ПСЕВДОХРИСТИСТИАНСКИЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ

Итак, рассмотрев социокультурные и психологические аспекты распространения нетрадиционных религий в России на рубеже XX- XXI вв., можно отметить, что сложившаяся в указанный период в обществе обстановка не могла не оказать существенного влияния на возникновение в стране христианских направлений как западного, так и отечественного происхождения, которые во многом противоположны традиционному российскому православию.

Ряд исследователей (О.А. Богданова и др.) отмечают, что в этих религиозных организациях нашел свое выражение процесс секуляризации христианства, который следует понимать не только как простое уменьшение влияния авторитета христианства, но как гораздо более сложный процесс внутреннего качественного преобразования христианства, в ходе которого происходит размывание границ между христианством и тем, что христианством в собственном смысле слова не является. Поэтому данные религиозные организации следует рассматривать как псевдохристианские, так как в них наряду с использованием христианской терминологии и внешней атрибутики имеет место наполнение их совершенно иным, нетрадиционным содержанием, которое в ряде случаев не просто искажает основные принципы христианства, но и приводит к его полному распаду.

Остановимся на характеристике тех из них, чьи вероучения наиболее ярко воплотили в себе основные моменты процесса секуляризации как качественного преобразования христианства. Обращает на себя внимание тот факт, что большинство нетрадиционных религиозных организаций западного происхождения имеют непосредственную связь с протестантизмом. Это не случайно, поскольку именно протестантизм с его ярко выраженной установкой на материальный успех, индивидуализм и земное процветание гораздо больше соответствует современной экономической и идеологической ситуации, чем православие с его претензиями на аскетизм. Как отмечает О.А. Богданова, «наверное, нет смысла, чтобы обстоятельно доказывать несовместимость аскетической установки православия с реалиями современной российской действительности, когда вследствие развития рыночных отношений, резкой дифференциации доходов россиян большинство из них, особенно молодежь в значительной степени, ценит материальный успех. ...Коренное расхождение между ценностями традиционного христианства и ценностной ориентацией, сформировавшейся на современном этапе развития российского общества, во многом объясняет то, что большое количество россиян предпочитает традиционной православной вере нетрадиционные религиозные движения, получившие большое распространение в наши дни в России» [26].

Аналогичной точки зрения придерживается Д. Таевский, отмечая, что одной из причин падения интереса к православной церкви является общее улучшение экономической ситуации, так как для относительно процветающего общества необходима соответствующая религия — и по своему духу мрачная и в известной степени депрессивная Русская православная церковь вошла в резкий диссонанс с настроениями людей, ориентированными на потребление, улучшенное питание, современное образование и т.д.

Наиболее ярко проявляется процесс деформации христианства в теологии протестантской организации Свидетели Иеговы, происхождение которой связано с именем американца Чарлза Рассела. В 1879 г. в США он основал собственный журнал «Сионская Сторожевая башня и вестник присутствия Христа», а в 1884 г. выступил основателем организации «Общество Сторожевой башни». В 1931 г. общество получило название «Общество свидетелей Иеговы». Члены этой организации претендовали на возрождение подлинного христианства. Однако, по словам А.И. Осипова: «И православные, и католические, и протестантские авторы единодушны в одномдоктрина свидетелей Иеговы ничего общего с христианством не имеет, хотя и маскируется с помощью использования отдельных христианских понятий» [27]. Впервые последователи общества появились в России еще в 1927 г., а в период 1939-1940 гг. количество их резко возросло в результате присоединения к России Западной Украины, Западной Белоруссии, стран Прибалтики, где находились последователи общества. Полная легализация организации произошла в 1991 г., когда был зарегистрирован «Управленческий Центр религиозных организаций свидетелей Иеговы».

Одной из фундаментальных характеристик учения свидетелей Иеговы является его тотальный рационализм. Во-первых, утверждая, что главный авторитет для них Библия и что они проповедуют Библию, на самом деле иеговисты проповедуют произвольное толкование текста Ч. Расселом и его последователями. Во-вторых, с точки зрения членов общества все, касающееся божественной сущности и плана спасения Богом человечества, вполне может быть постигнуто человеческим разумом: «Давайте исследуем характер того, что считается навеянным Богом, чтобы проверить, соответствует ли это учение тому, что мы разумно приписываем Богу» [28]. В-третьих, согласно мнению последователей, можно, опираясь на разум, самостоятельно высчитать время Армагеддона, что неоднократно и наблюдалось в истории общества. Что касается непосредственно самой теологии общества, то она вся базируется на обломках ортодоксального христианства. В частности, последователи Иеговы считают ошибочным догмат о Троице, который сопоставляется ими с языческим многобожием: «Искренние люди, хотящие познать истинного Бога и служить Ему, находят трудным любить и служить сложенному, необычному по виду, трехглавому Богу» [29]. Однако догмат о Троице является одним из центральных догматов, относительно которого выстраивается вся структура христианства. По всей видимости, догмат о Святой Троице отвергается иеговистами в силу опять же крайнего рационализма их учения, так как все, что стоит выше разума, все, что неподвластно разуму и законам логики, отрицается в силу свой бессмысленности. Отсюда вытекает: если Бог един и не имеет никаких ипостасей, то Христос никак не может быть Богом, поэтому у последователей Иеговы Христос не Бог, а сын Бога, рожденный до начала творения мира. «Библия, — утверждают свидетели Иеговы, — говорит, что Бог один... и он больше, чем Сын. Сын же, Первородный, Единородный, творение Божие, имеет начало. То, что Отец больше и старше Сына, разумно, понятно и подтверждается Библией» [30]. Иисус Христос рассматривается в учении свидетелей Иеговы в качестве «великого архираба», известного как архангел Михаил, которому позже предстояло стать Христом: «Он был создан прежде неисчислимых тысячелетий, как первое и единственное творение Своего Отца Иеговы» [30].

Отрицание божественности Христа, в свою очередь, меняет всю христианскую сотериологию, ибо подчеркивание в Христе чисто человеческих черт и тварной природы ведет к тому, что уже не Бог, а тварное существо спасает человечество. Р. Геной отмечал: «Наблюдая людей, настаивающих на том, чтобы считаться христианами, но при этом полностью отрицающих божественность Христа, трудно поверить в их искренность, так как подобная позиция куда ближе к чистому отрицанию Христа и христианства, нежели к какому бы то ни было христианству, чтобы при этом не утверждали сами подобные “христиане”» [31]. Из нетрадиционного понимания природы Христа вытекает такое же нетрадиционное представление об искуплении. Если в ортодоксальном христианстве смерть Иисуса на кресте была искуплением человеческих грехов, то для последователей организации искупление было выкупом, уплаченным Иегове, чтобы вернуть человечеству утраченное совершенство и земные блага. Таким образом, умерев на столбе (сообразно учению организации), Христос выкупил у Иеговы потерянную Адамом райскую земную жизнь вкупе с материальным изобилием, приносящей удовлетворение работой и разнообразными видами других удовольствий. Свидетели Иеговы «отменяют» Второе пришествие Христа: возвращение Христа не означает Его возвращение в буквальном смысле слова. Слова из Евангелия, свидетельствующие о приходе Христа в телесном виде, и приход Его будет виден всем — трактуются организацией фигурально: это означает, что каждый тогда поймет или осознает, что Христос присутствует. Однако подобные представления в корне меняют представления традиционного христианства о смысле человеческой истории, так как раз Второго пришествия уже ждать не приходится по причине невидимого присутствия Христа, то все чаяния иеговистов сосредоточены на Армагеддоне как последней битве с силами зла: «Пережить Армагеддон и войти в мировую новую систему Бога смогут только кроткие люди, ищущие Иегову и справедливость. Тогда начнется грандиозное дело восстановления рая на земле» [32].

При таком представлении об искуплении абсолютизируется земная жизнь человека и принижается непосредственно религиозная составляющая понятия искупления. Также отрицают иеговисты воскресение Христа в физическом теле, опять же по причине своей непонятности и алогичности, что является деконструкцией одного из догматов христианства. Таким же образом иеговисты отрицают, что Святой Дух есть одно из лиц Святой Троицы, и сводят Святой Дух к безличной силе Отца. Распад христианства в учении иеговистов наглядно проявляется в том, что они отвергают институт Церкви на том основании, что у ранних христиан церкви не было. Кроме того, с их точки зрения, Церковь сильно срослась со светской властью и неоднократно компрометировала себя неправедными делами на протяжении всей своей истории. Этот момент указывает на то, что последователи Иеговы критикуют Церковь с точки зрения человеческого мнения. Но согласно традиционному христианству, сущность Церкви невозможно выразить с позиций человеческого разума. На это обстоятельство указывал русский философ Н.А. Бердяев: «Церковь извне нельзя вполне увидеть и понять, нельзя вполне рационально определить, сделать проницаемой для понятия. Нужно жить в Церкви. Она постижима лишь в опыте. ...Церковь не есть храм, построенный из камня, не есть духовенство, иерархия, не есть общество верующих илы приход, состоящих из людей, не есть учреждение, регулируемое правовыми нормами... Церковь есть невидимая вещь, она не принадлежит к миру видимых вещей, обличаемых верою, она сокровенная духовная реальность» [33]. Место церкви у иеговистов занимает «видимая небесная организация», созданная Богом и им опекаемая. Соответственно иеговисты отрицают церковную иерархию и церковные таинства, на том основании, что все это есть составная часть мира Сатаны. С точки зрения адептов учения общества свидетелей Иеговы, человек самостоятельно борется со своим грехами и пороками, а только затем крестится, чтобы дать ясное свидетельство в присутствии свидетелей, но грехи не омываются крещением. Представление о Боге в учении иеговистов в достаточной степени антропоморфизи- ровано. К примеру, в издаваемом свидетелями Иеговы журнале «Сторожевая башня» можно прочитать что Бог есть личность и у Бога есть тело. Однако в традиционном христианстве осуждается подобный антропоморфизм и приписывание Богу несвойственных Ему человеческих страстей и эмоций. В частности, Св. Иоанн Златоуст писал: «Итак, размышляя о немощи нашей и о том, что Слова (Писания) относятся к Богу, будем принимать эти последние слова так, как прилично говорить о Боге, не приписывая Божеству телесного вида и совокупности членов, но мысля о нем богоприлично» [34].

Такое же нетрадиционное представление у иеговистов о бессмертии человеческой души. Согласно их воззрениям, человек имеет такую же душу, как любое другое существо, т.е. животное. Поэтому, когда человек умирает, то и душа его умирает и пребывает мертвой вплоть до воскресения мертвых. Причем воскреснут только праведники и согрешившие по незнанию. Тем самым иеговисты в очередной раз отходят от основных теологических положений христианства, согласно которому человек был создан по образу и подобию Божьему и, следовательно, имеет непосредственное отношение к вечному и бессмертному Божественному бытию.

Представление о Божьем Царстве у последователей свидетелей Пеговы напоминает вполне земное теократическое государство. Роль царя в этом государстве будет исполнять Христос, которого на эту должность назначит Пегова. Как и всякое земное царство, Царство Божие будет иметь правительство, в которое войдут 144 тыс. избранных людей, которые будут управлять земными делами, находясь при этом на небе. В этот период на земле начнется райская жизнь и воскреснут мертвые. Все воскресшие будут иметь возможность в течение тысячи лет заслужить вечную жизнь добрыми делами и послушанием Иегове. Больше уже не будет войн, преступлений, болезней, инфляции, налогообложения и т.д. Это обстоятельство в учении иеговистов еще раз подчеркивает его земной и человеческий характер. Люди, достигшие совершенства в этот период, будут продолжать жить на земле вечно, а грешники будут окончательно уничтожены, что свидетельствует о том, что представление об аде у иеговистов отсутствует. Свидетели Иеговы в соответствии со своим материалистическим уклоном приписывают Богу вполне юридический подход при объяснении Божественного Промысла о спасении человечества. К примеру, Иегова хотел, чтобы люди имели не полную, а относительную свободу, подчиненную правопорядку, и поэтому Иегова в своих пределах закона Бога предоставляет огромную свободу выбора: разнообразные виды пищи, одежды, музыки и жилищ.

Таким образом, рассмотрев основные положения вероучения свидетелей Иеговы, можно сделать вывод, что, несмотря на все претензии представить организацию как христианскую, свидетели Иеговы явно демонстрируют отход от всех фундаментальных основ христианства. В учении иеговистов практически отсутствует элемент непостижимой тайны, который в той или иной степени должен присутствовать в религиозных системах. Сам Иегова у них занимает определенное место на небе, что является нарушением принципа трансцендентности и неумолимо приближает Бога к миру. Главная цель последователей свидетелей Иеговы резко расходится с основной целью в ортодоксальном христианстве. Если ортодоксальное христианство имеет высшей целью обожение человека и возвращение ему утраченного образа и подобия Божьего, то у иеговистов эта цель трансформируется в стремление избежать трагической участи в Армагеддоне.

Не менее ярко отражен процесс секуляризации в организации Церковь Иисуса Христа Святых Последних Дней (мормонизм), получившей достаточно широкое распространение в постсоветской России, и возникновение которой связана с именем американца Джозефа Смита. В своем учении Смит пользовался христианской терминологией и понятиями, однако смысл, вложенный в них, в сильной степени отличался от традиционного библейского понимания, что в конечном счете привело к созданию нового учения. По своей сути мормонизм представляет собой религию человекобожия, так как стержнем его является идея обожествленного человека. Первое, что обращает на себя внимание — это существование в картине мира мормонов неопределенного количества богов и богинь при том, что сами мормоны настаивают на том, что признают только одного Бога. Богослов религиозной организации мормонов Б. Макконки по этому поводу указывает, что существует три Бога — Отец, Сын и Святой Дух. Но кроме них, существует бесчисленное количество других священных личностей, приходящих из бесчисленных других миров, которые достигли прославления и поэтому тоже стали Богами. Основатель мор- монизма отрекся от догмата Троицы, объявив, что Бог есть не кто иной, как вознесшийся человек, обладающий физическим телом. При этом подход к природе Бога Отца у мормонов в высокой степени биологизирован, так как он человекоподобен настолько, что через половые отношения с небесными женами он породил собственных детей, обладающих духовными телами.

Бог — Отец, как считают мормоны, живет в центре мира на светиле Колоб и имеет человеческое тело. Его дети — это Иисус, Люцифер и все люди, которые первоначально обладают только невидимыми телами. Духовное тело приобретает плоть, когда рождается на Земле от родителей, обладающих физическими телами. Это обстоятельство в учении свидетельствует о том, что мормоны признают предсуществование души до ее рождения в материальном теле. Но эта доктрина противоречит христианству, которое отвергает предсуществование душ и настаивает на положении, согласно которому каждая душа творится вместе с телом. Учение мормонизма содержит еще ряд положений, которые доказывают его псевдохристианский характер, и свидетельствует о трансформации христианства.

В первую очередь рассмотрим основные особенности учения мормонов об Иисусе Христе. Во-первых, Христос у мормонов является первородным духовным сыном Отца, что нарушает христианский догмат о совечности, несотворенности и единосущности Бога Отца. Во-вторых, в воплощении Христа на Земле в человеческом теле отвергается роль Святого Духа, ибо Христос был зачат, по учению мормонов, посредством сексуального контакта Отца с Марией. Тем самым мормоны зачатие и рождение Христа превращают в обыденный акт, лишенный своей уникальности и неповторимости. В-третьих, согласно учению мормонизма, Христос оказывается не Вторым Лицом Троицы, а лишь одним из множества других богов, достигший совершенства своими личными заслугами. Данное положение окончательно развеивает представление о Христе как изначально обладавшим безгрешной и совершенной природой, так как идея о возможности достижения божественности путем самосовершенствования совершенно чужда христианству. Более того, указанное положение окончательно разрушает представление об уникальности и единичности явления Христа, так как Христос оказывается, в сущности, ничем не отличается ни от других богов, ни от других людей. Также по- иному мормоны расставляют акценты в учении о первородном грехе. Если традиционное христианство видит в первородном грехе основную причину изгнания из рая и человеческих страданий, то для мормонов грехопадение не является таким уж безусловным злом, потому что оно было необходимо, чтобы рожать физические тела для небесных духов. Предназначение же каждого рожденного — возвыситься и стать Богом, подобным Богу Отцу. Из этого положения становится видно, что мормоны не видят существенной разницы между Творцом и творением, ибо также, как когда-то Бог был человеком, так и человек может стать Богом. С точки зрения О.А. Богдановой, «в этих суждениях насколько ярко просматриваются отголоски ренессансного обожествления человека, настолько же мало от традиционного христианства в понимании божественной природы, соотношения Бога и человека» [24]. Указанное представление существенно нарушает свойственное христианству различение недоступной для понимания природы Бога и созданной Им природы других существ.

Нетрадиционно также представление о Святом Духе в учении мормонов. Мормоны полагают, что существует разница между Святым Духом и Духом Святым. Святой Дух был рожден на небесах как человек и является одним из сыновей Бога Отца. Дух Святой в учении мормонов рассматривается лишь как влияние Отца. Подобное принижение природы и роли Святого Духа имеет далеко идущие последствия, о чем писали известные русские философы. В частности, излагая концепцию Л.П. Карсавине о богохульстве против Святого Духа, Н.О. Лосский отмечает: «... помимо Святого Духа, тварь не может быть обожествлена; поэтому принижение Святого Духа ведет к принижению Христа в его человечности и к идее о том, что эмпирическое существование не может быть полностью обожествлено или стать абсолютом. ...Далее это ведет к отрицанию небесной жизни, к сосредоточению на мирском благополучии, к процветанию техники, капитализма, империализма и, наконец, к релятивизму и разрушению» [35]. Одной из характерных черт вероучения мормонов является явно выраженный антропоцентризм, нашедший свое выражение в представлении о том, что человек исключительно своими собственными усилиями и без помощи Бога способен достигнуть обожествления. Отрицая Божественность Христа, ставя Его на один уровень с сотворенными существами, мормоны возводят человека в статус божества и делают его «мостом между трансцендентным и конечным». Таким образом, можно сделать вывод, что вероучение мормонов, основанное на ряде искаженных положений христианства, следует рассматривать как учение псевдохристианское, в котором также нашел свое отражение процесс секуляризации христианства.

Процесс распада христианства и его соединение с другими религиозными и философскими системами нашел себе выражение в религиозной организации под названием «Церковь Объединения» Муна. Теология «Церкви Объединения» базируется на признании двух энергий — Инь и Ян как носителей положительного и отрицательного, женского и мужского начал. Мунизм постулирует существование единого Бога, который также воплощает в себе дуальные свойства Инь и Ян: «Сущностная позитивность и сущностная негативность Бога есть качества его сущностного характера и сущностной формы. Позитивностью и негативностью Бога мы называем здесь мужское и женское начало соответственно» [36]. Такое же нетрадиционное представление у мунитов о сотворении мира. В противовес библейской идее о создании мира Богом из ничего, в мунизме творение представлено как эманация Божества посредством первичного разделения, что указывает на сходство мунизма и древних религиозно-философских традиций нехристианского происхождения. Основатель организации Мун напрямую настаивает на равенстве человека и Бога, что, в свою очередь, опровергает трансцендентность и непостижимость Бога: «Бог либо предполагал полностью явить Свою ценность в Своем Творении, либо он не создал вообще ничего... Человеквидимая форма Бога, а Богневидимая форма человека. Субъект и объект едины по сути. Бог и человекодно. Человек есть воплотившийся Бог» [36]. Муниты также отрицают Божественность Христа на том основании, что Христос — не Бог, а только человек, лишенный первородного греха. Это значит, что муниты отвергают не только Христа как Бога, но и христианскую Троицу. С точки зрения мунизма, Христос пытался выполнить свою миссию ценою жизни, но потерпел неудачу. Смерть Христа не принесла спасения людям, не было положено даже начало христианству.

Продолжая свою дуалистическую концепцию, муниты полагают, что человечество претерпело два грехопадения: физическое и духовное, причем оба грехопадения были сексуальными по своей природе. Но традиционное христианство рассматривает грехопадение не как результат сексуальных отношений, а как претензию человека стать равным Богу. Двойное грехопадение предполагает также двойное очищение, как физическое, так и духовное. С концепцией очищения тесно связано с учением Муна о трех Адамах и трех Евах. Первые Адам и Ева в принципе соответствуют библейским, за исключением представления о том, что Ева была в прямом смысле соблазнена искусителем, что повлекло за собой духовное падение. Ее последующие сексуальные отношения с Адамом повлекли за собой еще и физическое падение. Христос стал вторым Адамом, и его задачей было найти совершенную невесту, чтобы породить безгрешное потомство. Но распятие Христа очистило человека лишь духовно. Физическое спасение человека возложено на третьего Адама и третью Еву. Причем под третьим Адамом муниты полагают самого основателя организации Муна, а под третьей Евой понимается супруга Муна: «Мун не говорит прямо, что он и есть этот третий Адам, но дает это понять с помощью разнообразных намеков» [36]. Третьи Адам и Ева должны стать родителями нового человечества и новой расы людей, которые в течение тысячи лет будут царствовать на преображенной и очищенной от всех грешников земле. Еще одной своеобразной особенностью учения Муна является положение о том, что Бог может быть несовершенным до тех пор, пока все сотворенное им не будет обладать гармонией с самим собой и с ним. Такое понимание Бога находится в явном противоречии с библейским, согласно которому Бог совершенен и ему не требуется тварное существо для восполнения полноты совершенства.

Вполне ожидаемым выводом такого богословия является фактически полное отрицание христианства и представление мунизма как единственной религии. Мун заявляет, что христианство увяло и превратилось в простую формальность: «Бог отверг христианство и устанавливает на земле новую религию, религию “Церкви Объединения”» [36].

Процесс секуляризации как разрушения христианства и его качественная трансформация получил отражение не только в религиях западного происхождения, но и в религиозных вероучениях, возникших в современной России на околоправославной почве. Вот что по этому поводу пишет исследователь С. Филатов: «Сама христианская, православная идейная среда благодаря отсутствию религиозной культуры, низкому уровню религиозного образования, стихийности нынешнего религиозного возрождения становится питательной почвой для возникновения религиозных учений, далеко уходящих не только от православия, но и от христианства вообще» [37]. Ниже мы постараемся показать, что и православие, несмотря на всю свою консервативность, может иметь такие серьезные идеологические модификации, которые так или иначе затрагивают саму сущность православного вероучения.

Немалый интерес здесь представляет организация «Православная Церковь Божией Матери Державная» («Богородичный центр»). Основатель организации богородичников — писатель В.Я. Береславский (Янкельман), религиозное имя — архиепископ Иоанн. Согласно учению данной организации, после того, как Бог дал человечеству Ветхий и Новый Заветы, в мире произошли разного рода изменения и назрела необходимость в Третьем Завете, исходящем непосредственно от Девы Марии. «Богородичный центр» настаивает на том, что не порывает с православной традицией, а старается вернуться к первоначальному евангельскому откровению. С этой целью последователи «Богородичного центра» разрабатывают собственную оригинальную концепцию, которая по многим пунктам расходится с традицией. В основном вся теология «Богородичного центра» построена вокруг личности Девы Марии. Нетрадиционный подход к пониманию природы и функции Девы Марии проявляется в следующих моментах. Во-первых, Богородица является не только матерью Христа, но и сама обладает божественными атрибутами. Богородица надмирна, предмирна и принимает участие в сотворение мира. Она имеет такие свойства Бога, как вечность, вездесущность, всеблагость. Вопреки догматике христианства именно Дева Мария, а не Христос есть посредница между Богом и человеком. Это видно на примере следующих высказываний: «Вы ныне лишены возможности взирать на сына вне Меня. И ни одна молитва, обращенная к Спасителю, не дойдет без моего посредства» [38]. Во-вторых, Богородице приписываются не только божественные свойства, но она также является одной из ипостасей Троицы. Богородичники прямо не называют Марию Богом, но тем не менее в ряде своих высказываний отождествляют Матерь Божию с Отцом, Христом и Святым Духом: «Пречистая Матерь Господа неотделима от своего Сына и послана в мир как часть его и полного Всесущего. Никак иначе не познаете Сына, только через Матерь Его» [39]. Об особой связи Духа Святого и Богородицы свидетельствует утверждение: «Дух Святой найдет на землю и через Пречистую Деву Марию будет устроять Царство Новой земли и Нового неба» [38]. Также нетрадиционное у богоро- дичников представление о миссии Христа. Учение «Богородичного центра» не рассматривает Христа как Спасителя человечества, а возлагает все надежды на Божию Матерь, которая выступает залогом вечного спасения. Связано это с тем, что вера в Христа истощилась, эпоха христианства идет к закату и настает эра Марии.

Расхождение с традиционным христианством прослеживается в учении богородичников о «преображении». В обход учению христианской церкви, которая заявляет, что все нераскаявшиеся грешники будут помещены в ад, представители «Богородичного центра» полагают, что вечность мук дана не только в субъективном переживании, а в связи с тем, что Богородица взяла на себя все грехи мучеников преисподней, ад будет закрыт, а Страшный суд заменен преображением, в результате которого во время сна всего человеческого рода будет произведено изменение души и тела. Для того чтобы был отменен Страшный суд и настало преображение, необходимо собрать миллион подписей присягнувших Божией Матери в России и двести миллионов — в мире. Для эсхатологии богородичников характерен хилиазм, осужденный христианской церковью еще в III веке н.э. В соответствии с логикой своего учения богородичники подменяют хилиастическую идею тысячелетнего царства Христа и праведников тысячелетним правлением Девы Марии, провозглашая, что Господь благословил тысячелетие Богородицы. Богородичники искажают догмат о Втором пришествии Христа, постулируя, что между первым и вторым пришествием Христа состоится еще одно пришествие, когда Христос явится в облике нищего странника. В своем учении богородичники отмежевываются от православной церкви, развивая свое учение о параклитской, или богородичной церкви. «Богородичный центр» отвергает вообще все христианские институты, предлагая отринуть все внешнее и обратиться внутрь себя: «Не удался на земле ни один христианский проектни человек, ни церковь, ни государство, ни монастырь, ни храм... Только в сердце человеческом свершилась полнота времениполнота Христа вошла в истощившегося Его ради и устроила Царство Небесное» [39].

В некоторых моментах богородичное учение смыкается с католической теологией. В частности, у богородичников есть католический догмат о папе как главе Вселенской церкви и наместнике Христа. Помимо этого богородичники, подразумевая Деву Марию, полагают, что католический догмат о непорочном зачатии отчасти верен. Достаточно нетрадиционно представление богородичников об источнике христианского учения. В частности, если традиционное православие полагает Священное Писание и Священное Предание основными источниками, питающими христианство, то богородичное учение настаивает на существовании и развитии еще устного и безмолвного Предания, которое считается важной частью Священного Предания.

Весьма нетрадиционное понимание христианства представлено в учении «Церкви Последнего Завета», основанной в 1996 г. в г. Минусинске Красноярского края С.А. Торопом, более известного под именем Виссарион. Церковь Виссариона настолько резко размежевывается с традиционным христианским учением, что само представление о едином Боге теряет даже поверхностное сходство с христианством. Основатели учения учат, что есть Творец Вселенной и есть Отец Небесный. Творец Вселенной является началом материального бытия, в нем нет ни добра, ни зла, он есть Абсолют. Отец Небесный есть отец человеческих душ и сын Единого Абсолюта, он является началом духовного бытия и источником Святого Духа. Различные энергии и поля Вселенной являются уплотненными энергиями Бога Абсолюта. В таком же духе понимается материя, которая состоит из максимально уплотненных сгустков энергии Абсолюта. Согласно воззрениям Виссариона, Христос признается не Богом, а Божественным Словом, рождение которого произошло при слиянии духа жизни единого Абсолюта с энергией планеты Земли, признаваемой разумной сущностью. Далеко отходит от христианских воззрений Виссарион в понимании сущности Второго пришествия Христа. Концепция второго пришествия наполняется в учении совершенно новым содержанием. Во-первых, приход Спасителя уже состоялся, в отличие от традиционного христианства, которое только ожидает прихода Христа. Во-вторых, Спаситель приходит уже не под именем Христа, а под совершенно другим именем. Под новым мессией в учении вис- сарионовцев подразумевается сам Виссарион. Основная цель нового мессии — создание нового вероучения, т.е. Последнего Завета. В качестве альтернативы христианскому пониманию второго пришествия Виссарионом была разработана эволюционная теория о двух этапах развития христианской церкви, в которой можно наблюдать элементы восточных религий. С точки зрения Виссариона, две тысячи лет назад людям была послана вера, которую они ошибочно назвали христианством. На самом же деле людям была послана «вера единая», призванная воссоединить все духовные поиски человечества. Теперь же стало возможным заключение нового союза человечества с богом, осуществляемый через Последний Завет на основе формирования христианства в единую религию. Исследователь Ю. Ушакова отмечает, что взамен неправильно понятой истины Виссарионом предлагается «примитивно состряпанная теософская система, куда включены несовместимые понятия, позаимствованные из различных восточных религий: индуизма, буддизма, даосизма; языческая мифология и модные нынче псевдовосточные гипотезы» [40]. Виссарион использует христианские представления о спасении, о творении человека, о дьяволе, но при этом сам их смысл и значение в сильной степени меняется. Так, Виссарион представляет дьявола как порождение греховных помыслов человека, как грубую энергию страха, переродившуюся в вирус зла. В созданную Виссарионом картину мира вписываются такие элементы нехристианского происхождения, как закон кармы, согласно которому Вселенная реагирует на деятельность человека, поощряя добрые дела и пресекая негативным воздействием поступки, приносящие вред. Существует в учении также доктрина переселения душ, в соответствии с которой человек рождается на Земле от десяти и более раз, и каждый раз имеет возможность для духовного роста. Вероучение виссариновцев отличается крайне напряженным эсхатологизмом. История человечества близится к своему завершению, и самое главное состоит в том, что в настоящее время вся человеческая раса подошла к своей последней реинкарнации, и поэтому все сейчас зависит от того, какое решение примет каждый человек, ибо других реинкарнаций больше уже не будет. В зависимости от принятого решения человечество либо погибнет, либо сможет достичь некоего нового единства души и тела, которое поможет пережить грядущую экологическую катастрофу и выжить в предстоящей ядерной войне. Напряженное ожидание конца света получило свое выражение в строительстве виссарионовцами своего города, который получил название Город Солнца, или, как называют его сами последователи учения Виссариона в разговоре с посторонними людьми, «Экспериментальное экологическое поселение экополис “Тиберкуль”». Согласно воззрениям виссарионовцев, в предстоящей катастрофе спасутся немногие, в частности, те, кто окажется в решающий момент на Тиберкуле.

Еще одной организацией, привлекающей к себе общественное внимание, является отечественное «Движение последователей русского мыслителя Николая Федоровича Фёдорова», связанное с философско-религиозной системой Н.Ф. Фёдорова. Хорошо известно, что сам философ и его преемники — Н. Петерсон, В.А. Кожевников, создавали свое учение, опираясь на православные каноны. Важно отметить, что сегодняшние последователи учения Фёдорова, такие, как президент Общества им. Н.Ф. Фёдорова С. Семёнова и вице-президент А. Гачёва, стремятся подчеркнуть, что между православием и постулатами Общества никаких противоречий нет. Действительно, на первый взгляд, никаких явных разногласий нет. В частности, ряд православных догматов принимаются последователями Общества согласно принятым в христианской догматике трактовкам (например, мариология и христологические догматы). Также характерно участие в церковных таинствах и евхаристии. Также с большим уважением относятся фёдоровцы к православным традициям и Церкви как бого- учрежденному институту. Тем не менее несмотря на то что фёдоровское движение склоняется к православной парадигме, в нем есть ряд черт, которые не позволяют отнести его «ни на течения внутри православия, ни на какие-либо связанные с православием движения» [41].

Нетрадиционность фёдоровства заключается, во-первых, в отношении к смерти как к главному злу наряду с идеей борьбы с ее преодолением. Для фёдоровцев смерть выступает основной причиной господствующей в мире безнравственности в ее различных формах. Таким образом, само осознание своей смертности способствует образованию у человека негативных этических установок, «как бы сподви- гая его к утопической попытке компенсировать в жизни тот убыток, который приносит смерть» [42]. Именно смерть, с точки зрения фёдоровцев, обуславливает человеческое несовершенство. Однако подобная установка находится в явном противоречии с официальной православной доктриной, согласно которой причиной смерти является грех, а не смерть — основная причина греховности человека. В отличие от традиционного христианского мировоззрения, предлагающего спокойное отношение к смерти в перспективе всеобщего воскресения мертвых, последователи движения придают борьбе со смертью наиважнейшее значение. Поэтому фёдоровцы предлагают совершить воскресение человечества раньше, чем это должно произойти согласно христианскому вероучению. Причем это досрочное воскрешение есть не что иное как нравственный долг по отношению к умершим предкам. Самый важный момент здесь — это еще одна установка на антропоцентризм, свойственная нетрадиционным религиозным концепциям: ведь если в христианстве воскрешение творится Богом, то у последователей Фёдоровского движения воскрешение творится уже человеком. Таким образом, всемогущество Бога радикально переосмысливается, и все функции Бога отдаются человеку.

Все христианские обетования, исполнения которых в традиционном христианстве ожидают непосредственно от Бога, согласно воззрениям фёдоровцев зависят исключительно от человека. Автономность человека доходит у фёдоровцев до предела, когда они сообщают, что полная победа над смертью станет возможной тогда, «когда человек, научившись воссоздавать себя из самых простых элементов, станет причиной самого себя» [42]. Кроме того, религиозная концепция движения весьма близка к деизму. Последователи признают сотворение мира богом, но полагают, что в природных процессах Бог не принимает участия и может действовать в мире только через человека. Поэтому несовершенное состояние природы фёдо- ровцами связывается с бездействием человека. В своем антропоцентризме последователи Общества идут еще дальше и сходятся на том, что природа была сотворена такой несовершенной намеренно с тем, чтобы человек имел возможность стать сотворцом Богу и привести к совершенству несовершенное тварное бытие. При этом речь идет не о создании чего-либо нового, а о воссоздании того, что было разрушено. Конечно, не вполне правомерно сводить фёдоровство исключительно к религиозной системе, и именно здесь проявляется еще один элемент нетрадиционное™ концепции, а именно ее опора на науку. Ведь исполнение всех чаяний фёдоровцев становятся возможным только в контексте достижений научного прогресса, что, в свою очередь, указывает на отход от постулатов христианства, ибо позитивная оценка научного и технического прогресса для православия не характерна. С другой стороны, опора в деле воскрешения на научные достижения свидетельствует о том, что фёдоровцы на самом деле не понимают и не принимают непостижимости воскрешения и пытаются перевести его в исключительно научную плоскость. С нашей точки зрения, нет надобности говорить, что подобная установка ничего общего с традиционным православием не имеет. Такое же нетрадиционное представление у последователей Общества об Апокалипсисе. В частности, раз человеку в учении отводится столь могущественная роль, то он может воздействовать на ход природных и исторических процессов и преодолеть апокалиптическую катастрофу. Если человечеству удастся привести к бессмертию все сущее, то это и будет созданием «нового неба» и «новой земли» о которой пророчествует Библия, а необходимость катастрофы просто отпадет. В связи с тем, что фёдоровство отрицает сверхчувственный мир, так как мир для них — это непосредственное чувственное бытие, то и положение о бессмертии человеческой души ставится фёдоровцами под сомнение. При этом последователи ссылаются на слова Н. Фёдорова, который «избегал выражения “бессмертная душа”, поскольку с этим понятием связано верование в некую обретаемую само собой бестелесную, бессмертную жизнь» [43]. В связи с вышесказанным представляется возможным говорить о несовпадении основных моментов в учении фёдоровства и ортодоксального христианства.

Таким образом, проанализировав ряд нетрадиционных религиозных организаций как западного, так и отечественного происхождения, мы пришли к выводу, что секуляризация культурной жизни России породила не только плюрализм религиозных концепций, но и обнаружила в них черты, явно не совпадающие с традиционным христианством или напрямую противоречащие ему. Несмотря на все заявления руководителей и последователей этих организаций представить свое вероучение как подлинное и чистое христианство, основные доктринальные положения указанных организаций демонстрируют качественное преобразование христианства, в ряде случаев доходящее практически до полного разрыва с исторической традицией.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >