знаков, сигналов, письменного текста, изображений, звуков при помощи технических средств по проводной, радио- и другим электромагнитным системам.

Для проведения рассматриваемого ОРМ могут быть задействованы сотрудники предприятий, организаций, технические каналы и средства связи которых используются для снятия информации. Также эти ОРМ могут проводиться самостоятельно специализированными оперативными подразделениями ОВД и ФСБ России с использованием специальных технологий, технических и аппаратных средств.

Передача ОРО содержания информации сотрудниками (операторами) предприятий, организаций, учреждений, оказывающих услуги по передаче информации с использованием технических каналов связи, сведений из информационных систем, банков таких данных выходит за рамки рассматриваемого ОРМ.

Снятие служебной информации, передаваемой по техническим каналам связи или передаваемой на служебные технические средства, не образует ограничения конституционных прав граждан. Тем не менее проведение рассматриваемого ОРМ и в этом случае требует получения судебного решения, поскольку наряду со служебной информацией могут передаваться сведения личного характера, а также данные, составляющие коммерческую тайну.

Правила проведения данного ОРМ аналогичны правилам ПТП.

Оперативное внедрение

В соответствии с Модельным законом оперативное внедрение — проникновение в преступную группу сотрудника или конфидента для решения задач ОРД.

Рассматриваемое ОРМ может представлять собой разовое (законченное) мероприятие или определенный процесс, систему организационных, тактических, разведывательно-поисковых мероприятий, осуществляемых преимущественно негласными силами, средствами и методами, выбор которых диктуется конкретными обстоятельствами и задачами ОРД. С учетом этого, например, опрос, наблюдение, оперативный эксперимент могут рассматриваться как его вспомогательные элементы, части подготовки оперативного внедрения либо разведывательно-поисковой деятельности внедренных субъектов.

Оперативное внедрение следует рассматривать не только как процесс ввода, проникновения в целях сбора информации, но и как промежуточный или конечный результат в виде закрепления на объекте внедрения; получения доступа к сведениям, интересующим оперативника как субъекта ОРД; создания обстоятельств, способствующих получению информации внедренными лицами; проведения ими поисковых и разведывательных мероприятий; выявления лиц и фактов, представляющих оперативный интерес; установления контакта (доверительных отношений) с выявленными лицами; сбора оперативной информации, проведения иных мероприятий для решения задач ОРД.

Не образует рассматриваемого ОРМ привлечение к негласному сотрудничеству лица, уже находящегося (работающего) на соответствующем объекте, имеющего контакт или устойчивую связь с лицом, представляющим оперативный интерес, либо входящего в состав ОПФ.

К числу объектов оперативного внедрения могут быть отнесены ОПФ; отдельные лица, обоснованно подозреваемые в подготовке или причастности к совершению преступлений; жилые массивы, участки местности со сложной криминогенной или криминальной обстановкой; пораженные преступностью объекты экономики, другие учреждения, организации независимо от форм собственности.

В частности, подразделения ОРО ОВД практикуют при наличии достаточных оснований внедрение своих оперативников в структуры предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности в случаях, когда получение иными способами необходимой информации о формах и методах сокрытия от налогообложения доходов (прибыли) невозможно.

Непосредственными участниками оперативного внедрения (внедряемыми) могут быть как должностные лица ОРО, так и конфиденты.

Рассматриваемое ОРМ проводится на основании постановления, которое утверждается руководителем ОРО (ст. 8 ФЗ об ОРД). В постановлении должны обосновываться необходимость оперативного внедрения, тактический замысел ОРМ, роль и задача внедряемого лица, его линия поведения, меры по обеспечению безопасности и конспирации, а также приводиться другие данные, обосновывающие правомерность и допустимость действий участника ОРМ.

Исходя из этого, впоследствии при необходимости дается оценка и решается вопрос об отсутствии в действиях внедренного лица признаков преступления. Например, участие в незаконном вооруженном формировании (ч. 2 ст. 208 УК), устойчивой вооруженной группе, банде (ч. 2 ст. 209 УК) или преступном сообществе (ч. 2 ст. 210 УК) образует признаки оконченного состава преступления, однако такое участие внедренного лица не является преступлением, поскольку не причиняет вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям и не создает угрозы причинения такого вреда, является допустимым с точки зрения закона и прямо предусмотрено им, направлено на защиту общественных интересов, а не во вред им.

Такой подход соответствует нормам международного права. В частности, ст. 26 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (2000 г.) закрепляет положения о предоставлении иммунитета от уголовного преследования лицу, которое сотрудничает в расследовании или уголовном преследовании за преступления, в соответствии с основополагающими принципами национального законодательства.

В процессе оперативного внедрения участник этого ОРМ может самостоятельно проводить любые ОРМ, не требующие санкционирования (разрешения на их проведение).

В случаях, когда необходимо предание гласности сведений, связанных с внедрением лица в преступную среду, письменно оформляется его согласие.

Оперативное внедрение предусмотрено не только ФЗ об ОРД, но и международно-правовыми актами. Так, согласно ст. 14 названной выше Конвенции ЕС 2000 г. «запрашивающие и запрошенное государство- член могут договориться о взаимной правовой помощи в целях осуществления уголовных расследований с использованием агентов, действующих тайно или под фиктивным именем (тайные расследования)».

Проведение совместных агентурных операций предусмотрено и Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >