Приход к власти консерваторов во главе с Э. Бонар Лoy

После встречи парламентариев партии тори в Карлтон-клубе и отставки Д. Ллойд Джорджа пост премьер-министра занял Эндрю Бонар Лоу (избранный 23 октября лидером партии тори) — в этот же день он сформировал правительство, состоявшее только из одних консерваторов.

Бонар Лоу в 64 года являлся опытным общественно-политическим деятелем. Он родился в Канаде 1858 г. в семье пресвитерианского священника. Еще в детском возрасте переехал вместе с теткой в Шотландию, где его воспитывали богатые родственники. Политическую карьеру Бонар Лоу начал в 1900 г., впервые завоевав тогда место в Парламенте, где сразу же зарекомендовал себя прекрасным оратором. В Консервативной партии он примкнул к группе, которой руководил ярый империалист и глашатай протекционистской политики Джозеф Чемберлен. С 1911 г. по март 1921 г. Бонар Лоу являлся лидером партии тори в Палате общин, был сторонником протекционистской реформы, накануне войны активно выступал против предоставления Ирландии «гомруля». В годы Первой мировой войны он занимал посты министра по делам колоний (1915—1916) и министра финансов (1916—1918).

Возглавив в 1922 г. правительство, Бонар Лоу принял решение распустить Парламент и объявил о проведении 15 ноября всеобщих выборов. По результатам голосования партия тори одержала убедительную победу, завоевав 345 из 615 мест в Палате общин[1]. В дальнейшем на протяжении большей части межвоенного периода (за исключением 1924 г. и 1929—1931 гг.) консерваторы играли определяющую роль на политической арене страны, выступая или самостоятельно (октябрь 1922 — январь 1924 г., ноябрь 1924 — июнь 1929 г.), или являясь ведущей силой в составе различных коалиций.

Преобладание консерваторов в 1920— 1930-е годы в политической жизни страны было обусловлено рядом причин. Партия тори, как уже отмечалось ранее, имела давние традиции и завершила войну заметно окрепшей и более влиятельной, чем до 1914 г.; она пользовалась поддержкой не только многих состоятельных представителей общества, но и сумела привлечь на свою сторону немало простых британцев — в 1930-е годы около половины рабочих голосовали за консерваторов.

После раскола и ослабления либералов консерваторы превратились в основную партию, выражавшую интересы крупного капитала, чье влияние после 1918 г. заметно возросло. В условиях кризиса старой двухпартийной системы и формирования новой главным оппонентом тори стали лейбористы, которые в 1920—1930-е годы еще прочно не утвердились в роли одной из двух ведущих партий страны. Эти обстоятельства, а также способность лидеров консерваторов проводить гибкую политику в различных сферах жизни общества и осуществлять искусное маневрирование на политической арене позволили тори оставаться на протяжении всего межвоенного периода наиболее авторитетной политической силой в Великобритании.

Лейбористы, несмотря на поражение в ходе голосования в 1922 г., продемонстрировали заметный прогресс по сравнению с предыдущими всеобщими выборами. Если в 1918 г. кандидатов от ЛПВ поддержало 2,2 млн избирателей, то в 1922 г. таких было уже 4,2 млн. Это позволило лейбористам занять в Палате общин 142 места. Одно из них завоевал Р. Макдональд, который вскоре вновь возглавил ЛПВ, став ее парламентским лидером. По результатам всеобщих выборов лейбористы заметно опередили либералов: сторонники Ллойд Джорджа (национал-либералы) получили 62 мандата, последователи Асквита (независимые либералы) — 54.

В сложной для Великобритании международной обстановке начала 1920-х годов правительство консерваторов уделило значительное внимание вопросам внешней политики. Одной из первостепенных стала проблема урегулирования отношений с Турцией. Для этого 20 ноября 1922 г. в Лозанне начала работу международная конференция, в которой приняли участие представители Великобритании, Франции, Италии, Греции, США, Японии, Румынии, Югославии, с одной стороны, и Турции — с другой. Британскую делегацию возглавлял министр иностранных дел Соединенного Королевства лорд Керзон, игравший ведущую роль на этом международном форуме. Подготовка итогового документа затянулась до середины 1923 г., и только 24 июля страны Антанты и Турция подписали мирный договор и конвенцию о режиме черноморских проливов. Этот документ юридически оформил распад Османской империи и определил положение Турции в послевоенном мире. Правительство Кемаля отказалось от всех арабских территорий и обязалось демилитаризовать на 15—20 км прибрежную зону проливов Босфор и Дарданеллы. Кроме того, был ликвидирован финансовый контроль иностранных государств над Турцией, была достигнута договоренность о выведении оккупационных войск с турецкой территории, последователи Кемаля согласились частично выплатить османский долг европейским банкам и т.д.

В основу конвенции о черноморских проливах были положены предложения британской стороны. Для торговых судов устанавливалась полная свобода мореплавания через проливы в мирное время, во время войны (с участием Турции) правом прохода обладали корабли нейтральных государств. Любая страна могла направить в бассейн Черного моря военно-морские силы, которые по численности не превышали самый большой флот одной черноморской державы. Результаты Лозаннской конференции свидетельствовали о том, что Великобритания смогла добиться принятия таких решений, которые в целом отвечали ее интересам в районе проливов и в Черном море, она также смогла восстановить свое влияние в Турции.

В начале 1923 г. консервативному руководству Соединенного Королевства удалось частично облегчить финансовое положение страны — договориться с правительством США о снижении на 30% английского долга. Оставшиеся деньги британская сторона обязывалась погасить в течение 62 лет. Однако подобное решение было лишь относительным успехом С. Болдуина — министра финансов в кабинете Бонар Лоу, так как позднее другие страны-должники (Франция, Италия, Югославия) заключили с США соглашения на более выгодных для них условиях, чем это сделала Великобритания.

В континентальной Европе, разоренной и экономически ослабленной Первой мировой войной, Бонар Лоу стремился не позволить

Франции занять доминирующее положение. В качестве противовеса этой державе английский премьер надеялся использовать Германию. С этой целью британцы пытались не допустить дальнейшего ухудшения экономической ситуации в Германии, добивались сокращения выплат ею репарационных платежей.

В связи с тем что немецкое правительство не выполняло обязательств по выплате репараций, Франция при содействии Бельгии оккупировала 11 января 1923 г. Рурскую область, где располагались основные предприятия немецкой угольной промышленности и черной металлургии. Британия формально заняла нейтральную позицию в этом конфликте. Однако, опасаясь, что ее союзница по Антанте может заметно укрепить свой экономический потенциал и усилить влияние в Европе, Великобритания, по сути, добивалась поражения Франции. Как справедливо писал видный советский историк В. Тру- хановский, Соединенное Королевство фактически поощряло немецкое правительство проводить политику «пассивного сопротивления»[2]. В конце концов, Франция оказалась в международной изоляции и с 1924 г. начала выводить войска с территории Рура. Таким образом, Лондон продемонстрировал Парижу, что без его участия вряд ли удастся решать сложные международные проблемы.

  • [1] В 1922 г. на избирательные участки пришло 71,3% избирателей. В ходе почтивсех последующих всеобщих выборов, которые проводились в Великобритании в XX столетии, число участников превышало 70%. Подобный высокийпоказатель свидетельствовал о том, что британцы, воспитанные в демократических традициях, с большим уважением относились к высшему законодательному органу власти — Парламенту, который рассматривали в качестве органа,способного гарантировать стабильное развитие страны и адекватно выражатьинтересы британских граждан.
  • [2] Трухановский В. Внешняя политика Англии на первом этапе общего кризисакапитализма (1918-1939). — М.: Издательство Института международных отношений, 1962. С. 132-133.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >