СОЦИОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ИСТОКИ ДЕТСКОГО ДВИЖЕНИЯ: ДЕТСКИЕ КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ

О крестовых походах детей повествуют многие летописцы XIII в., составлявшие свои хроники независимо друг от друга. Летом 1212 г. в разных концах Европы — в Германии и Франции возникли, как бы мы сейчас сказали, «детские волнения»: 11-летний немецкий пастушок Николас рано утром на городской площади громко призывал сверстников к походу на Иерусалим освобождать Гроб Господень. Почти одновременно с ним 12-летний деревенский мальчик-француз Этьен в предместье Парижа пламенно проповедовал Христа и призывал к тому же. Этьен с огромным отрядом детей сначала пришел к королю Филиппу и объявил, что послан самим Богом возглавить поход детей против «неверных» в «Святую землю». Они не просили ни материальной помощи, ни поддержки, но король распорядился отправить детей по домам. Однако юные крестоносцы двинулись к Средиземному морю, терпя трудности и лишения, голод и болезни. Труднее всего было немецкому отряду: их путь лежал через Альпы. В каждом селении дети рассказывали о своей мечте. Это был такой горячий призыв и убеждение в успехе благородной миссии, что местные дети от 5 лет и выше, бросив свои занятия, невзирая на слезы матерей и родных, отправились вместе с юными проповедниками к морю, чтобы переплыть его (вернее, пройти посуху, как древний пророк Моисей) (рис. 6.6).

Фрагмент картины «Крестовый поход детей в XIII веке»

Рис. 6.6. Фрагмент картины «Крестовый поход детей в XIII веке»

Дж. М. Бойса

Они шли предстать перед жестокими турецкими захватчиками, хитрым султаном и кротко попросить освободить Иерусалим. Они ходили по городам и весям, проповедуя Христа и верили в то, что если не смогли ничего сделать хорошо вооруженные взрослые мужчины в предыдущих крестовых походах из-за жадности и корысти своей[1], обязательно сделают безоружные дети.

Финал детских крестовых походов был трагичен: многие из маленьких крестоносцев погибли в пути от голода, холода, лишений самого необходимого. Кого-то из них заманили для работ местные крестьяне, многие заболели и отстали от отряда. Вышедшие к морю дети умоляли переправить их в Палестину. Корабельщики согласились и на семи кораблях отплыли с детьми, но не в Палестину, а ... в Северную Африку, Алжир, где продали «живой товар» работорговцам. Те единицы, которым удалось достичь Иерусалима, пройдя через столько страданий к высокой цели, показав несгибаемую волю и мужество, стали, по сути, мучениками за веру.

По свидетельствам хроник Средневековья, участниками крестовых походов было свыше 30 тыс. детей! Уникальный в древней истории массовый подвиг христианских детей показал, вероятно, мощь и скрытые возможности детского движения.

Для нас при анализе этих исторических фактов важны в целом социально-психологические механизмы группового поведения, групповой динамики этой большой социальной группы — 30 тыс. детей и подростков.

Были ли аналоги этим процессам в истории? В научных моделях английского социоисторика А. Дж. Тойнби и отечественного этнолога Л.Н. Гумилева есть определенные параллели в интерпретации закономерностей развития этносов и малых групп, а также неформальных сообществ, хотя эти закономерности проступают фрагментарно, менее выпукло и наглядно. Поэтому с некоторыми выводами можно не согласиться.

Поразительно, что предельно быстро, всего за два—три месяца кучка разновозрастных бродяжек, словно магнитом по пути следования притягивающая себе подобных из городов и весей, превратилась в огромную армию, как бы руководимую твердой рукой организованной команды. В соответствии с историческими хрониками приходится сомневаться в том, что детьми осознанно руководили взрослые. Единство благородной цели, единство духа, дисциплина и самодисциплина, терпение, без которых невозможно никакое общее дело, упорство и сплоченность — вот что, вопреки всем неисчислимым трудностям и невзгодам, привело в портовый городок около 5 (!) тыс. юных рыцарей.

За столь короткий период эта разрозненная группа приобрела высокий уровень развития (от ассоциации до признаков сплоченного сообщества типа коллектива, по А.В. Петровскому), были сформированы некоторые общие традиции, видимо, собственные правила управления и групповая иерархия. Можно характеризовать это состояние как явную «фазу подъема», когда люди начинают ощущать необыкновенное эмоциональное вдохновение (Тойнби). В теории развития группы этот период аналогичен фазам образования кооперации и коллектива. Члены группы с радостью занимают разные функциональные роли, даже второстепенные, так как чувство единения и ощущение экспансии собственной культуры становится значимее иных чувств и ощущений. Так было среди детей, никто из летописцев не отметил конфликтов, драк (столь естественных в среде подростков) или простого уныния. Это поразительно, особенно если учесть, что у них не было общего языка! По Гумилеву, в этот момент развития общности начинает доминировать психологический императив, характеризуемый словами: «Мы хотим быть великими!».

Безусловно, вожаки этого детского движения обладали харизматическими качествами, по-видимому, особым даром слова и силой убеждения. Двенадцатилетний пастушок Этьен был наделен яркой способностью чудотворений: он возвращал зрение слепым и исцелял калек от недугов одним прикосновением рук, сотворял и другие чудеса. Харизма — в классической трактовке (от греч. charisma — подарок) предполагает наделение личности свойствами, вызывающими преклонение перед ней и безоговорочную веру в ее возможности. Харизматичный лидер — человек, возглавляющий определенную социальную группу благодаря своим исключительным личностным качествам. Взаимоотношения хариз- матичного лидера и группы предполагает полную самоотдачу и всецелую веру обеих сторон.

Социально-психологических знаний о групповой динамике, уровнях развития и лидерстве оказывается совершенно недостаточно для объяснения этого уникального явления в детском движении — детского крестового похода. Каким образом был получен импульс двум обычным мальчикам-пастушкам в разных концах древней Европы отправиться на Святую Землю освобождать Иерусалим? Как сама эта идея мгновенно при обращении к ним необычного сверстника нашла отклик в душах детей Средневековья покинуть матерей, близких, привычный уклад жизни, организованный быт, пусть бедный, но надежный и спокойный, и идти за сотни километров? Возможно ли здесь какое-то внешнее воздействие?

Согласно гумилевской теории этногенеза, этнос — это не социальный феномен, а элемент биоорганического мира планеты. Его развитие зависит от потоков энергии из космоса. Под воздействием очень редких и кратковременных космических излучений происходит генная мутация (пассионарный толчок). В результате люди начинают поглощать намного больше энергии, чем им необходимо для нормальной жизнедеятельности. Избыток энергии выплескивается в чрезмерной человеческой активности, в пассионар- ности. Под воздействием экстремально энергичных людей, пассионариев, происходит освоение или завоевание новых территорий, создание новых религий или научных теорий. Пассионарии в пассионарной теории этногенеза Л.Н. Гумилева — это люди, обладающие врожденной способностью абсорбировать из внешней среды энергии больше, чем это требуется только для личного и видового самосохранения, и выдавать эту энергию в виде целенаправленной работы по видоизменению окружающей их среды. Судят о повышенной пассионарности того или иного человека по характеристике его поведения и психики.

Может быть, мы имеем дело с таким процессом для осмысления детского крестового похода? Вполне вероятно, что детский поход состоялся как пассионарный толчок, однако оборвался на взлете, на фазе подъема, может быть, в силу того, что он был детский? «Пассионарный взрыв» — весьма локальный и кратковременный, возможно, и представляет собой этот феномен — крестовый поход детей, который стал прообразом будущих направлений детского движения.

  • [1] Детскому крестовому походу предшествовали позорные события: в началеXIII в. французские, итальянские и немецкие рыцари в четвертый раз направились крестовым походом, но не против мусульман, а обрушилисьна более легкую добычу — христианское государство, богатую Византию!В апреле 1204 г. рыцари захватили ее столицу Константинополь и разграбили его, показав, чего стоили все пышные фразы о спасении «Гроба Господня». Через восемь лет после этой трагедии и состоялись детские крестовые походы. Невинные и бескорыстные дети верили в его успех.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >