Досрочное прекращение полномочий органов и выборных должностных лиц местного самоуправления как основание их ответственности

Вопрос о досрочном прекращении полномочий органов и выборных должностных лиц местного самоуправления как об основании их ответственности был предметом специального рассмотрения Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 49 Федерального закона от 28 августа 1995 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[1].

Конституция РФ закрепляет самостоятельность местного самоуправления и его органов: народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (ч. 2 ст. 3); органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти (ст. 12); местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения (ч. 1 ст. 130); структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно (ч. 1 ст. 131).

Однако эти положения Конституции РФ о самостоятельности органов местного самоуправления нельзя рассматривать в отрыве от других конституционных установлений. В соответствии со ст. 12 Конституции РФ местное самоуправление самостоятельно в пределах своих полномочий. По смыслу ее ст. 130, 131, 132 и 133, Конституцией РФ и законом устанавливаются права и обязанности местного самоуправления. Согласно ч. 2 ст. 15 Конституции РФ органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Из этого конституционного принципа в его взаимосвязи с другими предписаниями Конституции РФ, в том числе закрепленными в ее ч. 1 ст. 1, ч. 2 ст. 3, ч. 2 ст. 5, ст. 12, ч. 1 ст. 15, ч. 1 и 2 ст. 66, ст. 76, 130, 131, 132, 133, вытекает, что деятельность органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления должна соответствовать Конституции РФ и основанным на ней нормативным правовым актам.

Для того чтобы обеспечить реализацию указанных конституционных положений, а также защитить права граждан (в том числе право на осуществление местного самоуправления) от возможных злоупотреблений своими полномочиями со стороны органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления и вместе с тем гарантировать муниципальным образованиям защиту от необоснованного вмешательства в их деятельность, Российская Федерация, как суверенное государство, вправе предусмотреть адекватные меры ответственности органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления, в том числе досрочное прекращение полномочий соответствующего органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления.

Досрочное прекращение полномочий последних возможно при условии, что оно сопровождается одновременным назначением новых выборов и как разновидность ответственности соразмерно степени совершенного нарушения и значимости защищаемых интересов. При соблюдении указанных условий досрочное прекращение полномочий не может рассматриваться как неправомерное вмешательство органов государственной власти в деятельность местного самоуправления и, следовательно, не противоречит Конституции РФ.

Конституция РФ и Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» не предусматривают различий в правовом статусе муниципальных образований. Муниципальные образования независимо от размеров территорий и численности населения, а также своей структуры и места в системе территориального устройства пользуются одними и теми же конституционными правами и гарантиями. Между ними нет отношений подчиненности, и, следовательно, органы одних муниципальных образований не вправе применять санкции в отношении органов и должностных лиц других муниципальных образований. Поэтому установленный федеральным законодателем единый порядок досрочного прекращения полномочий органов местного самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления не противоречит Конституции РФ.

Универсальным (и в этом смысле унифицированным) является общий принцип возможности досрочного прекращения полномочий органов и выборных должностных лиц местного самоуправления, что не нарушает Конституции РФ, а в рамках этого общего принципа порядок осуществления ответственности органов и выборных должностных лиц местного самоуправления может быть конкретизирован законом субъекта Российской Федерации.

Органы местного самоуправления в вопросе об ответственности должностных лиц местного самоуправления не ограничены в проявлении инициативы и самостоятельности. Статья 49 предусматривает возможность применения законодательным (представительным) органом субъекта Российской Федерации, при наличии достаточных к тому оснований, лишь одной, конкретной меры ответственности (указанной в данной статье), что не препятствует органу местного самоуправления в соответствии с законами субъекта Российской Федерации и нормативными актами муниципального образования привлекать выборных должностных лиц к ответственности за совершенные ими правонарушения, не говоря уже о возможной политической ответственности выборных должностных лиц местного самоуправления, их ответственности за некомпетентные действия и т. п.

Представитель заявителя усматривает неконституционность оспариваемых положений и в том, что прекращаются полномочия органа или выборного должностного лица местного самоуправления и одновременно назначаются новые выборы, осуществляются законом субъекта Российской Федерации. Однако Конституция РФ не дает решение вопроса о форме правового акта, на основании которого положение Федерального закона о возможности прекращения полномочий законом субъекта Российской Федерации является особой гарантией прав местного самоуправления: в отличие от иных видов решений (в том числе постановлений) закон принимается в более усложненной процедуре (обязательные стадии законодательного процесса); закон подлежит подписанию президентом республики либо главой исполнительной власти, и, следовательно, прекращение полномочий должно быть результатом согласия законодательной и исполнительной власти субъекта Российской Федерации или, по крайней мере, решения его законодательного органа, принятого квалифицированным большинством голосов. Поэтому предписание п. 3 ст. 49 рассматриваемого Федерального закона о необходимости принятия соответствующего решения в форме закона не противоречит Конституции РФ.

  • [1] СЗ РФ. 1997. № 42. Ст. 4902.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >