МОНАСТЫРСКАЯ КУЛЬТУРА РОССИИ В XIX - НАЧАЛЕ XXI СТОЛЕТИЯ

ДУХОВНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЕ СЛУЖЕНИЕ ИЕРАРХОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В XIX ВЕКЕ

Общее состояние Русской Православной Церкви и монастырской культуры в целом в конце XVIII и начале XIX века было ознаменовано значительными благотворными преобразованиями, предпринятыми в период своего недолгого царствования (1796-1801) императором Павлом I, ментальность которого «по контрасту с волътерианской порой царствования его матери, слагалась благоприятно в сторону всяческого благоустройства Церкви»[1] [2]. Святейший Синод провел ряд благоприятных для Церкви законов, которые развивались и совершенствовались в течение XIX века. В 1797 и 1799 гг. по годовым государственным сметам штатные оклады казны на духовное ведомство были увеличены вдвое; в 1797 г. участки земли для архиерейских домов также удвоились, и, кроме того, были отведены архиереям и монастырям мельницы, рыбные ловли и другие угодья.

В XIX веке отношение русского правительства к монастырям и монашеству, в сравнении с XVIII столетием, было весьма благоприятным, и наконец-то, как отмечает доктор церковной истории протоиерей Владислав Цыпин, «в народном благочестии, в православии, в монашестве, власти научились видеть одну из самых твердых духовных опор государства»^, что выражалось в конкретных действиях и поступках русских государей.

Так, император Александр I любил посещать православные обители и беседовать с духовно опытными подвижниками и старцами. Известно, что некоторые представители монашества предсказали Государю великую победу над Наполеоном. При нашествии французов митрополит Платон (Левшин), о чем упоминалось выше, писал императору и предсказал торжество России[3]. В 1812 году монах Александро-Невской Лавры Авель предсказал Александру I взятие Парижа. В 1816 году в Киеве царь исповедовался у иеросхимонаха Вассиана, а в 1823 году он посетил иеромонаха Амфилохия в ростовском Спасо-Яковлевском монастыре. В 1825 году в Александро-Невской Лавре император беседовал со схимником Алексием, а также посещал Валаамский монастырь, где встречался с известным подвижником, старцем Николаем. Весьма позитивно относились к монастырям и монашеству Николай I и Александр III. Наилучшим периодом для развития Русской Православной Церкви считается время правления императора Николая II[4].

Таким образом, «Русская Церковь, прожившая это столетие под режимом архаической формы неограниченной монархии... несмотря на все лишения и трудности, взошла на высшую ступень своего развития во всех отношениях»[5]. Главное содержание иноческого подвижничества XIX века было в том, что «монашество переживало подлинное духовное возрождение. После ряда катастроф, выпавших на долю монастырей при Петре I, Анне и Екатерине II, они вновь восставали из разрухи как очаги духовной жизни, как живые свидетели неотмирности и святости Церкви»[6].

Определяя особую значимость нравственной и социокультурной миссии иерархов русского монашества в XIX веке на фоне упомянутых благоприятных событий, отметим, что возрождение и дальнейшее развитие монастырской культуры, а также решение вопросов религиозного просвещения общества в период царстования Николая I осуществлялось благодаря содействию и покровительству всеми признанных духовных лидеров и столпов Русской Православной Церкви — Московского митрополита Филарета (Дроздова) и Киевского митрополита Филарета (Амфитеатрова).

Святитель Филарет, в миру Василий Михайлович Дроздов (1782— 1867), стал митрополитом Московским и Коломенским в 1826 году. Он является автором ценных научно-церковных трудов. Своей личностью и неутомимой созидательной деятельностью Святитель оказал огромное, влияние на православное русское общество. Не случайно период его церковного управления часто называют «веком Филарета». Благодаря своему духовному авторитету, митрополиту Филарету Московскому, как одному из просвещеннейших людей своего времени, приходилось решать высшие дела церковного и государственного управления. Таким был вопрос о духовных училищах, к разработке которого он был призван еще прежде своего святительства и о решении которого в продолжение всей своей последующей деятельности заботился, а также вопрос о переводе Священного Писания на русский язык.

Огромное внимание митрополит Филарет уделял центральному пункту внутренней политики в начале царствования императора Александра II — освобождению крестьян от крепостной зависимости: в 1861 году свт. Филарету было поручено написание Манифеста об освобождении крестьян[7]. Значительное место в трудах Святителя занимает также вопрос о взаимоотношениях Церкви и государства, рассуждение о возвышении духовенства. Митрополит Филарет (Дроздов) был глубоко убежден, что для возвышения духовного сословия, для большего сближения Церкви с обществом необходимо, чтобы вельможи и благородные мужи

«чаще и усерднее вместе с епископом окружали алтарь Господень... и подавали назидательный пример народу, который довольно прилежно окружает епископа в праздники духовные»[8] [9].

  • [1] Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Минск: Экзархат, 2007.Т. 2. С. 576.
  • [2] Протоиерей Владислав Цыпин. История Русской Православной Церкви.Синодальный и новейший периоды (1700-2005). Издание Сретенского монастыря.М„ 2006. С. 239-240.
  • [3] Поселянин Е.Н. Русская Церковь и русские подвижники XVIII века. Санкт-Петербург, 1905 (репринт). С. 105.
  • [4] Протоиерей Владислав Цыпин. Указ. соч. С. 240,296.
  • [5] Там же. С. 577-579.
  • [6] Протоиерей Владислав Цыпин. Указ. соч. С. 245.
  • [7] Яковлев А.И. Лекции по истории Христианской Церкви. М.: Паломник,2006. С. 288.
  • [8] Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский). Митрополит Филарет о Церкви и государстве. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2005.С. 26.
  • [9] Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века.М.: Вербум-М, 2002. С. 288.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >