ГЕНДЕРНАЯ СОЦИОЛОГИЯ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ

РОЖДЕНИЕ ГЕНДЕРНОЙ СОЦИОЛОГИИ В РОССИИ

О женщинах всегда найдется сказать что-нибудь новое, пока хоть одна из них останется на земном шаре.

С. Буффлер

В центре внимания - методология

Организация Объединенных Наций по вопросам образования и культуры (ЮНЕСКО) на протяжении многих лет уклонялась от проведения в Советском Союзе под своей эгидой научных встреч по проблемам положения женщин. За рубежом считали, что серьезных исследований по этой теме в СССР не велось. В принципе так оно и было: до конца 1990-х гг. специализированных исследовательских центров, занимающихся изучением положения женщин, не было. Мы долго, упорно и небезуспешно доказывали всему миру, что женский вопрос в нашей стране решен окончательно: полное равноправие женщин с мужчинами достигнуто. В итоге советское правительство только в 1981 г. подписало международную Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. И лишь в конце 1991 г. ЮНЕСКО, учитывая демократизацию и перестройку в СССР, дала согласие на проведение в Москве международной встречи ученых по проблеме «Гендерные исследования: состояние и перспективы».

Кроме пленарных заседаний дискуссии развернулись в трех секциях: семья и демографическая политика; женщины и рынок; преподавание учебных дисциплин по женской тематике, женское образование. Программа семинара не предусматривала создания специальной секции по политическим вопросам, однако в «круглом столе» на тему «Женщины и политика», проведенном по инициативе российской стороны, приняли активное участие и зарубежные гости.

Все были единодушны в критической оценке положения женщин в мире. Профессор из США Сюзан Мэгери заявила: «В среднем женщины зарабатывают на 7—27 % меньше, чем мужчины. На нас все еще лежит ответственность за уход за детьми и особенно за престарелыми родственниками. Мы все еще выполняем всю домашнюю работу». Приводились и такие данные Международной организации труда: две трети всего рабочего времени на планете приходится на долю женщин. Между тем они получают лишь одну десятую часть мирового дохода и обладают только одной сотой долей всемирной собственности.

Возвращаясь к дебатам на семинаре, можно сделать ряд выводов. В ходе дискуссий был затронут ряд методологических вопросов, прежде всего — содержание важнейших понятий. В англосаксонских странах понятия «феминистские исследования», «гендерные исследования» и «исследования по проблемам женщин» часто считаются синонимами. Однако в научной практике преобладает традиционное понятие «исследование женских проблем» (или «по проблемам женщин»). Это направление, по словам Хилари Роуз, рассматривается как «научная ветвь женского движения, которая занимается как исследованием, так и обучением. Исследование, обучение, политическое участие являются составными частями и отражением исторического процесса становления женщин».

Выступление Роуз — одно из немногих, в котором была сделана попытка определить хотя бы в самой общей форме содержание гендерных исследований. Но она так и не получила поддержки на семинаре ни со стороны зарубежных, ни тем более отечественных ученых. Создалось впечатление, что наши участники придерживались давно запрограммированных подходов и не пытались установить различие или сходство между гендерными и традиционными социологическими исследованиями женщин.

С моей точки зрения, гендерные исследования — это изучение положения женщин в обществе через призму социальных, социопсихологических и социокультурных особенностей пола. Экономика, политика и социальная среда здесь учитываются, но, как правило, в качестве второстепенных, не решающих, не определяющих обстоятельств.

Понятие «гендерные исследования» в нашей стране к концу XX в. еще не получило широкого распространения в науке (хотя стало активно использоваться в общественной жизни). Предмет этих исследований — социальное положение женщин и развитие женских движений. В социологии несколько недооценивалась роль психологических факторов в социальной жизни, в поведении и мотивациях женщин. Социологи совсем не занимались изучением воспитательно-образовательной функции исследований положения женщин. С развитием работы в этой области стал излечиваться своеобразный «флюс» социологических исследований женского вопроса, долгие годы фактически сводившихся к социологии семьи и досуга.

Отмечу несколько моментов. Во-первых, в постперестроечный период социологи стали уделять больше внимания таким вопросам, как женщины, власть и политика; женщины и рынок; психология женского поведения (в частности, электорального); социализация женщин, их рефлексии. Если раньше мы признавали и институировали исследования социальной роли женщины преимущественно как труженицы, в лучшем случае — как матери и воспитательницы детей, то в 1990-х гг. постепенно стали переходить к социологическому анализу положения женщины во всем многообразии ее социальных ролей и психологических особенностей.

Во-вторых, материалы семинара свидетельствовали о том, что и в нашей стране, и за рубежом существенно изменилось само содержание женского вопроса. В развитых странах, например, женщины добились больших успехов в признании обществом их социально-экономических и политических прав, в защите материнства и детства. Приняты законы и административные правила, охраняющие интересы женщин в системе государственного управления, на производстве, оберегающие их честь и достоинство.

Что значит «женский вопрос»? Термин появился в конце XVI11 — начале XIX в. К нему обращались многие видные ученые в России и за рубежом, исследователи-мужчины и исследовательницы-женщины. Серьезного внимания в этом контексте заслуживает работа профессора В.М. Хвостова «Женщина и человеческое достоинство». Опубликованная в России в 1914 г., она вызвала широкую дискуссию. Вот что писал ученый: «Выдвинутый новейшей историей вопрос о положении женщин в обществе является одним из важнейших вопросов современности... Женский вопрос есть, конечно, вопрос социальный. Речь идет о том, какое положение должна занимать женщина в обществе, соответствует ли положение, преподносящееся в идеал, тому, которое сложилось в действительности, и если не соответствует, то какими причинами вызвано это несоответствие и какими средствами может быть устранено»[1]. Простота этого объяснения позволяет и сегодня использовать его в качестве определения сущности женского вопроса.

Почему женский, а не мужской? Ответ очевиден: именно женщина в любом социуме в силу данных ей природой функций и способностей рожает, воспитывает детей, воспроизводя общество. И от того, какие условия создает общество и государство женщине для совмещения комплекса социальных и биологических функций, зависит, говоря современным языком, качество человеческого капитала. И столько, сколько будет развиваться общество, государство должно нести ответственность за создание соответствующих социальных, духовных, материальных условий женщинам для выполнения ими функции матери, обеспечивать условия для воспитания детей и формирования новых поколений.

Женский вопрос имеет в науке несколько измерений: материальное, экономическое, идеологическое, социальное, психологическое, историческое, правовое и морально-нравственное.

Материально-экономическое содержание предполагает реализацию любых экономических и социальных программ по оказанию помощи женщинам на уровне государства и его бюджета, создание рабочих мест, способных обеспечить занятость женщин в производственной сфере, льготную поддержку для того, чтобы женщина могла выполнять свои производственные обязанности, не отказываясь от выполнения репродуктивной функции.

Правовое содержание женского вопроса заключается в том, что деятельность женщин в сфере любого социального института и организации подлежит правовому регулированию и гарантированному соблюдению предусмотренных конституцией гражданских прав. Реализуя свои конституционные права, женщина может сталкиваться с разным подходом руководящих органов и лиц к соблюдению норм права. Законодательная база реализации социальных и политических прав женщин в государстве очень широкая, в значительной мере регламентированная. Вопрос в том, в какой мере женщина может реализовать свои права на труд, на выбор профессии, охрану здоровья матери и ребенка и т.д. На «осо- бости» этих прав для женщины и их выполнения формируется современное гендерное законодательство: комплекс норм, прав, условий, гарантий, обеспечивающих женщине-матери и труженице соответствующие условия развития.

В ряде случаев спорят о том, нужно ли государству гендерное законодательство, когда имеются общегосударственные правовые нормы, конституция, отраслевое законодательство и т.д. Жизнь доказала, что гендерное законодательство необходимо.

Социальное содержание женского вопроса — идеологическое, морально-нравственное — детерминировано конкретными социальными условиями развития общества на всех этапах. Поэтому, образно говоря, «формат» женского вопроса на каждом этапе развития изменяется, его содержание существенно трансформируется. В 1990-х гг. острые противоречия и конфликты разделяли женщин коренной и некоренной национальностей в России. Трагичны судьбы свыше 600 тыс. беженцев (в значительной части женщин и детей), лишившихся крова.

В идеологическом плане женский вопрос потерял свою одномерность. Плюрализм подходов отражается на признании различных форм взаимоотношений между мужчиной и женщиной, форм брака и семьи, самореализации. В ряде случаев плюрализм подходов к этим вопросам доходит до абсурда. Так, по мнению некоторых американских специалистов, в современных условиях надо рассматривать не два традиционных пола (мужчины и женщины) а пять полов, включая лесбиянок, гомосексуалов и транссексуалов. Однако я считаю, что последние три категории — это не пол, а квазипол.

Главная проблема — пути развития страны — расслаивает как общество в целом, так и его женскую половину. С одной стороны, женщин объединяет их заинтересованность в государственной поддержке образования и здравоохранения, женского труда и социальных гарантий работницам, необходимость улучшения уеловий содержания и воспитания детей. С другой стороны, при переходе к рынку женщины первыми страдают от безработицы, от социального и имущественного расслоения общества, от вытеснения из сферы производства и стремления властей насильно вернуть их в семью, от фактической невозможности отказаться от тяжелой физической работы. Эти перемены объективно ведут к политизации женщин, к необходимости их участия в действиях социального протеста, в работе партий и общественных движений, различных массовых объединений в борьбе за свои интересы и права против усиливающейся дискриминации, что особенно характерно для переломных и переходных периодов общественного развития.

В ходе международной дискуссии отчетливо просматривались два различных подхода к социологическому анализу роли женщин в обществе. Один из них рассматривал женщин как социально-демографическую группу, другой — как уникальное социальное образование, социум, крупную общность, отличающуюся специфическими демографическими характеристиками, многоролевыми функциями и определенным социальным статусом. Я придерживаюсь второй точки зрения: женщины — реально существующая и эмпирически фиксируемая, относительно целостная и устойчивая социальная общность. Они участвуют в социальных и политических процессах, в сферах производства, предпринимательства, культуры и политики.

Представляется совершенно естественным, что в ходе обмена мнениями были проанализированы теория и практика феминизма, фактически не затрагиваемые ранее советской наукой, в том числе социологией. У нас, правда, делались попытки трактовать феминизм либо как теорию, либо как движение женщин против их дискриминации, за полное равноправие с мужчинами в общественной жизни. Истина, как это часто бывает, находится на стыке различных точек зрения. Феминизм — это и теория (концепция) женского движения, и само движение женщин, существующее и развивающееся как в отдельных странах с учетом их национальных и исторических особенностей, так и в международном масштабе.

Для принимавших участие в семинаре специалистов из России и других суверенных государств СНГ сама постановка вопроса о содержании феминистских взглядов была актуальной. Фактически вплоть до настоящего времени феминизм в нашей стране с социологических и социопсихологических позиций серьезно не изучался. Долгие годы на это было наложено идеологическое табу, причем на все без исключения многочисленные направления: от умеренных, либерально-реформистских до крайне радикальных, объявляющих, например, сексуальную сферу (брак, семья, деторождение, отношения супругов) «политикой», отягощенной патриархальными отношениями полов.

Аргументация противников феминизма в нашей стране примитивна. Утверждалось, например, что феминистское движение сугубо элитарное, оторванное от трудящихся женщин, противостоящее их участию в классовой борьбе. Подчеркивалось, что феминизм у нас неприменим, так как его основная цель — достижение политического и социально-экономического равноправия женщин — благодаря государственной политике достигнута полностью и окончательно, а потому женщинам бороться не за что.

На самом деле значение этого первого (и, как оказалось, последнего) семинара для социологов и политологов состоит и в том, что он подтвердил необходимость социологических и политологических исследований концепций феминизма и результатов их претворения в жизнь в отдельных странах, а также в рамках деятельности международных организаций. Позитивный социальный опыт феминизма надо не только изучать, но и дифференцированно использовать применительно к специфике и национальным традициям.

Вместе с тем не могу согласиться с попыткой подмены концепции феминизма положениями о социальной феминологии как научной дисциплины, содержанием которой является изучение положения женщины, и прикладной феминологии, исследующей женский аспект, который неизменно присутствует в рамках других социальных наук — экономики, демографии, этики, психологии.

Такое определение фактически отрицает самостоятельные социологические исследования по социальным проблемам положения женщин и женских движений, стирает грани между предметами различных общественных наук. Необходим самостоятельный социологический и социолого-психологический анализ, не подменяемый некой абстракцией единой целостной концепции положения женщин.

В изучении нуждаются такие вопросы, как эволюция политических установок и поведения женщин в условиях социально-политического плюрализма российского общества, женское экономическое сознание и рыночные отношения, женский менеджмент, женское политическое лидерство, общественное мнение женщин и властные институты, женское электоральное поведение и избирательные кампании, женские элиты, социальные гарантии и социальная защита женщин при переходе к рыночным отношениям, социальная напряженность и женская толпа, а также многие другие практически не затронутые социологией направления исследовательской работы.

Надо ли изучать женское общественное мнение? Среди зарубежных и большинства российских участников встречи вопрос о том, существует или не существует женское общественное мнение, под сомнение не ставился. Зарубежные гости говорили о существовании в западных странах, например в США и Канаде, специальных научных центров, изучающих женское общественное мнение по самым различным проблемам жизни общества и положения в нем женщины.

В условиях режима личной власти исключалась даже постановка вопроса не только об изучении общественного мнения в целом, женского в частности, но и о самом его существовании. Концепция морально-политического единства советского общества не признавала различных оценок в политике. Об изучении мнений различных социальных и половых групп не могло быть и речи. Обследования общественного мнения стали возможны лишь в 1960-х гг., хотя специальных исследований по общественно-политическим проблемам включенности женского населения в реформы не проводилось. При анализе результатов традиционно учитывалась лишь разница мнений по признаку пола. В 1970— 1980-е гг. процесс дифференциации социологических исследований общественного мнения шел медленно, с немалыми трудностями. Наиболее интенсивно изучались сферы труда, производственной занятости женщин, быта и досуга, семьи.

Изучение общественного мнения женщин в условиях демократизации общества стало долговременной научно-исследовательской задачей, порожденной необходимостью смены стратегии и тактики решения женского вопроса в изменившейся конкретно-исторической ситуации. «Женский фактор» стал выступать в роли социального и межнационального регулятора. Нельзя не учитывать, что именно женщины — основная жертва перехода к рыночным отношениям. До 80 % всех зарегистрированных на биржах труда составляют представительницы прекрасного пола.

В обстановке, сложившейся в стране в конце 1980-х — начале 1990-х гг., социологические исследования женского общественного мнения приобрели не только научное, но и практическое значение. Эта работа велась по двум направлениям. Первое— изучение отдельных сторон или аспектов женского вопроса в рамках социологии семьи (Институт социологии); его социальных и демографических аспектов (Институт социально-экономических проблем народонаселения); социологии политики и управления (Российская академия управления, ставшая в 1994 г. Академией государственной службы при Президенте Российской Федерации).

Второе направление базируется на изучении общественного мнения женщин и ведется в рамках исследовательского проекта «Женщины и демократизация. Общественное мнение женщин по социально-политическим вопросам» (в 1990 г. завершен первый этап исследования).

Исследования женского общественного мнения можно развивать по нескольким направлениям:

  • 0 самостоятельные исследования, в которых женщины выступают в качестве субъекта политики и субъекта — носителя общественного мнения;
  • 0 сравнительное изучение оценок общественного мнения женской и мужской части опрашиваемых;
  • 0 вторичный анализ результатов ранее проведенных исследований общественного мнения с обработкой подмассивов по признаку пола;
  • 0 регулярный контент-анализ женской корреспонденции (запросов, поступающих в законодательные, правительственные органы власти, писем в редакции женских изданий, программных документов женских движений, ассоциаций, объединений);
  • 0 в 2000-х гг. к этим методам добавился метод блогосферы (блого- сферный метод), заключающийся в контент-анализе текстов из Интернета.

  • [1] Хвостов В.М. Женщина и человеческое достоинство. М, 1914. С. 24, 16.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >