СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ЛИЧНОМ БУДУЩЕМ У ШКОЛЬНИКОВ РОССИИ И США (ПО РИСУНКАМ «Я ЧЕРЕЗ 10 ЛЕТ»)

Исследование образа будущего в картине мира российских и американских подростков по рисункам на тему «Я через 10 лет» проводилось в самом конце XX в. (1999) и в самом начале XXI в. (2002) (рис. 14.9).

Динамика представлений о будущем у 10-11-летних детей

Рис. 14.9. Динамика представлений о будущем у 10-11-летних детей

с 1992 по 2003 г. (сравнительный анализ рисунков детей России и США):

а — российские дети, 1992 г.; б — российские дети, 1999 г.; в — российские дети, 2003 г.; г — американские дети, 1999 г.;

? — профессия; Q — я — сам; Щ — семья.

Содержание всех этих рисунков разделено на три категории (темы):

  • • «Профессия» (если дети рисовали себя в будущем как специалиста в какой-либо области с соответствующими атрибутами);
  • «Я сам/сама» (когда подростки старались выразить какие-то свои будущие индивидуальные черты, внешность);
  • «Семья, дом» (изображения будущей семьи, домашней работы, занятий хозяйством, дома и подобных сюжетов).

Среди различий рисунков американских и российских детей, отнесенных к категории «Профессия», нужно отметить, что американские дети редко изображали себя, а рисовали преимущественно учебные заведения, в которых хотели бы учиться, либо непосредственные атрибуты своих будущих занятий (мяч, перископ и т.п.). При этом, изображая себя, обычно маленького размера, они размещали фигуру не в центре листа, а справа или слева (89% подобных рисунков среди девочек и мальчиков).

В рисунках российских детей преобладала тенденция изображать себя в центре листа и крупным планом. Российские девочки, в отличие от американских, рисуют себя весьма индивидуализи- рованно: с явной детализацией черт лица, особенностей фигуры, разнообразием в одежде. Рисунки американских детей при этом отличаются схематичностью: деиндивидуализированный образ человека «я» с выраженными обобщенными чертами и внешними атрибутами. Все без исключения мальчики видят себя с автомобилем (либо рядом, либо внутри), что говорит об акцентированной потребности ребенка обрести новые возможности, уравняться с взрослыми, а с другой стороны, о неуверенности в собственных силах, отсутствии поддержки извне. С возрастом происходит разделение профессиональных и индивидуальных качеств. Появляются сферы профессиональной деятельности (шофер, летчик, милиционер, пограничник), которые, впрочем, также поддерживают представление о собственной маскулинности.

У американских девочек 10—11 лет также очевидна резкая дифференциация представлений о своем будущем. Ведущим для них, как и для мальчиков, становится представление о своей будущей профессии. У девочек в этом возрасте большое место занимает дом и семья, затем этот интерес снижается.

Работы российских детей композиционно продуманы и разнообразны по тематике. Кроме того, вербальная характеристика рисунков соответствует визуальной, чего нельзя сказать о работах американских детей. Например, русский мальчик пишет, что хочет быть водителем пожарной машины: на его рисунке изображен человек, сидящий в пожарной машине на месте водителя. Или, например, девочка написала, что через 10 лет будет экскурсоводом, и изобразила себя в картинной галерее, рассказывающей группе людей что-то о картине, на которую указывает рукой. В рисунках американских детей наблюдается расхождение между вербальной и графической характеристиками рисунка: дети часто лишь символически изображали то, что написали, некоторые рисунки вообще не соотносились с личностью автора. Сюжет рисунков часто неопределенный, т.е. сложно было определить без пояснений, что имел в виду ребенок. Например, девочка пишет, что хочет быть доктором или учителем, но при этом изображает крупно аббревиатуру Университета штата Флорида, рисует место на географической карте, где он находится, и школьную доску с математическими примерами. Или рисунок мальчика: нарисованы дома, частично спортплощадка и надпись: «Штат Флорида».

Российские мальчики менее склонны рисовать в цветной гамме, часто предпочитая черно-белые цвета (простой карандаш). В выборе будущей профессии американские дети ориентируются прежде всего на спорт. Почти все мальчики рисуют себя в будущем в спортивной сфере. Большинство детей в США ориентируются не на какую-либо специальность, а на учебу вообще, ограничиваясь комментариями к рисунку типа «Я — в университете», «Я — в колледже» (45% среди мальчиков и 50% среди девочек). Только небольшая часть детей (чаще девочки) отклонились от темы спорта или учебы, выбрав конкретные профессии (бухгалтер, морской биолог, врач).

По поводу рисунков российских детей можно сказать следующее. Занятия в будущем, связанные со спортом, предпочли немногие (26% мальчиков и 15% девочек). Наблюдается широкий спектр выбора профессий: большинство мальчиков (39%) видят себя представителями профессий, которые предполагают высокий статус и материальный достаток, например банкир, адвокат (с подписью «богатый»), предприниматель, программист. Девочки тоже предпочитают высокооплачиваемую работу: модельер, служащий компании, юрист.

Что же касается рисунков, отнесенных к категории «Я сам/ сама», надо отметить, что российские мальчики обычно рисуют себя почему-то монохромно простым карандашом (?!). Они, в отличие от девочек, не изображают на себе красивую модную одежду, не вырисовывают четко черты лица. В основном мальчики видят себя во время отдыха: на прогулке, в спортзале, а также с техническими атрибутами — рядом с автомашиной, мотоциклом, возле своего гаража и т.п., звучит и криминальная тема: один мальчик нарисовал себя рэкетиром (?!), другой — на фоне американских прерий в автомобиле — «после ограбления банка», видимо, влияние многочисленных кино-боевиков.

Российские девочки в основном изображали себя на отдыхе, причем весьма красочно. Снова звучит тема материального достатка: «я — возле собственного дома, автомашины» и пр. 10-летняя девочка очень крупно, но без лица изобразила себя директором компании в окружении мужчин — значительно меньших размеров и без признаков индивидуальности.

Американские мальчики рисовали себя преимущественно во время занятий спортом, один почему-то в мусорном ведре (?!), несколько работ вообще не были поименованы. И только рисунок одной девочки может быть отнесен к категории «Я сама», дающий индивидуализированный вариант собственного будущего.

Представления российских и американских детей о будущем в семейной сфере существенно различаются, о чем свидетельствуют рисунки школьников, отнесенные к категории «Семья/дом». Американские мальчики вообще в будущем не ориентированы на семью, а девочки в вербальном плане в первую очередь говорят о карьере, только потом о семье, не изображая ни мужа, ни будущих детей.

Российские девочки видят себя в будущем матерями, однако не упоминают о будущих мужьях. Только две из них изобразили себя в паре, но без детей (видимо, супружеская пара). В рисунках мальчиков настойчиво прослеживается тема достатка, материального благосостояния: изображая будущий дом, они предпочитают особняки, «крутые» дома. Косвенно семья прочитывается лишь в одном рисунке мальчика, который изобразил себя отцом, катающим сына на мотоцикле.

Таким образом, в рисунках на тему «Я через 10 лет» у российских детей ведущим становится представление о своей будущей профессии (девочки — 45%, мальчики — 67%). То же наблюдается и у американских детей. Однако если у российских школьников на профессиональную сферу в будущем ориентированы в большей степени мальчики, то у американских — прежде всего девочки — 78% (мальчики — 65%).

Индивидуализация собственного «я» в будущем преобладает у американских детей среди мальчиков — 35% (девочки — 6%), у русских — среди девочек — 30% (мальчики — 20%).

Что же касается представлений о будущей семье, то у американских мальчиков они вовсе отсутствуют в рисунках, и совсем небольшое количество девочек (16%) видят себя в будущем в семейной сфере. У русских же детей более высокий показатель: 13% мальчиков и 25% девочек видят свое будущее в семейной сфере.

Если проследить динамику представлений российских детей о своем будущем, сравнив результаты наших исследований в 1992 и 1999 гг., можно увидеть, что ориентация на будущую семейную жизнь у подростков в целом уменьшилась, а степень индивидуализации своего «я» увеличилась, особенно у девочек. При этом ведущим остается представление о будущей профессии как у мальчиков, так и у девочек и наблюдается некоторое увеличение ориентации на семью у мальчиков (рис. 14.4, а, б).

В представлениях о будущем между российскими и американскими детьми видны явные различия. Изображение себя в центре листа и вообще свое изображение (напомним, индивидуализирована сама тема рисунка: «Я через 10 лет», где акцентируется личная позиция ребенка) преобладает в рисунках российских детей (около 80%), в отличие от американских, среди которых только пятая часть девочек и мальчиков предпочитают рисовать себя как субъекта собственной жизни — в центре листа. А половина девочек и 41% мальчиков из США вообще не изобразили себя.

Образ будущей семьи у американских школьников почти отсутствует (только 16% девочек). Среди российских детей семейные установки выражены в большей степени у девочек (25%), чем у мальчиков (13%) (рис. 14.4, в, г). Если проследить динамику представлений о будущем, то у российских девочек всего лишь за 6—7 лет явно снизилась семейная ориентация, т.е. начинает преобладать «бессемейная» картина мира. Каковы причины подобной динамики?

В книге видного американского философа и политолога Патрика Дж. Бьюкенена «Смерть Запада» дается всесторонний анализ демографической ситуации в Америке, странах Европы и России. Он пишет, что «западные нации в одночасье утратили все унаследованные от предков семейные ценности»1. Причины этого, по его мнению, кроются в феминизация общества, сексуальной вседозволенности, коллапсе морали и религии, а также в сфере образования. Кризис института брака и «брачного чадородия» обусловлен «смещением западного образа мышления от христианских ценностей — жертвенности, альтруизма, верности — к воинствующему мирскому индивидуализму, сфокусированному исключительно на себе»[1] [2].

У российских школьников сегодня, в начале XXI в., мы наблюдаем явные повторения картины будущего в рисунках американских детей начала 1990-х гг. Всего за несколько лет Россия «догнала» Америку по показателям пессимизма во взглядах на будущее и в отрицании семейных ценностей!

За последние десятилетия в России и в мире кардинально изменились традиционные представления о семье, родительстве (мате- ринстве/отцовстве) у молодежи и детей, и прежде всего у девушек и девочек — будущих матерей. Как показали многочисленные исследования, резкое снижение семейных ценностных ориентаций в последние годы наблюдается уже с самого раннего возраста, и прежде всего у девочек. Вопреки традиции уже с 7—10 лет они видят свое будущее вне семейной сферы (без материнства), либо материнство без брака, либо предполагают наличие интимных отношений вне брака и вне материнства[3].

В России растет поколение, для которого семья не является убежищем от невзгод жизни, супружество и особенно родительство не выглядят жизненной необходимостью. Отсутствие позитивных установок на семью у наших детей сегодня может завтра привести (и приводит!) к формированию негативного отношения молодежи к семье и браку как социальным институтам и личностным ценностям, что не может не повлечь за собой неблагоприятную демографическую ситуацию и сформировать негативные нравственные представления.

У любого подростка происходит активное развитие самосознания и системы ценностных ориентаций, которые обеспечивают вектор дальнейшего развития личности, ее самопроектирование, при этом увеличивается диапазон потенциального социоролевого выбора. «Устремленность в будущее» российского подростка становится основной жизненной задачей его личности и, согласно нашему исследованию, осуществляется по нескольким основным сценариям: 1) репродуктивные модели будущего, ориентированные на воспроизведение стиля жизни своих родителей;

Это я иду в институт, в который поступлю в будущем. Я буду экономистом.

2) гламурные модели, почерпнутые грезы из телепередач и СМИ;

Я бы путешествовала с подругами. Ходила бы в клубы и одевалась модно и ни в чем себе не отказывала. Работала бы в какой-нибудь престижной компании, рекламной например. Если будет время, буду пробоваться в кино, может, меня заметят.

3) зачастую абсурдные, нереальные сценарии.

Я — директор всех банков во всем мире. Я — самый богатый человек. У меня есть квартира на Мальдивских островах. Я через день летаю в космос. У меня великолепная жена и двое детей.

Некоторые подростки озабочены судьбами страны и мира, хотят изменить жизнь к лучшему.

Я буду биологом, создавать лекарство от рака и других страшных болезней.

Комментарии американских детей не так разнообразны, как российских, и в значительной степени приземленно реальны.

Через 10 лет я буду учиться в колледже Флориды, чтобы получить диплом. Я работаю в общежитии.

В этом проявляется некая ограниченность, концентрированность в основном только на учебе и будущей профессиональной деятельности, преимущественно спортивной.

Я — водитель. Я — игрок в бейсбол (мини), скейтбординг.

Есть даже несколько депрессивных ответов. Откуда такое самоуничижение?

Я вижу себя в мусорном баке.

Обращаясь к рисункам «Я через 10 лет», необходимо отметить одну очевидную особенность: около 2/з вообще лишены образа «я» в картине будущего. Складывается впечатление, что американские подростки не видят себя в своем будущем, словно оно будет происходить вовсе не с ними или без них. Как известно, в интерпретации практически любой проективной рисуночной методики отсутствие образа «я» свидетельствует о неприятии, самоотвержении ребенка, его способности или нежелании помещать себя в пространство, им изображаемое[4]. Почему таковы рисунки именно американских детей?

Как у российских, так и у американских школьников ведущим в рисунках является представление о своей будущей профессии. У американцев преобладает тенденция обязательной учебы в университете (колледже), но не определена конкретная специальность, кроме занятий, связанных со спортом. У российских школьников значительно более широкий профессиональный выбор, который, однако, часто мотивируется вознаграждением: не столько интересна работа, сколько «заработок». Меркантили- зация как стремление к материальному благосостоянию (иногда любой ценой) выражается у них в выборе соответствующих профессий. И вообще, тема карьеры у детей конца XX — начала XXI в. выступает постепенно на первый план, что свидетельствует об определенном смысловом и содержательном сдвиге в детской картине мира: если в 1980-х гг. у детей присутствовала опора на нравственные догматы в отношениях к миру, другим людям и к себе самому, как обеспокоенность судьбами мира, глобальными вопросами, а в 1990-е гг. акценты ставятся преимущественно на индивидуально обусловленные потребности личного материального благополучия и высокого социального статуса, то в начале третьего тысячелетия личностные проекции юных россиян еще более индивидуализированы и неоправданно завышены. Тем более непонятным и неожиданным для нас явился тот факт, что в рисунках школьников-американцев прослеживаются некоторая непритязательность, скованность, неуверенность в себе, тревожность, тогда как система воспитания, казалось бы, формирует противоположные качества1.

Проведенное исследование выявило «динамику эпохи» представлений детей о будущем: как и в конце 1980-х — начале 1990-х гг., субъективная модель образа будущего детей и подростков сегодня несколько более позитивна и характеризуется общим оптимистичным настроем. Безусловно, жизненный уровень семей в целом вырос, нет массовых голодных обмороков в школах, характерных для начала 1990-х гг., однако качество жизни как внутреннее психоэмоциональное благополучие ребенка, чувство безопасности и защищенности остается низким[5] [6].

В субъективной индивидуализации собственного «я» преобладает, прежде всего, аспект профессионализации, а также более выраженное стремление к материальному благополучию и культивированию своих достижений. В большинстве рисунков преобладают технократические компоненты изображения. Полоролевые различия в картине мира состоят также в том, что для девочек характерна экстенсивная (перечисление), а для мальчиков — интенсивная (целостный образ) стратегия изображения. Мальчиками лучше освоена тема техники, а девочками — тема естественной природы как окружающего мира. Девочки в представлениях о своем будущем, в отличие от мальчиков, более ориентированы на профессии, требующие широкого вхождения в социальную общность.

  • [1] Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада / пер. с англ. А. Башкирова. М.: ACT; СПб.:Terra Fantastica, 2003. С. 48.
  • [2] Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. С. 70.
  • [3] О морали и досуге современной российской молодежи // Молодежь новойРоссии: образ жизни и ценностные приоритеты: информ.-аналит. бюл. /Ин-т социологии РАН. 2007. Вып. 4. С. 70—71.
  • [4] Ермолаева М.В. Практическая психология детского творчества; Радина Н.К. Прошлое, настоящее и будущее в «истории жизни» выпускников детских домом и интернатов. С. 134-142; Романова Е.С., Потемкина О.Ф. Графические методы в психологической диагностике.
  • [5] URL: http://www.medn.ru/semiy/semya-i-brak-chto-takoe-istoriya/brak-v-ssha.html.
  • [6] О морали и досуге современной российской молодежи.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >