Гендерная статистика - инструмент количественного анализа в социологии

Гендерная статистика как отрасль статистической науки содержит «статистические данные о женщинах и мужчинах, отражающие их положение во всех сферах жизни общества»[1].

Гендерная статистика позволяет учитывать особенности женщин и мужчин как гендерных общностей и социально-демографических групп при разработке социально-демографической политики государства, а также в реализации принципа равных прав и равных возможностей.

И хотя долго (до 1990 г.) в нашей социологической науке и даже в понятийном аппарате не было понятия «гендер», советская социология и статистика тем не менее издавали специальные статистические сборники, например «Женщины в СССР». Эти материалы издавались Госкомстатом СССР в разные годы. Последний из них вышел в свет в 1991 г.

Сегодня гендерная статистика служит важнейшим инструментом сравнительного количественного анализа социального положения женщин и мужчин, являющихся системообразующими социально-демографическими общностями. Специализированным изданием Росстата с 2000 г. стал сборник «Женщины и мужчины России». Основанием возобновления издания статистических сборников по гендерной структуре населения стало усиление внимания к социальным проблемам женщин, укрепление их роли в обществе (тем более в результате выборов 1993 г., когда впервые была создана женская фракция в Государственной Думе). В связи с институционализацией в международных масштабах категории «гендер» в контексте изучения социального положения женщин и мужчин на IV Всемирной конференции по положению женщин национальные статистические агентства различных государств мира стали выпускать специализированные сборники статистических данных, отражающие гендерную структуру населения и распределение мужчин и женщин во всех сферах общественной жизни.

Основанием усиления внимания к вопросам сравнительного положения мужчин и женщин являлся (и является) заложенный в Конституцию Российской Федерации принцип равных прав и возможностей женщин и мужчин, закрепленный в п. 3 ст. 19 Конституции Российской Федерации: «Мужчины и женщины имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации».

За период с 1990 г. проведено много масштабных социологических исследований по изменению социального статуса женщин. Статистические материалы наряду с эмпирическими результатами социологических исследований обеспечивают научный уровень активно развивающейся гендерной социологии как частной социологической теории и позволяют расширить изучение социальных явлений в контексте их социогендерных особенностей.

Согласно авторской концепции, гендерная асимметрия — это объективная закономерность, проявляющаяся в диспропорции удельного веса мужчин и женщин в конкретных сферах их жизнедеятельности (политике, экономике, образовании и т.д.) и отражающая явное или скрытое неравенство мужчин и женщин по признаку пола. Гендерная асимметрия имеет свои количественные и качественные характеристики, меняющиеся в зависимости от конкретных социальных условий.

Количественно гендерная асимметрия отражает соотношение мужчин и женщин в структуре общества и сопутствующие изменению этого соотношения процессы феминизации, дефеминизации или гендерного паритета. Как в советское время (с 1959 г.), так и сегодня число женщин неизменно превышало и превышает количество мужчин на 9— 10 млн человек. В 1959 г. гендерное соотношение составляло 64,971 млн женщин против 52,269 млн мужчин. Огромные социальные и экономические послевоенные перемены привели к значительному (почти на 12 млн человек) доминированию женщин в общей структуре населения страны: 78,308 млн по сравнению с 68,714 млн мужчин. Однако в дальнейшем динамика существенно меняется: темпы разрыва увеличиваются, и к 2007 г. гендерную структуру российского общества образуют 76,590 млн женщин и 66,164 млн мужчин. Гендерный разрыв возрос до 10,3 млн человек.

Общая тенденция постперестроечного периода и начального этапа формирования российской рыночной экономики проявляется в процессе феминизации общества и в неуклонном сокращении числа мужчин в структуре населения. Процесс феминизации российского общества и сопутствующая ему гендерная асимметрия в пользу женщин отличаются устойчивостью и имеют тенденцию к дальнейшему расширению. Такие структурные сдвиги смогут оказывать существенное влияние на социально-психологическое, экономическое, духовное состояние российского общества, его политическую стратификацию и электоральное поведение населения.

Гендерная асимметрия влияет на социально-профессиональную мобильность специалистов финансово-банковского сектора экономики. В советское время финансово-банковская сфера была самой феминизированной: 91 % занятых в ней составляли женщины. Результаты социогендерных исследований, проведенных под руководством автора, свидетельствуют о том, что эта сфера интенсивно дефеминизируется. Численность женщин, занятых в банках, кредитных организациях, страховых, рекламных компаниях и турагентствах, сократилась к 2002 г. до 69 %. После финансово-экономического кризиса 1998 г. резко обострилась конкуренция по признаку пола между специалистами — мужчинами и женщинами — на рынке труда и занятости по финансово-экономическим специальностям. Кризис породил очередную волну массовой безработицы, которая затронула и финансово-банковскую сферу (с одним из самых высоких на то время в экономике уровнем среднемесячной заработной платы), отличающуюся высоким уровнем образования и профессионализма специалистов, их молодостью и мобильностью (средний возраст — 36,8 лет).

Специалисты эти в своем абсолютном большинстве — типичные представители формирующегося среднего класса. Одним из последствий кризиса августа 1998 г. явился процесс резкого изменения вектора профессиональной мобильности специалистов этой сферы с восходящего на нисходящий, падение социально-профессионального статуса десятков тысяч занятых специалистов, а в конечном счете — торможение процесса становления среднего класса в России, фактическое сокращение его численности.

В образовании гендерная асимметрия оказывает существенное влияние на развитие интеллектуального потенциала общества. Один из выводов, основанных на анализе результатов социо- гендерных исследований, состоит в том, что гендерная асимметрия — не случайный, а постоянно действующий фактор в науке и высшей школе. По мере изменения объективных условий гендерная асимметричность приобретает новые количественные характеристики, содержание и формы. Присущий для российского высшего образования процесс феминизации студенчества и профессорско-преподавательского состава в условиях перехода к рынку меняет свой вектор на противоположный — дефеминизацию, наиболее отчетливо проявляющуюся в сфере экономического образования специалистов финансово-банковского сектора экономики.

Впервые за многие годы в российских вузах и научных учреждениях отмечается процесс дефеминизации аспирантуры — кузницы научно-педагогических кадров, увеличивается удельный вес аспирантов-мужчин (58 %). Одна из главных причин — стремление молодых людей уклониться от службы в армии. Докторантура остается гендерно асимметричной в пользу мужчин (66 %). Гендерная асимметрия в системе высшего образования находит свое продолжение в гендерной структуре безработицы. В отличие от вузов гендерная асимметрия среди школьных учителей продолжает усиливаться в сторону дальнейшей феминизации учительства (85 % женщин в общеобразовательных учреждениях и 98,4 % — в начальной школе), особенно в сельских школах.

Изучение эволюции гендерной асимметрии в различных сферах общественной жизни имеет большое практическое значение для деятельности государственных органов. Они получают возможность своевременно определять бюджетные расходы на развитие высшей школы, подготовку специалистов различных профилей и квалификации, влиять на профессиональную мобильность, формулировать задачи и устанавливать основные направления социальной политики, особенно с целью поддержки семьи и детства, борьбы с насилием в отношении женщин и детей, социальной дискриминацией по признаку пола.

Гендерная структура общества сильно дифференцирована по возрастным когортам, что оказывает существенное влияние на формирование рынков труда, занятости и профессий, а также образовательных услуг. По данным переписи 2002 г., в возрастных когортах от 20 до 29 лет и от 30 до 39 лет соотношение женщин и мужчин паритетно (по 50 %). Это гендерно сбалансированные, симметричные возрастные когорты. Все остальные когорты гендерно асимметричны. Чем старше когорта, тем сильнее выражена гендерная асимметрия. Так, если в группе 40—49-летних соотношение женщин и мужчин составляет 52 % в пользу женщин, то среди 50—59-летних оно доходит до 55 % против 45 %, а среди пенсионеров (60—69-летних) женщины составляют уже 60 %.

В когорте пожилых людей гендерный разрыв еще резче: 69 % женщин против 31 % мужчин. И фактически абсолютный перевес женщин — 81 % против 19 % — в когорте старых людей (свыше 80 лет). Иначе говоря, социально-демографические группы пенсионеров, пожилых и старых людей в российском обществе являются преимущественно женскими. А это интегративный индикатор для формирования социальных программ, особенно по здравоохранению и жилью. В управленческой практике важно учитывать гендерно-возрастную структуру населения в принимаемых региональных программах по социальной поддержке нуждающихся.

При гендерно асимметричной возрастной структуре отмечается большая зависимость между составными элементами триады: рынок труда, занятости и профессий — рынок образовательных услуг — жизнеспособность пенсионной системы. Современный российский рынок труда и профессий характеризуется социальным противоречием между де-юре преобладающим количеством женщин в возрастных когортах 40—59-летних и гендерной симметрией в группах от 20 до 39 лет, с одной стороны, и де-факто преобладанием мужчин в структуре активного трудоспособного населения (т.е. в возрасте от 16 до 59 лет), непосредственно обслуживающего рынок трудовой занятости, — с другой.

Истоками такого противоречия является вынужденный обрыв вертикальной восходящей социально-профессиональной мобильности молодых женщин и специалистов после окончания вузов. Их вертикальная мобильность заменяется в лучшем случае горизонтальной, а чаще всего — нисходящей социально-профессиональной мобильностью молодых работниц, объясняющейся рождением ребенка, переключением социальных интересов женщин в область домашнего хозяйства, их уходом с рынка труда и профессий на несколько лет в семейно-бытовую сферу обслуживания членов семьи.

В итоге гендерная структура рынка труда и занятости отличается явной асимметрией в пользу мужчин, составивших в 2006 г. 71 % (46,056 млн человек) среди трудоспособного городского населения против 59,4 % (44,272 млн человек) среди женщин. Та же тенденция наблюдается среди населения ниже трудоспособного возраста: мужчин больше, чем женщин (17 % против 13,8 %). В целом такое соотношение, отражающее резерв мужских трудовых ресурсов, позитивно для развития рынка труда и профессий. Количество трудоспособного мужского населения в городах растет быстрее, чем женского. Влияние гендерных коррекций трудового поведения женщин делает российский рынок труда и профессий гендерно асимметричным в пользу мужчин и усиливает гендерную конкуренцию на этом рынке. С такой закономерностью гендерного развития демографической структуры рынка труда нельзя бороться, но можно упреждать ее негативные последствия комплексом социальных мер для возвращения трудоспособных женщин на рынок профессионального труда.

Российский рынок труда характеризуется преобладанием предложений женского труда, отличающегося более высокими (по сравнению с мужской миграцией) качественными профессиональными характеристиками. Анализ гендерной структуры миграции показывает, что преобладающую часть среди общего количества прибывших в Россию в 2005 г. мигрантов составляют женщины (54 %, или 1 млн 120 тыс., против 969 тыс. мужчин). Гендерная асимметрия в пользу женщин отмечается и среди выбывших из страны (53 %, или 1 млн 60 тыс. женщин). Особенно ощутима гендерная асимметрия с преобладанием женщин в структуре международной миграции. В 2005 г. 55 % среди прибывших и 53 % среди выбывших составили женщины. В структуре миграции из стран СНГ женщины среди прибывших также преобладают: 55 % против 45 % мужчин. 4 % мигранток и 4 % мигрантов из СНГ закрепляются на российском рынке труда и ассимилируются в его среде. Однако иной вектор направленности гендерная асимметрия демонстрирует в миграции со странами вне СНГ. Здесь большинство прибывших составляют мужчины (53 % против 47 % женщин), но выезжают из России, не сумев закрепиться в окружающей среде, преимущественно женщины.

Особый научный интерес представляет практически неизученный социологами социальный феномен гендерной асимметрии на уровне внутрироссийской миграции. Миграционные потоки и в этом случае преимущественно женские (54 % среди мигрантов). Но в отличие от совокупной международной гендерной структуры мигрирующих в Россию сальдо миграции (соотношение между числом прибывших и убывших) практически равно нулю. Иначе говоря, сколько прибыло женщин-мигранток на внут- рироссийский рынок труда и занятости, столько и выехало. Та же тенденция наблюдается и на внутрирегиональном и межрегиональном уровнях миграции. Видимо, во многом это связано с сезонной миграцией. Мотивация может быть самой разнообразной: от разочарования до краткосрочного решения поставленной задачи за пределом постоянного места проживания.

Качественные характеристики мигрантов особенно интересны по уровню образования. Так, среди мигрантов в возрасте от 14 лет и выше, прибывших в Россию в 2005 г., преобладающее большинство имевших высшее профессиональное образование составляли именно женщины (53 %), как и среди имевших неоконченное высшее образование (59 %). Среди имевших ученую степень доктора наук — женщин 54 %. И только среди кандидатов наук, мигрировавших в Россию, большинство — мужчины (58 %).

Таким образом, гендерная асимметрия в пользу женщин среди прибывающих в Россию мигрантов — явление противоречивое. Важно то, что оно имеет позитивные предпосылки с точки зрения качества трудовых ресурсов, пополняющих российский рынок труда, занятости и профессий.

Сочетание гендерной статистики с эмпирическими результатами социологических исследований позволяет получить наиболее объективную картину социального, политического и экономического положения женщин как самой крупной гендерной общности в российском обществе.

  • [1] Женщины и мужчины России. М.: Росстат, 2008. С. 19.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >