ДУХОВНОЕ ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВО И НАСТАВНИЧЕСТВО В СОВЕТСКИЙ И ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОДЫ. ВОЗРОЖДЕНИЕ МОНАСТЫРСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Самыми трудными и разрушительными для Церкви, по воспоминаниям митрополита Питирима (Нечаева), были годы с 1963 по 1967, однако и в этот тяжелый период активная созидательная деятельность Русской Православной Церкви и, прежде всего, представителей монашества не ослабевала: к 1981 году в центре Москвы были сооружены два церков- [1]

ных дома, в которых развернул свою работу Издательский отдел, получивший международную известность436. Сам митр. Питирим с 1962 по 1994 годы руководил издательским отделом Московского Патриархата. Под его руководством был подготовлен к изданию ряд уникальных древне-русских рукописей. В те же годы он был главным редактором Московской Патриархии, и при его участии публиковались выдающиеся работы православных богословов. Так, к примеру, было подготовлено к изданию рукописное наследие русского мыслителя и священника Павла Флоренского, переводы с французского сочинений философа и богослова В.Н. Лосского, а в дальнейшем — к празднованию тысячелетия Крещения Руси — был подготовлен и издан полный корпус богослужебных книг Русской Православной Церкви (более тридцати наименований).

В советский период не прекращалось и дело духовного окормления народа, остро нуждающегося в эпоху тоталитаризма, атеизма и культурно-нравственного оскудения общества в наставлениях и советах духоносных старцев, их молитвенного делания, которое является, по сути, таким же общественным, как и дело благотворительности. Этот нелегкий период дал отечественной жизни и культуре образцы высокой духовности, не превзойденной до настоящего времени. Некоторые из этих примеров заслуживают особого внимания.

На протяжении многих лет в знаменитом Свято-Успенском Псково- Печерском монастыре осуществлял служение выдающийся подвижник благочестия XX века архимандрит Иоанн (Крестьянкин), который внес значительный вклад в дело духовно-нравственного возрождения Православной России, пастырским словом и многочисленными печатными трудами воздействуя на умы и сердца братии и паломников. В контексте преемственности русской православной аскетической традиции отметим, что еще в послевоенное время, в 50-е годы Свято-Успенский Псково- Печерский монастырь принял в свое братство группу валаамских старцев, возвратившихся в Россию из Финляндии. Под покровом Пресвятой Богородицы собрались в ту пору удивительные подвижники благочестия и светильники православной духовности: схиигумен Лука (Земсков), ие- росхимонах Михаил (Питкевич), монах Борис (Монахов) и другие. Вместе с печерскими старцами Симеоном (Желниным), Афиногеном (Агаповым) и прибывшим в обитель на покой митрополитом Вениамином (Фед- ченковым) образовалось единое братство искателей «умной красоты». В их молитвенном и пастырском подвиге были представлены лучшие традиции русского православного подвижничества и старчества, которые свято хранил и продолжил архимандрит Иоанн (Крестьянкин)[2] [3].

Отец Иоанн (в миру Иван Михайлович Крестьянкин) родился 11 апреля 1910 года в городе Орле в благочестивой многодетной христианской семье и, проявив с детских лет высокую религиозность, уже с тринадцати лет избрал монашеский путь. Благодать священства о. Иоанн принял от

Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского) в храме Рождества Христова Измайловского района города Москвы 25 октября 1945 года, где прослужил до 1950 года, одновременно обучаясь с Московской Духовной Академии. В ночь с 29 по 30 апреля этого же года отец Иоанн был арестован по ст. 58 п. 10 УК РСФР, после чего был репрессирован на семь лет лишения свободы лагерного режима. После отбывания заключения 15 апреля 1955 года батюшка был освобожден досрочно без права проживания в Москве и Московской области и продолжал ревностно служить на разных приходах Рязанской епархии, а 10 июня 1966 года был пострижен в монашество с именем Иоанн в честь святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Знаменательно то, что постриг совершил известный глинский старец схиархимандрит Серафим (Романцов) в г. Сухуми[4].

С 5 марта 1967 года иеромонах Иоанн начал свое служение в Псково- Печерском монастыре: 13 апреля 1970 года он был возведен в сан игумена, а 7 апреля 1973 года — в сан архимандрита. Возрождение Псково- Печерской Лавры как духовно-культурного центра России и монастырской жизни связано с трудами высокого носителя Духа, ныне известного всей стране архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Для духовного наставления, за советами по самым разным насущным вопросам к старцу устремлялись паломники из всех регионов России и из-за рубежа, при этом следует подчеркнуть, что к о. Иоанну обращались и высокопоставленные лица, и представители интеллигенции, деятели культуры, науки, искусства. В числе его духовных учеников были знаменитые политики, актеры.

Открытость монашеского служения миру, готовность откликнуться на духовные запросы нуждающихся в пастырском наставлении и поддержке в социальном подвиге о. Иоанна (Крестьянкина) реализовались максимально полно. Так, известно, что ездил к старцу Борис Ельцин; 2 августа 2000 года перед первой инаугурацией к старцу приезжал Владимир Путин. Жена Булата Окуджавы Ольга вспоминает, что приезжала к батюшке в Псково-Печерский монастырь за советом, поскольку очень переживала, что муж ее не крещен и равнодушен к вере. Старец дал ей наставление, которое осуществилось через пятнадцать лет после этой встречи: Булат Окуджава, умирая в Париже, неожиданно попросил окрестить его, и, поскольку звать священника было уже поздно, Ольга сама окрестила мужа с именем Иван, как и посоветовал ей батюшка. Актриса Екатерина Васильева утверждает, что отец Иоанн изменил ее сознание и жизнь, а также судьбу ее сына, который стал священником[5].

По воспоминаниям епископа Венского и Австрийского Илариона (Алфеева) — ныне митрополита — имя о. Иоанна (Крестьянкина) было окружено всероссийским почитанием; тысячи людей со всей России стекались в Псково-Печерский монастырь — один из немногих духовных центров, которые остались не закрытыми и не разрушенными в советские годы. Перед дверью кельи старца его всегда ожидали посетители, а когда он шел в храм на богослужение, паломники окружали его плотным кольцом. Для каждого отец Иоанн находил доброе, участливое слово, каждого умел обласкать, утешить, духовно укрепить. У батюшки была характерная манера сажать собеседника рядом с собой и во время разговора класть руку на его плечо, а иногда даже упираться лбом в лоб собеседника.

От отца Иоанна всегда исходила необыкновенная теплота и энергия. По окончании беседы отец Иоанн помазывал посетителя освященным маслом, давал с собой иконки, антидор, снабжал духовной литературой, которой в то время так не хватало. Советы о. Иоанна были простыми и

490

здравыми .

«Если у Вас болит душа, — говорил о. Иоанн, — то хорошо, что она болит. Это гораздо полезней всех лекарств и самое сильное лечебное средство, посылаемое Богом! Стоять в вере надо, что бы с Вами не происходило, до самой смерти! Самая деятельная помощь своим близкимэто молитва. Молитесь за своих родных и близких как можно чаще!»[6] [7]

Архимандрит о. Иоанн был духовником нынешнего настоятеля подворья Псково-Печерского монастыря в Москве — Сретенского монастыря — архимандрита Тихона (Шевкунова), который высказал собственное убеждение в том, что «отец Иоаннодин из очень немногих живущих в наше время людей, которым Господь открывает Свою Божественную волю и о конкретных лицах, и о событиях, происходящих в Церкви и в мире. Наверное, это самое высшее проявление любви к Богу и преданности Его святой воле, в ответ на которые Господь открывает подвиж- нику-христианину судьбы людей, делает такого человека Своим сотаин- ником»[8]. Социокультурная и духовно-нравственная миссия самого архимандрита Тихона (Шевкунова) в настоящее время свидетельствует о том, насколько бережно и непреклонно реализуются идеи старца о. Иоанна в делах его духовных чад.

Среди множества свидетельств о высоком уровне молитвенного и духовно-культурного служения батюшки выделим воспоминание ученого, иконописца, реставратора, искусствоведа, православного культуролога Саввы Ямщикова, который в 1964 году работал в научно- исследовательской экспедиции в Рязанской области, где составлял опись и ставил на учет уникальные иконы в малочисленных действующих церквях, и именно там познакомился с о. Иоанном. Иконописец был поражен любовью, доброжелательностью и просвещенностью Старца, который принял активное участие в обсуждении научных задач экспедиции и привел убедительный пример Новгородского митрополита Арсения (Стадницкого), собиравшего иконы и помогавшего организовывать Новгородский историко-церковный археологический музей493.

Особое место в духовном и социальном служении о. Иоанна занимает его писательская деятельность, значение которой для наших современников чрезвычайно велико. Богословские труды старца, его письма, проповеди, наставления позволяют назвать архимандрита Иоанна (Крестьянки- на) видным церковным писателем XX века. К числу книг о. Иоанна, изданных Свято-Успенским Псково-Печерским монастырем, принадлежат: «Опыт построения исповеди», «Проповеди Архимандрита Иоанна», «Размышления о бессмертной душе», «Письма Архимандрита Иоанна», «Настольная книга для монашествующих и мирян», «Мир вам и благоволение Божие», «Видевше Свет вечерний. Встреча со старцем»494.

Указанные труды увидели свет уже в настоящее время, но аккумулированный в них уникальный опыт духовной жизни Старца, ушедшего от нас в 2006 году, свидетельствует о непреходящем значении его творчества для отечественной культуры и современного человека, которому были адресованы последние мысли о. Иоанна по самым актуальным проблемам личности, семейного воспитания, общества, государства.

Среди замечательных подвижников благочестия духовных наставников советской эпохи нельзя не назвать архимандрита Серафима (Тяпоч- кина), в миру Димитрия Александровича (1894-1982), родившегося в благочестивой христианской семье знатного происхождения. Отца Серафима уже при жизни народ считал святым. Старший брат Димитрия — Константин служил в кадетском корпусе и в 1922 году был расстрелян большевиками; брат Александр погиб в годы революции, а младшему было суждено стать известным старцем, ггоаведником, молитвенником и истинным служителем Церкви Христовой495.

Тяга к духовной жизни проявилась у Димитрия с раннего детства, а особое благоговение он испытывал к преподобному Серафиму Саровскому. Блестяще завершив обучение в Холмской духовной семинарии, он поступил в духовную академию, но в 1918 году она была закрыта. Глубокое воздействие на юношу в годы учебы оказали лекции таких видных служителей Церкви и богословов, как митрополит Антоний (Храповицкий), епископ Феодор (Поздеевский), архимандрит Илларион (Троицкий), впоследствии архиепископ Крутицкий, священник и философ Павел Александрович Флоренский и другие. Посетил академию и совершил богослужение в академическом храме Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, что не могло не произвести благодатного впечатления на будущего подвижника. Пастырская деятельность Димитрия Тя- почкина прервалась в 1941 году, когда он был арестован и приговорен

  • 493 «Земной ангел и небесный человек». Жизнь и труды старца архимандрита Иоанна (Крестьянкина), по документам монастырского архива. Указ. соч. С. 18- 20.
  • 494 Там же.
  • 495 Правденик наших дней. Белгородский старец архимандрит Серафим (Тя- почкин). 2-е изд., испр. и доп. / Сост. протоиерей Николай Германский, п. Ракитное, Белгородская и Ставропольская епархия, 2006. С. 14.

сначала к десяти, а затем еще пяти годам ссылки в северном городе Игарка.

После освобождения из мест заключения в 1959 году некоторое время отец Димитрий был настоятелем прихода в Днепропетровске, где снискал любовь и уважение прихожан, а вскоре, в 1960 году принял монашеский постриг с именем Серафим в Курском Сергиево-Казанском соборе, который строили родители преподобного Серафима Саровского. Так промыслительно воплотились детские впечатления и душевные устремления подвижника. Знаменательным фактом этого важнейшего в жизни отца Серафима события явилось и то, что благословение на постриг он получил в Глинской пустыни от известного старца XX века архимандрита Андроника (Лукаша), также прошедшего ссылку на Колыме и закалившего православную веру в годы репрессий.

С октября 1961 года отец Серафим (Тяпочкин) начал свое пастырское служение и духовное наставничество в Свято-Никольском храме поселка Ракитное. Его вспоминают как глубокого и проникновенного молитвенника, строгого аскета, праведника, отличавшегося любовью к людям, особым смирением, кротостью, отзывчивостью и чрезвычайной мягкостью характера, что соответствует словам апостола Иакова: «Мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых дел, беспристрастна и нелицемерна» (Иак. 3. 17).

В последние двадцать лет своего служения о. Серафим стал духовным наставником для беспрерывно умножающейся паствы; по его молитвам происходили чудесные исцеления, он оказывал помощь всем нуждающимся. Архимандрит Серафим (Тяпочкин), пройдя вместе с десятками тысяч верующих людей тяжелые испытания в голы гонений, «окреп духовно и последние годы своей пастырской жизни явил образ поистине святой преподобнической жизни»[9].

Церковная служба Старца была особенно проникновенной, во время проповеди он всегда плакал, и прихожане не могли удержаться от слез. Батюшка непрестанно молился, и молитва его не прекращалась даже в беспамятстве, на смертном одре. Его чудотворная молитва многим помогает и сейчас. У старца Серафима остались духовные чада, последователи; среди них известен «старец любви», как его называли, — благодатный подвижник иеросхимонах Иоанн (Бузов, 1926-2002), которому еще в юности посчастливилось видеть знаменитых старцев-молитвенников советской эпохи Кукшу (Одесского) и игумена Иосифа (в схиме Амфило- хия), своим служением в Почаевсокй лавре оказавших глубокое воздействие на духовное становление о. Иоанна. Иеросхимонах Иоанн (Бузов) на всем протяжении своего служения никогда не остывал в вере, был всегда приветлив, сердечен, обладал жертвенной любовью к ближним[10].

Среди духовных сыновей архимандрита Серафима (Тяпочкина) и яркий представитель церковной культуры, широко известный в настоящее время иконописец, архимандрит Зинон (Теодор), который стал одним из тех деятелей церковного искусства, кто начал возрождать живую традицию иконописи, прерванную в России в начале XX столетия. Отец Зинон (в миру Владимир Михайлович Теодор, 1953) родился на Украине и еще юношей, студентом Одесского художественного училища, почувствовал призвание к монашеской жизни и иконописному творчеству. По благословению о. Серафима он поступил в 1976 году в Псково-Печерский монастырь и здесь же принял монашеский постриг, выполняя свое основное послушание — иконописание, которые о. Зинон определяет как «соборное творчество, как и все церковное искусство, поэтому иконописец лишь соавтор отцам Церкви — они-то и есть первые иконописцы»[11].

В 1978 году о. Зинон, по благословению Святейшего Патриарха Пимена, был принят в братство Троице-Сергиевой Лавры, а с 1984 по 1985 год трудился в Свято-Даниловой обители, после чего продолжил служение в Псково-Печерской Лавре. Всего лишь за год с небольшим для Покровской церкви им, совместно с помощниками, было написано около тридцати икон.

В 1984 году о. Зиноном написана икона святого благоверного князя Даниила — создателя «первого на Москве» монастыря (1282). Как отмечают специалисты, по глубине духовного содержания — это один из лучших образов в современном церковном искусстве.

  • [1] http:www.cvetoslov.org/index.php/person/! l-svs/29-fg
  • [2] Русь уходящая. Рассказы митрополита Питирима. СПб., 2007. С. 281.
  • [3] Составитель архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Настольная книга для монашествующих и мирян. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 2007.С. 7-8.
  • [4] «Земной ангел и небесный человек». Жизнь и труды старца архимандритаИоанна (Крестьянкина), по документам монастырского архива. Свято-УспенскийПсково-Печерский монастырь, 2006. С. 13-17.
  • [5] Иеродиакон Софроний (Макарицкий). Старец Курской-Коренной пустынииеросхимонах Иоанн (Бузов). М.: Благословение, 2008. С. 520-523.
  • [6] Составитель Илья Шполянский. Светлый старец отец Иоанн Крестьянкин.Жизнеописание, воспоминания о батюшке, письма к духовным детям. М.: Образ2007. С. 42.
  • [7] Протоиерей Михаил Малеев. Старцы XX столетия. Подвижники веры иблагочестия. М.: Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Братцево, 2005. С. 20.
  • [8] Светлый старец отец Иоанн Крестьянкин. Указ. соч. С. 47.
  • [9] Там же. С. 172.
  • [10] Иеродиакон Софроний (Макарицкий). Старец Курской-Коренной пустынииеросхимонах Иоанн (Бузов). М.: Благословение, 2008. С. 49.
  • [11] Протоиерей Михаил Малеев. Старцы XX столетия. Подвижники веры иблагочестия. М.: Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Братцево, 2005. С. 25.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >