Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Мир политики. Философское измерение

Дж. Вико и К. Маркс: где границы «делания» истории?

Рассмотрение интереса в качестве ведущего мотива политики (Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Дж. Локк) служит важным шагом к созданию картины мира политического, приближающейся к непредвзятой картине естественной истории, свободной от возмущающего воздействия субъективных предпочтений. Но довольно скоро становится ясно, что интерес всегда субъективен, так как «человек, действующий исходя из своих интересов, зависит от убеждений (верований) в том, что для него хорошо или предпочтительно»[1]. Для Гоббса это служит основой разграничения естественной (где нет элемента субъективности) и социальной истории (где он очевидно присутствует даже в объективных основаниях): в природе являет себя искусство Бога, в обществе — искусство человека: «причины естественных вещей не в нашей власти, но в Боге, и мы не можем вывести их качества из этих причин... но мы сами создаем принципы, становящиеся причинами справедливости и несправедливости (законы и соглашения)»[2].

Итальянский мыслитель Джамбаттиста Вико (1668—1744) делает отсюда вывод, что мы можем познать историю, потому что сами ее делаем, а Карл Маркс (1818—1883) усиливает эту позицию положением, что «история — не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека»[3], а ее «обстоятельства изменяются именно людьми»[4].

Утверждение идеи свободы, ответственности человека в истории, трактовка политики как акта творения истории имеют и обратную сторону: способствуют формированию уверенности в независимости от наличных обстоятельств, практически снимая вопрос о пределах социальной активности, вопрос о том, как далеко человек может зайти в преобразовании социальной действительности. В радикальных политических движениях XX в. эти границы отрицались, а политика превращалась в акт творения истории.

Вообще практически во всех философских и политических учениях считалось, что таким пределом служит сам человек, его неизменные сущностные качества. Они могут быть разными в зависимости от предпочтений, но они всегда в человеке присутствуют и определяют основные черты его бытия. В «Тезисах о Фейербахе» Маркс предлагает иную трактовку сущности человека, отказываясь от рассмотрения ее в качестве неизменной константы: «сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть ансамбль общественных отношений»[5], изменяющийся со сменой этих отношений, что может происходить как естественным, так и организованным путем. Русский последователь Маркса — В. И. Ленин (1870—1924) это положение еще более радикализирует, рассматривая политику как механизм творения истории, состоящий из таких элементов, как идеология (овладевая массами, она становится материальной силой) и организация (основное средство материализации идеи).

  • [1] Ball Т. Op. cit. Р. 59.
  • [2] Ball Т. Op. cit. Р. 95.
  • [3] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 102.
  • [4] Там же. Т. 3. С. 2.
  • [5] Там же. С. 3.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы